a:hover { text-decoration: underline; } function ShowMenu(menu, img){ if(document.all(menu).style.display == 'none'){ document.all(menu).style.display = ''; document.images[img].src = 'images/menu_up.gif'; } else{ document.all(menu).style.display = 'none'; document.images[img].src = 'images/menu_down.gif'; } }

  4-я конференция / стенограмма выступления

Соловьёв Александр Александрович

ВЫСТУПЛЕНИЕ НА КОНФЕРЕНЦИИ ФОНДА ИНДЕМ
29 мая 2004


Соловьёв А. А.: Ещё раз добрый день, уважаемые коллеги. В предыдущем выступлении было сказано о какой-то там ассоциации, пытающейся отстаивать права избирателей. Честно скажу, что меня задели эти слова. Не какой-то там ассоциации, а действительно, общественной силы, коалиции региональных общественных организаций.

На протяжение последних трёх-четырёх лет я выступаю с идеей усиления статуса общественных организаций на выборах. Дело в том, что действующий закон о гарантиях, действующий закон о выборах депутатов Государственной Думы, о выборах Президента, и по их аналогии, региональные законы о выборах, не дают широких полномочий общественным организациям. Фактически у нас некие абстрактные права - прописано, что вроде бы мы имеем право, вроде бы и не имеем, и, соответственно, сталкиваемся, в связи с этим, с огромным количеством проблем разного характера, например, недопуском к избирательным документам, о чём говорилось ранее. Вопросы: “А кто вы, собственно говоря? Зачем вы? И почему вы присутствуете на избирательном участке?” стали для нас привычными, как и способы объяснить наши цели и намерения.

В июне 2003 года в Хорватии, в Загребе, проходил форум внутренних наблюдателей за выборами, где собрались общественные организации, такие, как ГОЛОС, из стран Восточной и Западной Европы, а также из стран бывшего СССР. Мне довелось присутствовать на данном форуме, и я был поражён - в Восточной Европе сегодня, в частности в странах бывшей Югославии, закреплён статус так называемого внутреннего наблюдателя за выборами. Внутренние наблюдатели за выборами имеют право в течение всей избирательной кампании с момента назначения выборов до момента объявления результатов голосования быть активным участником избирательного процесса, свободно выступать с заявлениями, анализировать ход избирательной кампании, состав и деятельность избирательных комиссий, финансирование кандидатов и партий, выступать от своего имени в суде, в средствах массовой информации. Причём у них нет никаких ограничений, связанных с их статусом - это может быть даже незарегистрированное объединение нескольких граждан, которые интересуются избирательным процессом, и заметили какие-то недостатки, и выразили готовность выступить как объединение граждан своей страны. Я насчитал, по крайней мере, 6 государств Восточной Европы, которые закрепили понятие “внутренний наблюдатель” в своих законодательных актах о выборах. Мы вывешивали на сайте www.golos.org заявление европейских общественных организаций, мы также публиковали их в нескольких сборниках, я предлагаю прислушаться к ним, особенно экспертам, присутствующим здесь, на этой конференции – речь идет о возможности создания аналогичного института – института внутренних наблюдателей за выборами- в Российской Федерации.

В нашей стране наблюдателей используют лишь в день голосования, о чем и сказано в законе. И председатели избиркомов, когда мы приходим по каким-то вопросам и называем себя наблюдателями, берут этот закон и объясняют, что сегодня не день голосования и называть наблюдателями себя мы не можем. И они правы. Это первая проблема.

Есть и еще одна проблема. Ныне действующая норма закона об основных гарантиях, говорит о том, что на различных уровнях выборах соответствующие общественные организации могут выставлять своих наблюдателей. То есть, если это общефедеральные выборы, соответственно, только лишь общероссийские общественные организации, имеющие региональные отделения в не менее чем в 45 субъектах Федерации, могут воспользоваться правом наблюдать за выборами. Региональные общественные организации, которых очень много в стране, фактически оказываются выброшенными из этого процесса. К примеру, я как председатель региональной организации не могу выставить своих людей в качестве наблюдателей. Вопрос: Почему? В данном случае, на мой взгляд, нарушено право граждан участвовать в управлении государством. Я считаю, что на это именно сейчас необходимо обращать особое внимание. Необходимо поднять эту проблему и необходимо её развить. Необходимо сделать так, чтобы именно региональные общественные организации, даже простые граждане, могли вносить свои замечания по ходу проведения избирательной кампании и голосования, как это делается в соседней Прибалтике, о чем говорили сегодня.

Изменения в законе должны быть следующие. Во-первых - каждая общественная организация, это раньше, кстати, было прописано в законе, региональная, городская, местная, любого села, любого города, должна иметь право выставлять своих наблюдателей в день голосования. Во-вторых, нам всё-таки стоит стремиться к созданию института внутренних наблюдателей, прописать статус общественных организаций на выборах. Сейчас широкие права предоставлены партиям, а общественные организации начинают забывать – этот процесс необходимо предотвратить.

Бузин А. Ю.: Два вопроса. Во-первых у нас законом об общественных объединениях предусмотрено, что общественные организации, общественные объединения вообще, могут быть незарегистрированными. С вашей точки зрения незарегистрированная общественная организация должна обладать таким правом?

