4-я конференция / стенограмма выступления

Кынев Александр Владимирович

ВЫСТУПЛЕНИЕ НА КОНФЕРЕНЦИИ ФОНДА ИНДЕМ
29 мая 2004


Кынев А. В.: Добрый день, материал роздан, я думаю, что большинство имело возможность с ним ознакомиться, пусть не подробно, то хотя бы по основным позициям. Поэтому я базовые тезисы в виде каких-то пунктов повторю, но, естественно, пересказывать весь текст я не буду.

Первое, на что бы я хотел обратить внимание - конечно то, что мы говорим, пишем тексты, высказываем мнение друг другу, экспертные оценки и так далее, это всё, конечно же, хорошо. Проблема лишь в том, что вот это наше сообщество, где мы общаемся, оно узкое, это какие-то аудитории в Москве, в каких-то крупных городах, какие-то наши интернет-сайты, которыми пользуется ограниченное количество людей. Для широкой общественности большинство этой аргументации, этой информации остаётся бесконечно далеко. Люди просто об этом не знают, не понимают, для них вся эта манипуляция с общественным сознанием, которая происходит с экранов телевизионных каналов - то, что говорит Вешняков, Путин, всё воспринимается за чистую монету, воспринимается как борьба за демократию, за честные чистые выборы. Объяснять, что это манипуляция, всё это с двойным дном, а то и с тройным, просто зачастую некому. Поэтому, на мой взгляд, сегодня проблема номер один - это донесение результатов нашей деятельности до широкой общественности, той общественности, которая заинтересована и в состоянии эту информацию оценить и получить (а это интеллигенция, крупные города, университетские центры и так далее). Сегодня реального механизма донесения этой информации нет. Проблема сегодня самая главная: каким образом то, что мы интеллектуально нарабатываем, донести до широкой общественности. Потому что пока мы это не донесём, никакой обратной отдачи не будет и никакого роста сетей, никаких новых людей, на которых можно опираться в регионах, не будет. Вопрос в том, как эту систему создавать. Это проблема прессы, каких-то аналитических сборников. На мой взгляд, надо делать какие-то массовые адаптированные для читателя вещи, "разжёвывающие", объясняющие, почему, каким образом у избирателей отбираются их права. Его нужно защитить. Людям нужно объяснять, что ими манипулируют, что их лишают элементарных гражданских конституционных прав и что есть человек не ощущает это на себе сегодня, он ощутит на себе это завтра. Приводить конкретные примеры, примеры, примеры. Это единственный способ, на мой взгляд, создать какое-то действительно массовое движение, массовую опору в регионах, без которой систему изменить нельзя. Пока всё это буря в мензурке. Власть совершенно спокойно может на это смотреть, потому что какие бы мы замечательные не были, мы ей сильно не мешаем. Портим имидж, для тех, кому этот имидж важен, а остальным всё "по фигу", извиняюсь за такое выражение.

Что касается базовой темы доклада, она посвящена анализу предложений нашего уважаемого Президента избирать Государственную Думу по пропорциональной избирательной системе. Это предложение находится в логике всего развития страны за последние годы, смысл которого минимизация политической конкуренции, привод политики в полностью управляемую сферу, у нас была плановая экономика, теперь у нас плановая политика, когда чётко определяется кому что дозволено, в каких рамках, объемах и все регламентирующие обязанности и всё остальное чётко прописаны. Так что мы должны по этой логике чётко знать, кому дозволено, а кому не дозволено. У нас все эти годы постоянно регламентировали закон, всё более усложняли процедуру регистрации, с каждым годом всё сложнее и сложнее становилось стать кандидатом, всё сложнее и сложнее становилось вести кампанию, когда ты не у власти. Теперь система доходит до логической точки. Граждане вообще лишаются права выдвигать, граждане вообще лишаются права быть избранным, это право опосредуется путём фильтрации через политические партии. То есть у нас получается система многократных заслонов между избирателем и властью, между его непосредственным правом избирать и быть избранным, начиная с того, что возникает первый этап фильтрации на этом этапе - это фильтрация при вступлении в политическую партию, выдвижение от политических партий. Второй этап - это регистрация этих партий органами юстиции. Третий уровень фильтрации - избирательные комиссии. Четвёртый - суды. Но по закону нам предлагается ещё и пятый уровень фильтрации - так называемые открытые списки, когда власть сама будет решать, кому из списка какой партии в какой последовательности получать бюллетени. Совершенно очевидно, что в этой системе многоуровневой фильтрации никакой внесистемный человек, выражающий какие-нибудь не те, "неправильные" взгляды, просто кому-то не нравящийся в лицо, никогда не получит ни политической трибуны, ни власти, ничего. Это система полной профанации, система имитации демократии, имитации власти, которая просто разрушает основы государства.

