Общественный Интернет-мониторинг и оценка представительной власти России в 2006 году

Результаты экспертизы № 1

25 сентября – 2 октября 2006 года

Содержание

Задание *

Ответы экспертов *

Лев Московкин, Москва *

Л.Г. Кузьмина, Самара *

Галина Иванова, Новосибирск *

Александр Рудницкий, Петрозаводск *

Что день грядущий нам готовит? *

Комментарий к ответам экспертов *

Задание

Оценивалась совокупность следующих законодательных норм и практика их применения:

  1. отмена строки "Против всех" в избирательных бюллетенях при голосовании на федеральных выборах;

  1. императивный мандат для депутатов Государственной Думы РФ, т.е. запрет для них переходить из одной фракции в другую в период осуществления своих депутатских полномочий;

  1. "возвращение" досрочного голосования и отказ в регистрации "за экстремизм" (законопроект принят в 1-м чтении).

Экспертам предлагалось по возможности кратко, но с приведением обоснований своих позиций ответить на следующие вопросы:

  1. Насколько необходимо и для каких политических сил было введение в действие этих норм законодательства?
  2. Интересам каких социальных групп соответствуют эти нормы законодательства, интересам каких – противоречат?
  3. Насколько эти нормы законодательства соответствуют Конституции РФ?
  4. Насколько хорошо проработаны эти нормы законодательства с юридической точки зрения?
  5. Каковы будут последствия применения этих норм законодательства на выборах в регионах 8 октября 2006 года?
  6. Какими будут последствия применения этих норм законодательства на федеральных выборах 2007-2008 годов?

Ответы экспертов

Лев Московкин, Москва

Ответ на те из ваших вопросов, которые я могу комментировать (конституционность например - я некомпетентен), практически один: в пользу административного ресурса Единой России. Такой вывод можно сделать из обсуждения в Госдуме - снятие кандидатов, обвинения в экстремизме, досрочное голосование, запрет на кандидатов иных партий, отмена <голосования> против всех.

Все это вводилось, как и ранее, например, запрет на референдум в последний год перед федеральными выборами. Однако сейчас для этих вопросов неподходящий момент, законопроект тормознулся из-за отсутствия общей позиции в Единой России. Указанные нормы поддерживают, кажется, те в партии большинства, кто занят в подготовке выборов, и их можно понять, потому что интерес населения к выборам продолжает падать (это повсеместная тенденция), а цена власти возрастает и большой соблазн всяческих PR-спецэффектов включая скандалы. Не поддерживают указанные нормы, мне кажется, большинство в партии большинства, но оно какое-то молчаливое, разделяя позицию главы ЦИК Александра Вешнякова - он решает проблему падения интереса к выборам логическим образом (сокращение числа дней голосования, запрет на снятие кандидатов - "судьей должен быть избиратель" и т.д.). Естественно, тут две противоположные концепции законодательного регулирования выборов вошли в жестокое противоречие после мощного аккорда в конце весенней сессии, когда проект отголосовали в первом чтении.

Идет, как ни странно, работа над самой концепцией и "единороссы" даже сформировали (вчера 28 сентября пришло сообщение Валерия Рязанского) рабочую группу по вопросам избирательного законодательства, ее возглавит достаточно нейтральный человек председатель комитета по госстроительству Владимир Плигин. Обещают, что в состав группы помимо представителей партии войдут эксперты по избирательному законодательству из Общественной палаты, активисты общественных организаций. Основная цель рабочей группы, по словам Рязанского, оптимизировать блок избирательных законов, расставить все точки над "i" и снять все те вопросы, которые сегодня возникают как у законодателей, общественности, так и у Центральной Избирательной Комиссии.

Вот так.

Лев Московкин

P.S. Может взять у него коммент?

Л.Г. Кузьмина, Самара

1. Для общества с неразвитой и не устоявшейся партийной системой в этих законодательных актах нет, не только необходимости, они ставят преграды для развития партий и гражданской активности на выборах в частности.

