4-я конференция / стенограмма выступления

Михалёва Галина Михайловна

Обсуждение доклада
29 мая 2004


Винюков И. А.: Продолжение обсуждения доклада Галины Михайловны Михалевой. Есть у докладчика какие-то продолжения? Но поскольку пообещались более детальные доклады по судам юристов… Может сейчас перейдем к вопросам, если нет возражений? Из записавшихся по вопросам был Сатаров Георгий Александрович? Кто-то хочет еще, поднимайте свои бумажки на стол. Итак, вопрос Сатарова.

Сатаров Г. А.: У меня будет один вопрос, потом маленький комментарий в связи с ним после ответа. Вопрос вот какой. Когда уже прошедшие суды, о которых вы говорили, выносили вердикт, о том, что есть нарушение, но оно не повлияло на исход. Какой исход имелся в виду? Исход чего? И в каком смысле не повлияло? Есть ли понимание по формулировкам судебным?

Михалёва Г. М.: Я просто могу процитировать, чтобы не быть голословной. Минутку. Пока я ищу, я могу сказать, не повлияло на процент распределения по партиям. по федеральному списку.

Сатаров Г. А.: Можно комментарий? Значит, товарищи здесь совершенно замечательная иллюстрация одной из ключевых проблем нынешней избирательной системы в ее пропорциональной части. У судов в нынешней системе при локальном иске, будь то избирательный участок, будь то округ, будь то субъект Федерации, всегда будет возможность говорить, что не повлияла, потому что если говорить, что повлияла в смысле набора прошедших, преодолевших барьер, то действительно результат в одном округе мог не повлиять, влияет естественно при более или менее не хамских манипуляциях суммарный результат. Столько-то здесь, столько-то здесь… Это потом когда махинации в каждом локальном кусочке суммируются, получается вот этот самый влияющий эффект, который нам и не нравится. А, конечно, результат на отдельном участке на набор прошедших партий не влияет, и в этом смысле суд прав, это прямо вытекает из этой избирательной системы, при этой системе подсчета голосов. Так вот при такой формулировке по закону, что влияет, что не влияет, при сочетании этой избирательной системы, конечно, отменять результаты федеральных выборов на уровне локальных исков в принципе нереально. И хотя бы получать результат подтверждения нарушений, это очень существенно, но, конечно, если мы можем потом из этого извлекать пользу для дальнейших шагов. Ну, во-первых, я вижу здесь предмет и для оспаривания самой избирательной системой в конституционном суде, и как бы системы в сочетании с принципами оспаривания нарушений. И к переходу по набору вердиктов судебных, скажем, было нарушение, давайте проинтерпретируем решение суда, что нарушения были, но это количество не повлияло на результат. ОК, вы это признали, хорошо, не повлияло, но вы признали, вы признали, вы признали, теперь давайте просуммируем и перекинем выше. Поэтому даже при таких вердиктах - это в общем-то вещь не пустая, это, во-первых. А во-вторых, диверсифицированное голосование не по федеральному списку пропорционально, а через округа, в смысле через избирательные округа, голосование по избирательным округам за кандидатов из партии, оно и в этом смысле немножко тоже меняет ситуацию, мне кажется.

Михалёва Г. М.: Я хочу уточнить формулировку, чтобы ясно было. "Выявленные неточности не влияют на итоги голосования". Дальше, "суды ссылаются, на то, что копии протокола заверены ненадлежащим образом, заполнены до подписания протокола и окончательного подсчета голосов". Нам некоторые суды послали объяснения избирательных комиссий и там это тоже типично, усталость, позднее время, да, ну были нарушения, но ведь устали же люди, ну что. Ну, а там где Чувашия и Алтайский край, там формулировка такая: нарушения в день голосования были, они заключаются в том, что была нарушена процедура выдачи копий протоколов. Но, как я уже сказала, мы собираемся суммировать все эти признания на уровне окружных избирательных комиссий судами и добавить в иск в Верховный суд.