Коллега Елисеев в маленькой реплике в начале задал вопрос: "Как можно в президентской республике вводить пропорциональную систему?" Это нонсенс. Потому что пропорциональная система может быть в принципе в парламентарной республике. Почему? Мы прекрасно понимаем, что все элементы системы государственной власти (немножко уйду в политологию на секунду), все системы государственной власти связаны и каждая имеет свою систему стимуляции, на общую систему власти в обществе, в стране, всё взаимосвязано. Очевидно, что президентская республика по своей сути, а это классика политологии, президентская республика в один тур стимулирует двухпартийность, двухтуровая система по Дюверже стимулирует двухблоковую систему, а пропорциональная - многопартийную. Но грубо говоря, если республика президентская, то она стимулирует систему двух блоков, так как у нас друхтуровая французская модель. А пропорциональная система стимулирует многопартийность. Если у нас избирательная система президента и парламента стимулируют взаимоисключающие партийные системы, что может получиться в результате? Если вы в одной кастрюле варите манную каше и суп, то у вас получится что-то совершенно несъедобное. Вот у нас и что-то совершенно несъедобное последние 10 лет и получается, потому что у нас разные законы стимулируют разные вещи. У нас система взаимоисключающих стимуляций получается. Не может никакая нормальная система вырасти в таких условиях. Очевидно, что те люди, которые предлагают такой закон о выборах, такие законы о партиях, их не интересуют системные увязки. Их не интересуют, что как и в физике есть формулы, так и в политологии свои формулы, жёсткие, им подчиняется политическая реальность. Их это не интересует. Их интересует решение сиюминутных политических проблем. Это политика временщиков, которые не думают о собственной стране, которые не думают о развитии политической системы, которые не думают о том, какая в итоге формируется политическая культура в обществе как таковом. Это всё ведёт к одному - к отчуждению общества и власти, к утрате властью легитимности. Поэтому на мой взгляд совершенно очевидно, что властью решается вопрос о введении пропорциональной системы - это ничего не решит, никаких реальных партий не будет. Конституция не меняется, у нас президент почти монарх, почти абсолютный царь, президентские выборы - это имитация, у нас наследственная власть по факту, очевидно, что в этой системе всё решает приближенность к двору, дружба с клерком в администрации президента, который тебе, если нужно, спихнёт вовремя какой-нибудь закон или бумажку, чтобы ты вовремя что-либо купил или продал и так далее.

Поэтому партийная составляющая при обладании реальной властью не играет никакой роли. Главной стимуляции политических партий нет. Поэтому то, что эта система стимулирует партийную систему - это иллюзия и самообман. Она стимулирует бюрократию партийную, а не реальную массовость партий. Это просто ещё один механизм фильтрации. Тем не менее какие-то плюсы у этой системы есть, они названы. Действительно, по сравнению с тем, что сейчас, партии станут привлекательнее для каких-то серьёзных людей, потому что это станет единственный механизм хоть как-то попасть в представительные органы власти и быть услышанным. Поэтому, конечно, какой-то мотив для серьёзных людей вступать в партию будет. Но другой вопрос, сразу возникает "но", что получается система по сути дела монополии одной партии, то реально это получается вместо шестой статьи конституции - пропорциональная система. При советской нужно было иметь партийный билет, а теперь ты просто без вступления в эту партию никуда не изберёшься, потому что будет пропорциональная система. Можно, конечно, вступать в оппозиционные партии, но тогда можно сказать "прости-прощай" своему бизнесу или чему-то ещё. У нас получается новый вариант шестой статьи.

