4-я конференция / стенограмма выступления

Михалёва Галина Михайловна

ВЫСТУПЛЕНИЕ НА КОНФЕРЕНЦИИ ФОНДА ИНДЕМ
29 мая 2004


Михалева Г. М.: Спасибо за предоставленное слово. Добрый день всем, интересно что с регулярностью мы встречаемся, где-то раз в неделю в разных помещениях, но на треть это все те же самые лица. Хотелось бы что бы круг наш немного расширялся. Я хочу сказать о трех вещах. Первая тема это опасность видимой линии на ограничение гражданских прав и свобод, я коротко очень об этом скажу и задач которые в связи с этим перед нами стоят. Второе, что мы реально сейчас делаем в части судов, думаю что большая часть собравшихся здесь деталей не знает, а как известно дьявол кроется в деталях и оказывается ситуация очень интересная потому что прецедентов раньше таких не было. И третье, как мне бы виделись основные направления работы нашей коалиции.

Итак, направление первое, здесь об этом уже упоминалось, об одном, об другом законопроекте, я здесь вижу довольно четкую линию опять же в связи с тезисами в Президентском послании. Это закон об митингах и шествиях, который сейчас принят достаточно тихо никаких трений, никаких акций, никакого сопротивления не было. Его, конечно, чуть-чуть улучшили, но он очень плохой этот закон, просто очень. Не знаю, сможем ли мы что-нибудь сделать перед третьим чтением, боюсь что все поезд ушел. Второе это, конечно, референдум, дай Бог, у нас что-нибудь получится. Хотя бы, как закон о митингах, самые жесткие нормы если удастся нам лимитировать уже хорошо будет. Это и угроза введения закона о пропорциональной системе, которая практически выкинет с политического поля и так достаточно сейчас в трудном положении, находящиеся партии, гражданские партии, конечно я имею ввиду, а не административные, то есть останется очень мало возможностей для действий и вот как я вижу, следующее направление ограничения оно коснется общественных организаций Президент в общем ясно дал понять в какую сторону это идет "всем сестрам раздал по серьгам", мы с вами живем на западные деньги, гражданам не помогаем. Ну и вообще, надо правильно, как партии нужны правильные, так и общественные организации должны быть правильные. И здесь просто нам нужно очень, очень быстро объединять усилия, начинать действовать, иначе даже те зоны свободы, которые у нас остались, еще есть, но их очень мало , ну вот сидим мы все-таки здесь разговариваем уже приятно. Они сократятся и будет значительно тяжелее.

Второе про суды. Короткая история. На самом деле как многие инициативы, история эта началась достаточно спонтанно, сразу после выборов. Мы стали сравнивать протоколы наблюдателей с тем, что было вывешено в ЦИКе и нас просто поразило количество расхождений, вот после этого мы взялись считать протоколы, "Голос" к нам тут же подключился, мы в данном случае, здесь я аудитории должна объяснить двойную идентификацию. Я одновременно Директор "Центра изучения современной политики" и Руководитель регионального управления "Яблока". Я каждый раз буду уточнять в каком качестве все это происходит. И так, мы в данном случае "Яблоко". "Голос" нам 2000 протоколов, тут же мы начали переговоры с коммунистами, которые…4000 вы нам отдали, но смогли использовать только 2000, это точно также как СПС дал нам больше, вот СПС, и реально смогли использовать 2000, и 10000 у нас было своих, всего 14000 тысяч протоколов мы смогли обработать. Ну вот здесь что важно, коммунисты обещали, обещали, ходили к нам на совещания, но так в результате ничего и не дали, но правда там произошла одна интересная вещь и СПС, и коммунисты они считали только соответствие по основным партиям показателей, а мы считали, сравнивали по всем графам, и входе сравнения у нас выяснилось, что основные расходждения они не по партиям, а по количеству действительных протоколов и по колическву людей внесенных в список. Вот кому интересно будет, потом может подойти, я просто дам сводную таблицу по результатам. Это первая и десятая графы протокола. Ну конечно, расхождения были особенно в некоторых республиках и по "Единой России" причем видно там по протоколам как берутся голоса у "Яблока" и КПРФ и приписываются в "Единую Россию". В общем я не буду подробно рассказывать, количество расхождений было просто фантастическое. И, после того как у нас собралось определенное количество информации, мы твердо решили поддавать иски в суды, тоже долго спорили какой должен быть алрогритм, в какие подавать суды. Коммунисты нас отговаривали, гововрили, вот мы оже подавали у нас ничего не получилось до этого, куча была негативной публикации в прессе. Ну какой, ну понятно после драки машут кулаками, проиграли теперь у них тут все виноватые. Сами плохо компанию провели, а теперь в суды пошли. Но тем не менее, у нас и в партии есть такие позиции до сих пор. Но тем не менее мы решили, что мы должны обязательно довести дело до конца. Да я вот начала, говорить как считали по всем графам, СПС и КПРФ считали только по результатам по себе, но вот в ходе нашей длинной консультации, нам удалось убедить, СПС вообще отказалось от этого дела, передав как я уже сказала нам протоколы, а КПРФ мы убедили, что надо считать так как считаем мы и вот они сейчас взялись считать, последнее что мы слышали от Соловьева, представителя КПРФ в ЦИКе, что они взялись считать, и обязуются просчитать четверть. Но не знаю получится у них или нет, но вот у нас сейчас такое ощущение у коллег, что сейчас они, к сожалению, не этим заняты, а совершенно другими вещами. Посмотрим, что уних получится если они просчитают и отдельно подадут в Верховный суд, ну и слава богу, чем больше исков, тем лучше. Итак, что у нас получилось? У нас получилось 44 региона, 113 округов, сейчас там ответили все суды, начались судебные процессы. И в связи с этим у нас начались проблемы..