Принятые акты нужны правящей партии "ЕдРо", ограждающей себя принятием подобных законов от политической конкуренции, придавая легитимность административному ресурсу, формируя корпоративность.

2. Эти нормы законодательства отвечают интересам класса государственных чиновников объединившихся для легитимации в партию “ЕдРо”; противоречит интересам среднего (по меркам России) бизнеса, образующимся социальным группам.

3. Не соответствуют. Ибо ст. Конституции говорят о партийном многообразии, об участии граждан в управлении государством, о равенстве всех групп граждан.

4. Не проработаны, цели прорабатывать не ставилось. Цель закон не для применения, а для устрашения. Законы не направлены на реализацию конституционных прав и свобод граждан, направлены на их ограничение. Как оказались приравнены экстремизм и критика публичного должностного лица? Где учет международных законов ратифицированных Россией - этого в законах нет.

5. Усиление административного ресурса губернаторов, мэров, “ЕдРо” являющейся выразителем их интересов. Продвижение пула собственных кандидатур и как итог застывшая, без ротации, без идей элита, формирование корпоративного управления. Усиление коррупции. Рост равнодушия к выборам граждан, рост недоверия власти.

6. Две “нарисованные” корпорацией партии с иллюзией борьбы друг с другом. Административный ресурс для обеспечения явки. Корпоративное государство.

Галина Иванова, Новосибирск

1-3. Вся совокупность выше перечисленных законодательных норм крайне важна как для "партии власти", в последнее время активно следящей за сменой общественных настроений в целях нахождения новых форм и механизмов воздействия на них, так и для самой власти, перераспределяющей общественные роли в условиях отсутствия парламентских традиций, отработанных механизмов согласования интересов и слабого развития политической системы страны.

Выше перечисленные инновации заслуживают, преимущественно, негативной оценки и в очередной раз с завидным постоянством демонстрируют пагубную привычку - перекроя законодательства перед каждой избирательной кампанией. Вместо того, чтобы разобраться "почему растет число голосов в пользу кандидата "против всех", власть предпочитает закрыть избирателям канал протестного голосования, не принимая во внимание тот факт, что отмена протестного голосования приведет к другим формам политических протестов.

Запрет переходить из одной фракции в другую не учитывает интересы самих "перебежчиков" и ограничивает права и свободы гражданина, которые являются высшей ценностью государства, которое обязано признавать и защищать права человека. Возможность исключить из избирательного процесса любую неугодную власти партию путем пристрастного контроля к ее деятельности и возвращение "досрочного голосования", как элемента повышения явки избирателей, подтверждают очередную тенденцию усиления влияния административного ресурса, избирательно предоставляющего преференции в политической сфере. Выборы и все, что с ними связано, превращаются в самоцель - важно отрапортовать, что они состоялась, а мнение избирателей о кандидатах и партиях, реакция населения на нововведения на самом деле никого не интересуют. В условиях слабого гражданского общества, когда государство само берет на себя функцию катализатора общества, ограничивая конституционные права граждан, уже не может идти речи о реальной вовлеченности последних в процессы принятия решений и политической самореализации. Изменения, вводимые вопреки воле граждан, противоречат интересам общества и государства, уменьшают стабильность общества, еще более отдаляют граждан от власти. Во всех этих мерах заинтересована только действующая власть, озабоченная сохранением своего монопольного положения.

4. Зная, как долго обсуждаются региональными депутатами и профильными комитетами социально значимые законопроекты на местном уровне, только могу предположить, что количество принятых решений относительно избирательного законодательства за столь короткий срок не сопоставимо с проведенной качественной оценкой предлагаемых изменений. Это, в одинаковой степени, относится и к работе юристов.

