конференция / доклады

Георгий А. Сатаров,
президент регионального общественного фонда “Индем”

Новые информационные технологии и проблемы структурирования гражданского общества в современной России. Цели и задачи проекта "Информатика для демократии: 2000+"”


Здравствуйте, дорогие друзья, я очень рад, что у нас есть возможность увидеться, и, наконец, пообщаться не через телекоммуникационные сети, не заочно, а просто поглядев в глаза друг другу, вы на нас, мы на вас, и я уверен, что такое общение дальнейшую нашу работу, безусловно, сделает не только просто более активной, а действительно создаст нечто вроде такого разветвленного коллектива.

Теперь – от приветствия к делу. Сначала предварительные замечания: у нас будут небольшие изменения в повестке дня, после меня выступит известная вам Нина Беляева, и у нас будет небольшой сдвиг по программе. Она расскажет о такой важной части нашей работы, такой стадии, которая должна следовать за выявлением нарушений, – это наказание виновных. Говорят, что это уменьшает число нарушений. Ну, вот мы послушаем Нину Беляеву, она нам об этом расскажет.

Теперь еще одно замечание. Я построил свое выступление так, чтобы учесть небольшой наш, так сказать, сдвиг по времени, и к тому же оставлю время на вопросы, но сразу по поводу вопросов: вы видели в нашей программе, что я буду перед вами еще выступать утром в воскресенье, и там мы будем говорить о политической ситуации в начале президентских выборов, поэтому если у вас будут какие-то вопросы, касающиеся именно политики, давайте их оставим до завтрашнего дня, сегодня будем говорить о нашем проекте.

Теперь к делу. Мы не очень осознаем, как средства массовой информации, как телекоммуникации влияют на политику. Причем влияют в масштабах гораздо больших, чем мы обычно говорим об этом. Я приведу сразу, чтобы мой тезис был понятен, один пример. Предпосылки фашизма были созданы достаточно давно, задолго до того, как он появился. А его появление в совершенно определенное время обусловлено тем, что в это же самое время появилось первое средство универсального массового влияния на людей, появилось радио. Вспомните и учтите это обстоятельство. Вспомните, как радио использовалось как средство пропаганды. И что ли такая эпидемиологическая форма распространения этой заразы в умах, прежде всего в умах, во многом обусловлена тем, что пропаганда опиралась на такую массовую основу. Телекоммуникации даже в их ранних формах, даже в таких примитивных формах, как телефонная связь, существенно влияли на политику. Давайте вспомним Карибский кризис. Один из факторов, обусловивших то обстоятельство, что этот кризис не превратился в ядерную войну, состоял в том, что незадолго до Карибского кризиса, как вы знаете, была установлена прямая телефонная линия между лидерами двух государств, Соединенных Штатов и Советского Союза. Казалось бы, абсолютно примитивное техническое обстоятельство, но, тем не менее, оно оказало очень существенное влияние на развитие политики в ХХ веке.

Мы теперь получили в руки совершенно новый и уникальный инструмент взаимодействия, новый инструмент массовой коммуникации, – это компьютерные сети. Ну, во-первых, сам компьютер, сам по себе, – уникальный прибор. Вы знаете, вот в конце 1999 года все время везде, во всех странах, распространяли анкеты и задавали всякие глупые вопросы: актриса века, книга века и т.д., а может, нормальные вопросы, я не знаю. И среди этих вопросов был такой вопрос: явление века, событие века. Так вот я уверен на 100%, я не знаю, как в этом веке, но лет через 500, лет через 1000, этот век запомнится именно тем обстоятельством, что появился компьютер, появились компьютерные сети. Собственно, это обстоятельство, произошедшее в том веке, в котором мы с вами родились и активно трудились, оно заложило основу будущей цивилизации. Может быть, мы еще не до конца это осознаем, но я уверен, что это так, несмотря на свое естественно-научное образование, может быть оно этому способствует, но вот я уверен, что это крайне важное обстоятельство. Итак, есть уникальный прибор, компьютер, и эти компьютеры нас объединяют в разветвленные, насыщенные информацией, информационными потоками сети.