Второе. Я думаю, что это главная мотивация, если мы посмотрим на бывшее постсоветское пространство, у нас пропорциональная система введена в двух странах: Грузии и Молдове, я не говорю про Прибалтику. Мотивация в обеих странах одна - это борьба с какими-то региональными анклавами, чтобы лишить их возможности получить своих представителей в парламенте. Очевидно, что инициация пропорциональной системы имеет смысл максимально ослабить губернаторов, ещё более ослабить региональные элиты, полностью подмять под себя парламент, ну и возможно, каких-то крупных региональных олигархов. В этом есть элемент позитива, потому что когда депутат ориентирован только на местечковый интерес, понятно, что кто-то должен думать и о стране, о развитии страны в будущем, писать долгосрочные программы, концепции. Ведь у нас сегодня все партии - это пиар-проекты. Почему люди сейчас голосуют за "Единую Россию"? Потому что все остальные партии просто безлики, они говорят одно и то же, нет ярких идей, нет ярких программ, по сути дела, они ничего не несут. Когда люди видят: они ж все одинаковые! И всё сводится к "За" президента, "Против" или протест. И всё. Какое-то формирование партийных ядер, при том что все остальное расплывчато, невозможно. Партии будут, как бы более нацелены на какие то свои стратегические программы, целевые аудитории, элемент этого будет. Но опять-таки его абсолютизировать не стоит с учётом на то, что я уже сказал. Ведь то, что регионы лишатся своего представительства в парламенте - это на самом деле очень большой негатив, потому что мы федеративная страна, мы страна огромная, у нас есть региональные различия, у нас есть огромные этнические, конфессиональные различия, если у нас целые территории страны выпадут из представительства в парламенте - ни к чему хорошему для единства страны это не принесёт, потому что если диктат сверху усилится, у нас просто пропасть увеличится между центром и Москвой, это наоборот отдалит регионы от Москвы, а не приблизит их. И эта иллюзия управляемости - это на самом деле иллюзия.

Третий момент, может быть, самый главный. Конечно, в условиях управляемой демократии даже та смешанная система, которая есть, ведёт к манипуляциям. Мы прекрасно знаем, что у нас большинство одномандатных депутатов, независимо от кого они избирались, путём принуждения были загнаны в "Единую Россию", в итоге партия, которая получила 37 %, получила 2/3 мандатов. Этакая диктатура меньшинства. Когда говорят "Мы власть большинства", какого большинства? Проголосовало 37 % от тех, кто пришёл. Да, подавляющее большинство либо не пришло, либо голосовало за другие партии. Но вся власть почему-то у вас. Очевидно, что если бы выборы были чисто пропорциональными, то 37% в 67% не превратились бы. Но это утешение слабое, учитывая те вещи, что я сказал. Какие ещё базовые минусы?

В соответствии с этими минусами формируется повестка дня, за что мы должны бороться, какие вещи нужно, необходимо отстаивать.

Первое. Очевидно, что нам необходимо бороться за развитие парламентских институтов, потому что только это действительно реальный мотив для развития партий, потому что без парламентаризма, без парламента партийной системы не бывает. Иначе она превращается в гарнир и более ни во что. И начинать надо прежде всего с регионов, потому что когда у нас суперпрезидентская республика, она спускается на низовой уровень и мы имеем 89 регионов, маленьких суперпрезидентских республик. Нужно менять "закон об основных гарантиях..", который навязывает регионам модель так называемой единой исполнительной власти. Парламентаризм надо внедрять начиная с мест, в том числе допускать создание парламентских республик на уровне субъектов федерации, потом, может быть, доходить до федерального уровня.