5. Совершенно очевидно, что особым политическим разнообразием результаты региональных выборов отличаться не будут, мы будем продолжать наблюдать дальнейшее ослабление доверия россиян к выборам. Выборы в регионах - это всего лишь репетиция предстоящих федеральных выборов. Полученные результаты будут крайне важны и для партий, и для власти. Особенности региональных избирательных кампаний будут учитываться при федеральных выборах. Очевидно одно, что тем немногим кандидатам, которые баллотируются путем самовыдвижения, будет сложнее попасть в число законодателей в силу неравных шансов и стартовых возможностей, а в случае избрания - сохранить свою партийную независимость.

6. Искусственное стимулирование партийной активности, переход на новый формат российской партийной системы с исчезновением мелких партий, императивным мандатом депутата ГД и др. предлагаемыми нововведениями, будут способствовать укреплению вертикали власти и централизации государственного управления. Все это может быть чревато кризисом вокруг избрания руководящих органов и дестабилизацией работы в процессах обсуждения и принятия законопроектов.

Александр Рудницкий, Петрозаводск

Что день грядущий нам готовит?

Изменение избирательного законодательства и правоприменительную практику в этой сфере нельзя отделить друг от друга. Они имеют одну направленность: выборы последовательно превращаются в формальное голосование, все более контролируемое исполнительной властью и администрацией Президента. Избиратель лишается какого-либо выбора и на стадиях выдвижения кандидатов, и в ходе предвыборной кампании, и на избирательных участках. Фактически право граждан России участвовать в выборах превращается в формальность. Это грубо нарушает их конституционные права.

Самым эффективным инструментом управления результатами выборов является избирательное применение закона или его прямое нарушение всеми судами во главе с Верховным Судом. Поэтому сегодня обсуждение демократичности или конституционности правовых норм носит схоластический характер. Но законодательная ветвь власти, полностью приватизированная бюрократией и силовыми структурами, активно деформирует избирательное законодательство в узко понятых интересах вертикали власти. Имея абсолютную монополию, усердствуя не по разуму, правящая партия разрушает избирательную систему, навязанную ею обществу. Важнейшую роль в этом процессе играет доведение до абсурда избирательного законодательства, приводящее население в состояние полной избирательной апатии, грозящую социальным взрывом.

Разрушая социальную сферу, образование, здравоохранение, полностью пренебрегая интересами граждан, власть, похоже, намеревается стричь купоны с "свободных" территорий. Подброшенное общественности предложение сдать в аренду Китаю миллион гектаров тайги - явный симптом этого опасного заболевания. Впрочем, возможно, никаких долгосрочных планов у нашей военно-бюрократической элиты и нет, понимая полное отсутствие какой-либо перспективы для себя, она озабочена только набиванием собственных карманов. Сделка с Китаем может быть вполне эффективна в этом смысле.

Утверждение, что эта политика противоречит интересам всего населения России, не участвующего в расхищении ресурсов и потенциала страны не совсем точно. Эти интересы просто не входят в задачу и не обсуждаются, а национальные проекты - мастерски поставленная дымовая завеса. В этом свете оценка предложенных новаций избирательного законодательства представляется тривиальной.

Главные проблемы избирательных кампаний последнее время решаются на этапе регистрации кандидатов и списков избирательных объединений. В прошлом году на региональных выборах так были сняты "Родина" и партия пенсионеров. На днях Верховный Суд оставил в силе решение карельского суда о снятии с регистрации списка партии "ЯБЛОКО". Замечательно, что в последнем случае оказалось неважным ни мнение Минюста, зарегистрировавшего устав партии, ни мнение Центральной избирательной комиссии РФ, заявившей на суде, что региональная организация не нарушала ни закон, ни собственный устав. Важно, что высокий рейтинг "ЯБЛОКА" в Петразаводске угрожал ЕдРо, и важно, что региональная избирательная комиссия придумала повод. Судебная система эти поводы научилась успешно превращать в нужные решения. Это особенно просто, если суд не связан обязанностью юридически аргументировать свои решения. Собственно, участие избирательных комиссий в этом процессе не обязательно. Одним из профессиональных вышибал опасных соперников становится партия борца с национализмом Владимира Жириновского, отказавшегося теперь здороваться с экстремистами, но по-прежнему рекламирующего свои взгляды, как инородцы должны вести себя в России. Введение статьи о терроризме добавит еще одну степень свободы судам для произвольных решений. Кто бы возражал, что террористам нечего делать в представительных органах власти. Но террористам нечего делать и на свободе - законов для их надежной изоляции вполне достаточно. Значит, речь идет о террористах, чья вина не доказана. Но всем известна наша склонность к иносказаниям: "интернациональная помощь", "враг народа". Террористами окажутся хулиганствующие подростки, с целью "захвата власти" поломавшие стулья в начальственном кабинете, или любой, виноватый в "клевете на чиновников" (как тут не вспомнить "клевету против советской власти").