Говорят, что это – некая новая реальность. Я с этим не совсем согласен, хорошо, а все библиотеки мира – это что за реальность? Это тоже уникальная, другая реальность. В этом смысле, как говорят, виртуальный мир, он не нов. Он существует давно, мы всегда существуем в двух мирах: в идеальном и реальном. Но просто могут меняться носители. Это могут быть устные предания, это книги, это диапозитивы, помните, микрофильмы, как они быстро возникли и быстро исчезли. А когда-то в библиотеке, вы сами наверняка сидели в библиотеках и крутили огромные аппараты, на которых эта самая пленка, просматривали какие-нибудь публикации, – раз вспыхнул и исчез. И вместо этого появилось нечто фундаментальное, некий новый уникальный носитель, вот этой, существовавшей до этого носителя, виртуальной реальности. Но если, допустим, микрофильмы, будучи неким средством, как новый носитель не создали нового качества, то, конечно, компьютеры и все компьютерные сети создали некое новое качество. И я думаю, прежде всего, основа этого качества – то, чего не было раньше ни в книгах, ни в микрофильмах, ни в каких угодно других технических средствах, – это возможность взаимодействия, возможность коммуникации. И причем не коммуникации такой: я тебе послал письмо, ты мне послал письмо, а это, что называется, онлайновая коммуникация, почти заменяющая непосредственное общение. Ну, может быть, там не хватает мимики, возможности видеть друг друга. Но это, я думаю, будет преодолено, уже преодолено, в принципе, как вы знаете. Можно через Internet видеть друг друга и беседовать таким образом с помощью телекамер. То есть это возможность уникального разветвленного взаимодействия. И это обстоятельство чрезвычайно важно. В чем его смысл, мы видим, и это уже непосредственно связано с нашим проектом. Компьютеры и компьютерные сети, мы об этом немножко писали в описаниях нашего проекта, но я просто разовью эту мысль, – компьютеры и компьютерные сети, они прошли три стадии. Первая стадия – это потребление информации. Мы можем подключаться к разным базам данных и черпать из них нужную информацию. Вторая стадия, на которой фактически мы сейчас находимся, – это информационное взаимодействие. И третья стадия, которая порождает качество, о котором я говорил, возможность коммуникации, на которую мы пытаемся сейчас переходить, – это стадия совместного действия. Маленькое историческое отступление: в принципе эта виртуальная реальность с самыми разными носителями неоднократно порождала совместные действия, в истории есть чрезвычайно впечатляющие примеры этого. Давайте вспомним, что Великой Французской революции предшествовало движение энциклопедистов. Это пример именно такого обстоятельства, когда предшествовало движение энциклопедистов. Это пример именно такого обстоятельства, когда сначала было информационное взаимодействие, порождение некой новой в результате этой реальности, как результат этого взаимодействия порождалась новая виртуальная реальность, и она породила новые действия и породила некие революционные сдвиги в истории. Это были всего лишь, я говорю “всего лишь”, конечно, по сравнению с новыми нашими техническими возможностями, это были всего лишь книги, но они породили такой колоссальный результат. Теперь представьте, что можно сделать, обладая таким инструментом, содержащим в себе эту виртуальную реальность. И вот здесь вот эта новая возможность, новый колоссальный потенциал действия, побуждаемого этой новой виртуальной реальностью, он имеет две грани. В самом начале я говорил, что замечательное изобретение человечества радио использовалось, в том числе, как одна из частей фундамента построения и экспансии фашизма. То есть любой новый мощный инструмент может оказываться в разных руках и может решать совершенно разные задачи.

Если мы, как часть гражданского общества, немножко раньше других с вами поняли это новое качество, поняли вот эту фазу перехода от электронного взаимодействия к электронному действию, условно говоря электронному, я имею в виду основанному на этом новом качестве виртуальной реальности, то у нас появляется хотя бы маленький шанс, что мы уменьшаем возможность того, что этот же инструмент будет использоваться в целях разрушительных. Наша попытка сегодняшняя пока небольшая, начиная с обмена информации, но потом, на следующих шагах, попытка влияния на политическую реальность – это пример, который может оказаться заразительным, я и мои коллеги очень на это рассчитываем, и это будет пример, вытесняющий другие возможности. В принципе, потенциал, в силу мощности этого инструмента, в силу того, что все-таки гражданское общество само по себе, независимо от компьютерных сетей, – это некая структура, пронизывающая все общество, гражданское общество – это структура, которая по своей природе противоречит разрушительной цели. Так вот если эта пронизывающая структура соединится с возможностями этой новой виртуальной реальности, я думаю, что мы сделаем шаг к тому, чтобы несколько обезопасить наше будущее. Это общие слова, теперь немножко поконкретнее.