 

Соловьёв А. А.: Безусловно. В Европе, к примеру, если несколько граждан хотят высказать свою позицию по поводу происходящего на выборах, они могут свободно это сделать, все что им нужно сделать – это уведомить о своих намерениях местную администрацию. Иными словами, равные права имеют все – и зарегистрированные и незарегистрированные объединения..

 

Бузин А. Ю.: И второй вопрос. Леонид Андреевич Кириченко ни когда, наверно, не вступит ни в какую общественную организацию, но хотел бы быть наблюдателем. Он гражданин. Не считаете ли вы, может быть стоит расширить вообще до права гражданина прийти и стать наблюдателем.

 

Соловьёв А. А.: Насколько я знаю, в европейских странах, в США, так оно и есть. Граждане участвуют в избирательном процессе, как, впрочем, в любых общественных процессах. И, вы знаете, международные наблюдатели всегда удивлялись нарушению вот этой стороны наших с вами прав. К тому же не стоит забывать, что есть 3-я статья Конституции, о которой вчера говорили и которую еще никто не отменял. Мы имеем право знать, как формируется власть, мы имеем право задавать вопросы, почему так, а не иначе, и должны получать на них полноценные ответы. Мы должны знать, почему именно так сформировалась избирательная комиссия, почему приняли этот документ, а не другой и.т.д. Сегодня зачастую мы отстаиваем право на получение информации, которое, кстати, также закреплено Конституцией, в судах. Мы заставляем органы исполнительной власти, избирательные комиссии давать нам объяснения. Это неправильно. Власть должна быть открытой.

Я считаю, что любой гражданин, в частности и гражданин Кириченко, может быть наблюдателем в день голосования, имеет такое право.

Над этим вопросом надо работать, работать и добиваться закрепления нашего с вами статуса в избирательном процессе.

 

Сатаров Г. А.: Первое. Что мы здесь можем сделать. Есть два пути. Во-первых существует действующий закон и нужно использовать действующий закон. Если написано, что должна быть организация такая-то, 40 регионов, мы должны такую организацию создавать и пытаться действовать в рамках этого закона. Но параллельно нужно быть и по другой мишени. На самом деле, я уже об этом говорил, но я не устаю об этом повторять, потому что я хочу, чтобы это стало нашей постоянной универсальной практикой: нынешнее избирательное законодательство антиконституционно по 55-й статье. права, наши права быть наблюдателями, контролировать власть, урезаны по сравнению с предыдущим законом. Это значит, это подпадает под 55-ю статью! Привет! Что надо делать? Первое. Мы идём и пытаемся действовать по предшествующему закону. Нас отклоняют. Говорят нет. Хорошо! Пожалуйста, - мы говорим. – Ради Бога! Пожалуйста, протокольчик составьте! Напишите, что вы нас выгоняете на основании действующего закона и мы уёдем. Спасибо большое. Вот с этим протокольчиком надо идти в суд общей юрисдикции и качать права по 3-ей, 55-ой статье. Нам скажут, что нет, извините, действующий закон не позволяет. С этим вердиктом надо идти в конституционный суд и качать права там. Если там не удовлетворили, значит, Страсбургский и так далее.Эту рутинную работу нужно делать и бить по всем направлениям. Понимаете, они творят всё, что хотят. А мы что должны? Мы должны реагировать, мы должны действовать. Возможности такие есть. Надо их реализовывать.

 

Соловьёв А. А.: И ещё один момент. Высшую юридическую силу нашей конституции ещё пока никто не отменял. Поэтому, действительно, я соглашусь с Георгием Александровичем, по поводу того, что нам нудно отстаивать в первую очередь именно наши конституционные права, права на народовластие, закрепленные в 3-ей и 55-ой статьях. Нужно пытаться отстаивать права в судах.

 

Елисеев С. М., Санкт-Петербург: Несколько, может быть, не к этому вопросу комментарий. Просто некомпетентно, я знаю по нескольким социологическим исследованиям, разные ветви власти читают одно и то же по-разному. Они просто боятся показать свою некомпетентность. И здесь не только нежелание работает, а боязнь совершить роковую ошибку, стоящую кресло. В комментарий могу сказать, что проводил коллега Мизулин по уголовно-процессуальному кодексу – там чудовищные были расхождения. Так что, я думаю, по нашему избирательному закону, если мы здесь выявляем столько неточностей, то, поймите, что наши избирательные комиссии, они также некомпетентны, как и многие. Спасибо.

 

Соловьёв А. А.: Есть Центральная избирательная комиссия, которая выпускает множество всяких инструкций, которая выпускает рабочие блокноты участковых комиссий и так далее. Нужно следить, что они там пишут. Иной раз можно столкнуться с тем, что отсутствует в законе.

 

Елисеев С. М.: Понимаете, вы исходите из того, что раз Центральная избирательная комиссия, то она обязательно компетентна. По-моему, логика одна и та же. Не надо обольщаться тем, что если наверху сидят, то более компетентные люди. Это, по-моему, наша иллюзия. Спасибо.