Отмена строки "Против всех" окончательно избавит наивных избирателей от иллюзий, что их мнение кого-то интересует. На прошлогодних выборах в новосибирский облсовет многие совершенно разные лица с непонятным упорством убеждали избирателей выполнить свой гражданский долг и проголосовать против всех. Ясно, что первое место этот кандидат занимал только в порядке редкого исключения. Зато его участие в выборах заметно повышало явку, особенно когда за него голосовало по 20% избирателей. Отмена этой строки связанна не столько с реальной опасностью массовой победы этого кандидата, а с ежевыборными сомнениями кандидатов партии власти, что избиратели за нее опять проголосуют. Понимая, что объективные основания для их поддержки есть только у чиновничества и их семей, при всей его болезненной многочисленности в России не составляющего большинства, ЕдРо решила избавить себя от этих волнений, не сомневаясь, что явку всегда можно нарисовать.

Известно, что эскалация досрочного голосования в свое время приводила к массовой фальсификации результатов выборов. В одном из новосибирских избирательных округов как-то досрочно "без каких-либо нарушений" было набрано около 30% нужных голосов. Хотя всем известно, что досрочно голосующих привозили автобусами, и их избирательная активность сопровождалась подкупом. Ясно, что ни "ЯБЛОКО", ни КПРФ такую акцию провести не смогут ни финансово, ни юридически.

Запрет на переход депутатов Государственной Думы из фракции во фракцию важен только для правящей партии. Фракция ЕдРо охотно принимала к себе независимых депутатов и перебежчиков из других партий. Но при существующей ситуации на распределение голосов это практически не влияет и имеет больше моральное значение. На мой взгляд, это предложение - следствие прошлогодних разговоров о разделении фракции ЕдРо на левую и правую части. Руководство правящей партии отлично понимает, что объединение на почве беспредельной верности действующему президенту крайне неустойчиво и в случае кризиса может рухнуть в одночасье. Поэтому инициируются законодательные инициативы такого рода. Тонкость заключается в том, что в случае кризиса ненадежное конституционное большинство сможет отменить любой закон и сразу в трех чтениях, как это уже делалось неоднократно.

Последствия введения этих норм на выборах 2006 - 2008 г. предсказывать не берусь, но одним из реальных вариантов развития существующей политической и экономической системы считаю разрушение Российской Федерации, причем задолго до того, как закончатся нефть и газ.

Александр Рудницкий, корреспондент газеты "Гражданский голос"

Комментарий к ответам экспертов

Предложение экспертам оценить сравнительно недавние изменения норм избирательного законодательства и последствия их применения, по-видимому, не очень заинтересовало экспертов. Вполне возможно, что ситуация представляется экспертам настолько ясной, что не требует никаких специальных экспертиз. И, поскольку на предлагавшиеся им вопросы ответили всего четверо экспертов, невозможно считать представительной совокупность их экспертных мнений. И, тем не менее, анализ этих мнений представляет ценность тем, что эксперты, в целом сходясь в оценках и самих новых норм избирательного законодательства, и последствий их применения, предложили разные обоснования и разные аргументы своих позиций.