Нурмагомедова Р. М.: Я не знаю, вопрос это будет или предложение. Я имею опыт участия в выборах на различных уровнях, начиная с кандидата в депутаты законодательного собрания местного уровня, республиканского и Государственной Думы, и при этом каждый раз, три раза нарушалось мое избирательное право, один раз судом признан факт, другие разы я не смогла защитить свои права. Я что хочу сказать, я участвовала в выборах и в качестве кандидата, поскольку меня не регистрировали и я потом организовывала наблюдение, причем проводила большую работу в этом направлении и имею огромный материал фактов нарушения во время выборов, причем различного вида нарушения, подтвержденные протоколом и так далее. В одиночку использовать эти материалы, что-то с ними сделать, у меня не было возможности, я пыталась контактировать, сотрудничать с Коммунистической партией, с другой партией, но тем не менее этот материал, доказательства так и не были использованы, потому что, долго не буду говорить, какие цели у лидера Коммунистической партии, точно также у лидеров других партий, у каждого свои личные интересы. Так вот я хочу сказать, что к "Яблоку" я не обращалась. Говорили, что к вам представляли две тысячи, вернее четыре с половиной тысячи протоколов, вы использовали две тысячи. Так вот что я хочу сказать, вы в состоянии использовать мои материалы, доказательства в моем случае. Мне говорили юристы, что однозначно дело выигрышное, потому что у вас процессуальные какие-то нарушения. У меня не было никакого ресурса, я не юрист, у меня не было финансового спонсора, административного ресурса, однозначно выигрышные дела я проигрывала, потому что самостоятельно не в состоянии была это использовать. Я обращалась в проект один, который декламирует защиту прав граждан, но тем не менее большинство этих юристов общественных организаций и др. имеют цель, по большому счету, зарабатывать деньги во многих проектах, а реально когда я весь материал огромнейший предоставила ему и дело однозначно можно было выиграть, по большому счету он совершенно не использовал. И я хотела узнать, вы только декларируете, что используете и чего-то добиваетесь или реально в состоянии каким-то образом….

Винюков И. А.: Ясно. Вопрос понятен.

Михалёва Г. М.: Мне, кажется, я уже рассказала, о том, что мы сделали. И количество судебных исков, которые уже идут, показывают, что мы делаем все, что в наших силах, что касается Ваших протоколов, я думаю, что хуже не будет… Марина, ты хочешь что-то сказать? Марина Сергутина, она у нас курирует этот вопрос.

Сергутина Марина: Я просто хотела сказать про Дагестан. Буквально на прошлой неделе состоялось первое судебное заседание в Махачкале, и, по-моему, оно еще не закончилось, поэтому мы с Вами обменяемся координатами, Вы можете просто посетить это заседание. Заодно как раз наладите контакты с представителем нашей партии.

Винюков И. А.: Спасибо. Вопрос Дудкина Дмитрия Борисовича, Ленинградская область.

Дудкин Д. Б.: У меня небольшой технический вопрос. Вот вы показывали иски, решения, это в Интернете есть?

Михалёва Г. М.: Нет, этого в Интернете пока нет. Потому что мы не хотим, поскольку судебные процессы еще идут, не везде они прошли. Мы не хотим облегчать жизнь другим судам. Но Вам мы вышлем все. Пожалуйста, пишите нам, мы вышлем вам все, что хотите: и итоговые результаты, и образцы, и образцы исков, и кассационные жалобы. Я потом напишу адрес.

Дудкин Д. Б.: Очень хорошо. И второй вопрос, Вы говорили о мозаичности работы. Немножко саркастически высказались по поводу оплаты юристов, но без оплаты никакой планомерной работы быть не может, хотя бы не оплата, но какой-то компенсационный план должен быть.

Михалёва Г. М.: Вы знаете, вот ситуация следующая. Мы сейчас находимся в очень тяжелом финансовом положении. У "Яблока" - денег нет. А суды идут, люди из наших организаций ходят и работают бесплатно, но в этом и смысл деятельности и общественных организаций, и партий, что люди готовы не за деньги работать.

Сатаров Г. А.: Собственно, вы знаете ситуация какая, как я ее сейчас вижу. У одних есть информация, у других есть деньги, у третьих - энтузиазм, но часто все это разделено. Надо как-то все это собрать в единый кулак и скоординировать - вот собственно, в чем проблема коалиции. И тогда это может заработать.

Елисеев С. М.: Галина Михайловна, когда у вас были деньги, вы не могли предусмотреть расходы на это, еще до выборов?

Михалёва Г. М.: Замечательный вопрос. Но что делать, что делать. В следующей компании так и надо планировать. Я собственно об этом говорила. Я не только в порядке самокритики скажу. У нас ужасная работа была по наблюдателям. Мы проиграли 192 округ московский, только потому что мы не смогли закрыть комиссии. И там разница буквально процента 1,5, несмотря на отличное ведение компании. Только потому что не было наблюдателей. Кстати и в других регионах тоже. Надо по-другому строить эти компании. Предусматривать, конечно.