Сатаров Г. А.: Формулу иска можно?

Михалева Г. М.: Да, конечно. Сейчас, сейчас. Формула иска о признании незаконным отмену принятия решений окружной избирательной комиссии нижестоящих территориальных избирательных комиссий об установлении итогов голосования по Федеральному избирательному округу, тоже кому интересно, у меня здесь есть образец искового заявления. Может подойти и посмотреть. Итак, начались суды мы столкнулись с тем, что это очень сложно, и проблема очень большая, понятно, и денег нет. Все на общественных началах, то есть некоторые наши юристы, сказали давайте нам деньги, мы пойдем, смету нам выставили, мы сказали, извините, что поделаешь. Надо все на общественных началах. "Голос" нам очень сильно помог, те регионы, где у нас не нашлось людей, которые могли бы ходить в суды, будут люди от "Голоса", что очень хорошо. Это реальное практическое взаимодействие. Очень по-разному идут эти процессы, во-первых, на первом этапе, очень разные документы затребовали суды, кто-то затребовал оригиналы протоколов, кто-то затребовал еще какие-то дополнительные сведения, кто-то затребовал более развернутое обоснование, затребовали нотариально заверенное свидетельство о регистрации партии. Ну в общем полный разнобой. Суды к такому количеству исков, на самом деле, и вообще к искам были не готовы, они совершенно не знают, как реагировать, вызывают разных людей как заинтересованные стороны, понятно, что вызывают Председателей комиссии, членов комиссии, иногда вызывают представителей "Единой России", иногда всех партий, иногда вызывают администрацию, тоже полный разнобой. Уже в самих судах возникают очень интересные истории. Я расскажу про Башкортостан, потому что там была самая яркая история. Там у нас, был посчитан второй протокол комиссией, вызывают Председателя в суд и спрашивают, вот у вас есть второй протокол, вы, когда второй протокол заполняли, вы перед этим пересчитывали бюллетени? Он говорит: "Я не помню, пересчитывал или нет". А вот как вы подписи ставили? Ну, как же вызывали по одному членов комиссии и, так и ставили подписи, ну вот такие истории, там возникают, что получилось в результате? В результате, у нас есть решения по 13 субъектам, понятно, что содержание решения нам было в заранее известно, формулировка, что результаты не влияют на итоги голосования, но нарушения процедуры признаются, это очень важно, это подает на основание подавать кассационные жалобы, сейчас мы подали ряд жалоб, причем здесь мы расширяем доказательную базу, тоже кто хочет посмотреть, вот здесь образец кассационной жалобы, и там мы добавляем различия по результатам между протоколом №1 и №2. Мы посмотрели, посчитали, что там расхождения порядка 300 тыс., это означает что на 300 тыс. меньше избирателей голосовало за одномандатников, чем за партии. Как это может, быть одному богу известно. То есть процесс идет, останавливаться мы не будем, нам нужна, конечно, любого рода помощь, и нам нужно как можно более широкое распространение этой информации, вот этот сам объем, он дает серьезный положительный эффект, и для членов избирательной комиссии в регионах и для ЦИКа, кстати, Вешняков сначала говорил, что на это не надо обращать внимание, а в последних выступлениях он признает, да, вот это важно, это позволяет перестроить нашу работу, что да у нас комиссии работают, методичку они выпустили на основании этого дела. Единственно, что это очень и очень трудоемко.

Второе направление, здесь очень коротко.

Винюков И. А.: Мы вам дадим слово и после, не бойтесь.

Михалева Г. М.: Ну давайте, как аудитория?

Сатаров Г. А.: Ну зачем прерывать, может быть дослушаем!

Михалева Г. М.: А потом вопросы. Ну хорошо, вторая вещь которую мы делали, это на самом деле тоже шло параллельно, это подготовка иска. Там будет совершенно другая доказательная база, я думаю, что я здесь только расскажу о консультациях и на каком этапе. Поскольку есть Вадим Прохоров, который этим занимается, я думаю, он потом выступит и, как юрист, уже скажет более обоснованно.

Но я скажу следующее, на каком мы сейчас этапе, сейчас по средствам массовой информации уже почти это готово, мы добавим туда то, что у нас получилось по протоколу, может еще какие-то основания, консультационная работа в этом направлении идет.

Субъектами подачи, это уже решено, будет "Яблоко", в КПРФ принято такое решение, и ряд физических лиц. Я думаю, что Вадим потом подробно об этом расскажет.

