Очистка выборов от воли избирателей.

Чтобы избирательные законы стали еще хуже, их совершенствуют.

(Наблюдения 1989-2003 гг.)


На днях вводятся поправки в закон о СМИ. Они возрождают сталинскую идею
коллективной ответственности народа за действия своих отщепенцев в СМИ.
Например, 3 корреспондента в разных местах страны нарушили закон. Но так как
все они работали на одном телеканале, то накажут не их, и не их начальников,
а весь народ - отключив этот канал на время выборов. Конечно, цивилизованно,
через суд, по прописанной процедуре. По сравнению с бессрочной депортацией
всего народа довольно гуманная воспитательная мера.

Выборы бывают двух типов. На одних народ выбирает себе власть. На других -
100% явкой демонстрирует власти свою лояльность голосованием за
единственного кандидата. От первого типа выборов мы постепенно возвращаемся
ко второму. Пока за неявку на выборы не карают, но в закон уже заложена
возможность сделать результаты выборов независимыми от воли избирателей.

Сверхзадача избирательных законов, принимаемых действующей властью, -
обеспечить сохранение этой власти, легитимацию ее с помощью общепринятых
демократических процедур.

Нормы законы о выборах специально таковы, что нарушение их кандидатами,
реально претендующими на победу, заведомо обеспечено. Далее вступают в игру
другие нормы, позволяющие законно проявлять разный подход к одинаковым
нарушениям желательных и нежелательных кандидатов. После законной отмены
регистрации нежелательных кандидатов народу будет гораздо легче сделать
правильный выбор из правильных кандидатов.

За 10 лет конституция без единой поправки превратилась из конституции
прямого действия в конституцию прямого игнорирования. Игнорировали ее все, и
законодатели, и президент, и ЦИК. Приведу самый невинный пример, последний
закон о выборах президента. В нем 81 млн., 81% избирателей России лишаются
права поддержать своими подписями выдвижение президента Путина на второй
срок, даже если все они рвутся это сделать. Если они все поставят подписи в
поддержку Путина, эти подписи не зачтут. Потому что подписанты живут слишком
кучно, в 39 субъектах федерации. А не в 40 и более субъектах федерации, как
того требует закон. Хотя в 19-й статьи конституции государство гарантирует
равенство прав граждан независимо от места жительства. По конституции
подписи москвичей или сибиряков должны быть равноценны. Но кто же из
серьезных людей воспринимает конституцию всерьез. Возникает вопрос, если
законодатели игнорируют конституцию, почему другие граждане будут более
уважительно относится к этим законам.

Ранее принятый закон о гарантиях избирательных прав решил две застарелые
проблемы - построение гражданского общества и правильного подсчета голосов.

В результате гражданское общество было не только построено, но и с руками за
спину этапировано примерно в 1935 год, когда еще не было сталинской
Конституции, и были "лишенцы" - люди, лишенные избирательных прав. Теперь
весь народ, (за исключением делегатов партсъездов) лишен права на выдвижения
кандидатов. Хотя та же 19-я статья конституции гарантирует равенство прав
партийных товарищей и беспартийных граждан.

Закон решил и проблему правильного подсчета голосов. Педантичные немцы в
1932 году правильно подсчитали голоса - получили Гитлера и вторую мировую
войну. У нас такого не может быть, потому что в закон заложена возможность
не просто правильного подсчета голосов, а политически правильного подсчета
голосов. Грубые, невоспитанные люди называют это фальсификацией. Какая же
это фальсификация, если она не противоречит закону.

Многим кажется, что нарушение избирательных прав - один из видов нарушения
избирательного законодательства. Но в Гражданском процессуальном кодексе эти
понятия искусственно разведены. Круг избирательных прав предельно сужен.
Например, избиратель имеет право проголосовать, но честного учета его голоса
он не имеет права ни требовать, ни просить, ни надеяться на это, ни
жаловаться на то, что его голос был учтен неправильно.

Фальсификация итогов голосования проходит по разделу "нарушение
избирательного законодательства". А на эту категорию жаловаться в суд не
имеет право никто, кроме коллективного органа - избирательной комиссии. Ни
член избирательной комиссии, протестовавший против фальсификации,
проведенной на его глазах, ни прокурор, (даже Генеральный), ни кандидаты, ни
наблюдатели, ни избиратели. Законотворцы нас успокаивают, говоря, что все
будет решаться через суды, не уточняя, какого качества у нас законы, какие
нормы в них.

Теперь протокол с итогами голосования будет выкладываться в Интернете, и
каждый наблюдатель может радоваться совпадению чисел в своей копии протокола
с интернетовской версией. Единственно, чего никому нельзя сделать, - это
проверить соответствие этих итогов реальному положению дел. Кто именно и
сколько раз подряд голосовал на каких участках, по каким открепительным
удостоверениям. Действительно ли голосовали избиратели, а не мертвые души,
правилен ли подсчет голосов. Ведь сразу после подведения итогов голосования
все опечатывается. И заглянуть в эти ящики Пандоры можно только по решению
вышестоящей комиссии или суда. Для оценки вероятности такого решения замечу,
что случаев, когда вышестоящая комиссия мешала нижестоящей комиссии
фальсифицировать итоги голосования, наша история не знает. А вот случаи,
когда нижестоящая комиссия жаловалась на фальсификацию их протокола в
вышестоящей комиссии, были.


Леонид Кириченко

эксперт по избирательному законодательству