Все эксперты негативно оценили вводимые нормы избирательного законодательства с позиций граждан и позитивно с позиций политической партии “Единая Россия” и корпорации российских чиновников. Эксперты приводили различные обоснования этих утверждений. Можно было бы их дополнить следующими.

С позиций граждан новые нормы избирательного законодательства неконституционны, антидемократичны и усиливают отчуждение, как органов власти, так и политических партий от граждан. Граждане всё более убеждаются, что органы власти заняты собственными проблемами, в частности, перераспределением полномочий и собственности между собой, а проблемами граждан они не только не занимаются, но и препятствуют их представлению в публичном поле даже в периоды выборов. А в совокупности с недавно введёнными в действия нормами квалификации тех или иных форм активности граждан, как экстремистские, существенно сократились возможности граждан критиковать органы власти и конкретных чиновников. Ранее такая критика чаще всего появлялась в периоды предвыборных кампаний, а сейчас она может повлечь и административную и уголовную ответственность критикующего.

Эксперты отмечали, что жёсткость новых норм избирательного законодательства приводит к противоречиям внутри самой партии “Единая Россия” и среди чиновников: среди них нет единства в оценке необходимости принятия всех таких норм. Вполне возможно, что первый опыт применения этих новых норм в практике региональных выборов приведёт к пересмотру некоторых из них. В частности, некоторые из этих норм не поддерживает руководитель ЦИК РФ А.А. Вешняков.

Никто из экспертов не обратил внимания на то, что голосование “против всех” не всегда является выражением протеста избирателей против кандидатов и системы выборов. Социологические исследования Фонда общественное мнение, в частности, проведенные 30-31 октября 2004 года, 19-20 ноября 2005 года и 17-18 июня 2006 года, выявили и другую мотивацию избирателей, голосующих “против всех”: они либо не настолько хорошо разбираются в политике, чтобы сделать конкретный выбор, либо хотели бы сделать иной выбор, но современная избирательная система им этого сделать не даёт. Действительно, избиратели на выборах депутатов Государственной Думы РФ теперь вообще не могут выбирать конкретных кандидатов, они должны доверять политическим партиям, которые и предлагают им голосование за свои списки. Если учесть, что уровень доверия политическим партиям в нашей стране один из самых низких среди других государственных и общественных институтов, то становится понятным, что “против всех” нередко голосовали те избиратели, которые хотели участвовать в принятии политических решений, пытались таким способом обратить на себя внимание органов власти и т.п. И этот способ взаимодействия избирателей с органами власти и политическими партиями до недавнего времени был легитимен. А теперь – такие избиратели просто не должны приходить на выборы. И для них это будет существенным изменением их отношения не только к выборам, но и к нашему государству: раньше они могли легитимно выражать свои желания тех или иных изменений, правда в форме недовольства списками кандидатов и партий на выборах, а теперь у них не осталось легитимных средств обратить на себя внимание государства.

Эксперты отмечали, что такая ситуация может привести к разрушению нашего государства, но, по-видимому, такая перспектива не является близкой, потому что социологические опросы всех ведущих российских исследовательских центров показывают отсутствие мотивов и готовности широких групп граждан осуществлять какие-то публичные акции, направленные органов государственной власти. И, тем не менее, такие акции периодически происходят. Одной из причин является отсутствие у большинства российских граждан легитимных средств разрешения своих проблем, связанных, например, с массовыми нарушениями их социальных прав, прав собственности, а в некоторых случаях и законности в действиях или в бездействиях органов власти. Выборы в последний период не были эффективным способом коммуникации с органами власти в таких случаях, но теперь таких способов непосредственной легитимной коммуникации граждан с органами власти в решениях коллективных, общественных проблем просто не осталось. Следовательно, российские граждане в своей практике будут эти формы искать, но пока неясно, что они найдут. И, скорее всего, органы власти и политические партии, в частности, “Единая Россия” не будут готовы принять эти постепенно вырабатываемые в практике новые формы взаимодействия с гражданами, потому что заняты решениями собственных проблем.

Владимир Римский, Фонд ИНДЕМ