Здесь мы заходим с другой стороны одновременно. Мы это делаем сразу с задумкой, что решение Верховного суда будет известно, и потом мы пойдем, с одной стороны, в Конституционный суд, с другой стороны, в Страсбург.

Чтобы жизнь медом не казалось нашим новостям.

Вот это то, что мы делаем в части судов, и теперь как мне бы виделась дальнейшая работа коалиции.

Я не случайно с самого начала задала вопрос про партии.

Я думаю, что, конечно, работать надо всем вместе, причем чем жестче режим, тем теснее должна быть эта работа. Поэтому и я ходила на этот самый левый форум, и люди наши ходили, потому что надо идти во все стороны, работать со всеми возможными союзниками, потому что я очень приветствую такое желание ощущать себя сильными, бить кулаком в грудь. Конечно, нас много, да, Георгий Александрович, нас много, но мы все в разные стороны, с разными позициями, и мобилизовать эти усилия очень-очень тяжело. И все, что у нас есть сейчас, а есть сейчас, при всем моем уважении к гражданским организациям, конечно, у партии, я здесь имею ввиду в первую очередь КПРФ и "Яблоко", сети они и больше и работают они лучше.

Если мы в регионах… ну что регионы, посмотрите на зал, кто здесь сидит. Сколько здесь людей из "Яблока"? Видно же. Ну, много достаточно.

Голос из зала: А с КПРФ есть?

Сатаров Г. А.: Есть.

Михалева Г. М.: Видите мало. Это плохо. Возвращаюсь к теме. Видно сейчас, что это взаимодействие возможно. И понятно, что только объединив все эти усилия, можно что-то реально сделать. Да… Лиля Васильевна смотрит на меня критически и сбила меня с мысли.

В регионах же, к сожалению, активных людей очень мало, если мы туда приезжаем, мы видим, что один и тот же Иванов, он и в "Партии", и в "Голосе", и в МХГ, и в "Мемориале", и все это один и тот же Иванов.

На самом деле ситуация напоминает 89 год, когда три человека образовывали одновременно пять партий и восемь общественных организаций.

Поэтому задача есть еще одна - мобилизовать тех, кто еще в это дело не включился, чтобы люди почувствовали, что это угрожает и им тоже.

Для меня ясно, что такая мобилизация возможна на примере 1 мая.

Когда мы проводили акцию, ну помните, наверное, "Гражданское общество против полицейского государства".

Когда мы начинали все это дело, в данном случае это я, думали, что ничего не получится, страшно боялись, что никто не придет. В Москве пришло пять тысяч человек, у нас это было в тридцати пяти регионах, т.е. возможна мобилизация, мобилизация возможна, и, конечно, это надо использовать. Теперь очень коротко, потому что я думаю, что я утомила уже всех. Направления работы. Я думаю, что нужен, извините за такое советское слово - комплексный подход. В чем он, на мой взгляд, заключается? Я думаю, что надо выбирать экземплярные регионы, где есть какие-то зоны свободы, где это не безнадежно, где есть на кого опереться, и в смысле общественной сети, и в смысле коалиции нашей, и в смысле дружественных организаций, и в смысле партийных сетей.

И делать тотальный контроль. Лиля Васильевна не сказала об идее, связанной с Самарой. Идея связана с чем? Первое, отслеживается представленность в средствах массовой информации специалистами, теми, кто это делать может, это и Трансперанси, и ИНДЕМ, и другие службы, специализированные, чтобы это не делать кустарным способом, чтобы это делали специалисты. Причем делать это сразу с прицелом на возможные судебные процессы. Почему? Потому что, например, при подготовке к иску в Верховный суд, оказалось, что ни у кого это нет. И пришлось платить дополнительные деньги, очень большие деньги, для того чтобы была доказательная база. Здесь надо заранее стелить соломку и это дело готовить. Второе, это квалифицированные наблюдатели закрытия всех избирательных участков, и по возможности свои люди в избирательных комиссиях. Третье, это соответственно, эффективный контроль в день выборов, и юридические группы, которые отслеживают нарушения, и сразу оспаривают их в суде. И четвертое, это подготовка уже после выборного оспаривания результатов опять же в судах. Суды должны играть очень важную роль. Почему? Да, потому что нет у нас другого инструмента давления. Нет. И здесь очень важно, чтобы это имело массовый характер, не было экземплярно, Потому что именно, эта экземплярность, мозаичность, когда полная картина не складывается, она нам мешает. Я думаю, что, на самом деле, это сделать вполне возможно. Ну, и на конец. Когда… я возвращаюсь к началу своего выступления в стиле рондо, когда возникают такие ситуации существенных угроз, гражданскому обществу, демократическим партиям и гражданам вообще, как принятие закона о митингах, как принятие закона о референдумах, я думаю, что здесь надо, организовывать массовые акции, в том числе несанкционированные. Другого выхода нет, власть чего боится всегда? Того, что все это выйдет из под контроля, а массовая акция это визуализация выхода общества из под контроля. Власть это пугает всегда, здесь на примеры я ссылаться не буду, они у всех перед глазами. Наши собственные примеры и примеры соседних стран. Спасибо, я думаю, я на этом закончу.