Я думаю, что не случайно вслед за мной будет выступать Нина Беляева и рассказывать о том, как можно наказывать провинившихся на выборах. Это уже некий шаг к обмену информации, к использованию этой информации в политической практике, политической практике гражданского общества. Но это еще далеко не все. Я забегу немного вперед, и хотел бы сказать несколько слов, как мы видим дальше развитие нашего проекта, мы еще отдельно обсудим, нам чрезвычайно важно будет послушать вашу точку зрения, но об одной идее я расскажу. Часто в той информации, которую мы от вас получали, звучали такие слова: ну ладно, вот сейчас пройдут выборы, кого-то изберут, может быть, даже удастся что-то сделать, но на этих выборах все кончится, депутаты приедут в Москву, будут там творить невесть что, мы об этом ничего не знаем, и как бы уменьшается уровень эффективности нашей работы. Абсолютно оправданные слова. Действительно, крайне скудна информация, которая поступает в регионы по деятельности депутатов, избранных в этих регионах здесь, в Москве в Государственной Думе. И, кстати, тех же сенаторов в Совете Федерации. Нам кажется, что одна из задач, которую мы должны будем решать с помощью нашего с вами проекта после выборов, – это обратный поток информации, из Москвы – к вам, регионы, информация по деятельности депутатов. Она может быть достаточно разнообразной: и законопроекты, я подчеркиваю, не законы, которые они принимают, а законопроекты, то есть что они делают на самой ранней стадии. Их законодательные инициативы. Может быть, нам удастся как-то на это повлиять, если вы вдруг узнаете, что депутаты озабочены законом об увеличении удойности коз. Они принимают такого рода законы время от времени.

Из зала: – А пчеловодство?

Г. Сатаров: – Ну да, знаменитый закон. Вы можете там у себя в регионе счесть, что вы не считаете это самым важным, можете счесть, что это обычный, так сказать, традиционный лоббистский закон. Но вам важно вовремя получить эту информацию, и вам важно вовремя начать обратную волну из регионов в Думу или Совет Федерации, или своему губернатору, которому, в конце концов, тоже попадет этот закон, когда он будет на сессии в Совете Федерации. Это общепринятая мировая практика давления снизу, условно говоря, на законодателей. У нас эта практика чрезвычайно мала именно в силу того, что нет необходимой и своевременной информации. Значит, первое – это информация об их законотворчестве, в том числе, и включая работу комитетов, дальше очень важна информация о том, как они голосуют. И эту информацию, она в принципе открыта, но ее важно организовать, из обилия информации сделать более сжатую, понятную, доступную, и тоже направить в регионы.

Следующая стадия может быть чрезвычайно важная, в которой информация – наоборот: такого же типа, но уже идущая из регионов в Москву, – это информация о законодательной деятельности депутатов в регионах. В Москве эта информация очень слабо отслеживается, очень слабо организовывается. Вы знаете, что колоссальная проблема – это разрывы правового пространства у нас в стране, многочисленные несоответствия законов федеральных и региональных. И здесь, если мы будем рассматривать нашу сеть как некое единое целое, еще какая-то ткань, которая объединяет страну, а не делит ее на провинцию, столицу и так далее. И здесь мы можем сделать достаточно много, потому что такая же своевременная, обратный своевременный поток информации из регионов в Москву тоже может дать основания для своевременной адекватной реакции из Москвы в регионы. И то, что я привел, – это пример, для меня почему он важен, как раз когда наше телекоммуникационное взаимодействие естественно и непосредственно быстро превращается в политическое действие. И это только один пример, я думаю, что когда мы с вами будем вместе думать о поствыборных перспективах нашего проекта, я уверен, что мы с вами сгенерируем много замечательных идей и подумаем, как их реализовывать.

Гражданское общество в нашей стране есть. Для меня это бесспорный факт. Иначе бы мы с вами здесь не собрались, вы бы здесь не сидели, и наш проект просто полностью провалился бы. Гражданское общество есть всегда, оно может находиться в разном состоянии: замерзшем, заключенном, еще каком-то, но оно существует всегда, просто это естественная форма существования. Поэтому его невозможно погубить. Его можно заморозить на какое-то время, и у нас фактически так и было, но сейчас оно просыпается, энергично самоорганизуется, и мы с вами – участники этого необходимого движения. И, я полагаю, мы имеем право причислять себя к некоторому разведывательному отряду гражданского общества России, просыпающегося, встающего на ноги. Нас с вами послали в разведку искать новые перспективные формы активности гражданского общества, на очень долгую перспективу. Я смотрю на вас, я помню, что вы делали в предшествующие месяцы, и я вам говорю откровенно: я бы с вами в разведку пошел. Спасибо вам за внимание, теперь, если есть время и есть вопросы, я готов ответить на вопросы.