Второе. Очевидно, что невозможно при нынешнем законе о политических партиях никакого политического развития. Да, это закон о консервации политической системы, да, это закон, который делает невозможным создание партий путём гражданских инициатив с мест. Это пиар-проекты, да, по сути дела, если хочешь иметь партию, значит, нужно, чтобы в половине субъектов был штатный работник, потому что нужно каждый год сдавать балансы, нужно стоять на учёте в фондах, нужно каждый год собирать анкеты, ведомости, проверять численность и так далее. Это чудовищная работа. это дикий затратный механизм, причём завышенные требования к численности, все партии превращаются в фикцию. По сути дела любую из них, поскольку требования закона заведомо невыполнимые, и, понятно, у каждого есть натяжки в документации, любую партию можно снять с регистрации. В этой ситуации все партии абсолютно зависимы от власти, все партии жёстко фильтруются, огромное количество партий фиктивно зарегистрировано, но абсолютно реальная НБП Лимонова никогда не будет зарегистрирована. И мы понимаем, в чём здесь дело. Очевидно, что в этой системе старые партии не устраивают общество и это хорошо видно по думскому голосованию, а новые партии в этой системе создать нельзя. В результате мотива идти голосовать на выборы не будет. В итоге ценой принятия пропорциональной системы станет массовый отказ от участия в выборах, массовый абсентеизм, рекордное падение явки, что будет означать полную делегитимизацию власти вообще. Мы получим абсолютно нелегитимную власть, нелегитимное государство. И у нас окукливание власти станет просто чудовищным. Поэтому очевидно, что нужно жёстко требовать изменения закона о партиях, у нас должна формироваться нормальная эффективная партийная система. Массовые партии ушли в прошлое - девятнадцатый, начало двадцатого века. В мире давным-давно существуют довольно мобильные структуры, движения, кадровые партии. Но нет - нам в стране с кадровыми партиями вдруг принудительно принимают закон о массовых партиях! Очевидно, что сегодня этот закон в принципе невозможен для демократической страны, необходимо от него отказываться, возвращаться к прежней системе партий, которая была, отменять эти дикие требования по поводу того, что партия сдаёт кучу документации, как фирма какая-то, как компания, Это другой механизм, это другая сфера жизни. Не надо с партиями по законам бизнеса писать бумаги, иначе они просто жить не смогут, потому что это совсем другой механизм. Если люди объединяются - их объединяет проблема, а не деньги. И нужна людям возможность эту проблему отстаивать.

Третье. Совершенно очевидно, что если будут настаивать на этом законе, нужно жёстко поднимать вопрос и бороться о том, чтобы менять порядок избрания Совета Федерации, потому что очевидно, что если эту инициативу будут проталкивать, а видимо, ее будут проталкивать, то у нас хоть какой-то способ сохранить единство страны - это чтобы всё-таки члены Совета Федерации избирались непосредственно населением. Это единственный механизм хоть каких-то реальных представителей, хоть какую-то реальную смычку между властью и людьми на местах создать. Потому что иначе смычек не будет вообще.

Эта система - полная иллюзия. Я хочу сказать, что то, что предложено - ещё не самое худшее. Может быть всё ещё гораздо хуже. Хочу напомнить известную вещь, что нас по этому закону ждёт семипроцентный барьер на следующих выборах. Это вообще прелесть! А там в администрации президента на полном серьёзе ходят и предлагают: "А давайте до 10 повысим или до 12-ти с половиной". Вообще будет замечательная система. Более того, в последнее время появились предложения о том, чтобы ввести императивный мандат. Вы представляете, что такое пропорциональная система с императивным мандатом? Это означает, что если ты голосуешь неправильно, то тебя исключают из фракции и передают следующему. Это не шестая статья, это гораздо хуже. Знаете, это что-то из серии сталинизма, "шаг в сторону - попытка к бегству" - лишение мандата, повестка в прокуратуру и всё остальное. На мой взгляд, заканчивая выступление, хочу сказать, что жизнь в состоянии опровергнуть наши самые пессимистические прогнозы. Так что если есть вопросы...

Елисеев С. М.: Вы так пессимистично объяснили... Вопрос тогда стразу: Что делать? Георгий Александрович предлагает реформировать закон по пропорциональной системе, ваше суждение - мы должны отказаться от закона по пропорциональной системе. Я вас правильно понял?

Сатаров Г. А.: Я задам свой вопрос, потому что он взаимосвязан. Дьявол в деталях. Правильно ли я вас понял, что когда вы говорили "пропорциональная система" в течение всего выступления, вы имели в виду следующий вариант: что Путин вместе с верными соратниками берут и просто кастрируют мажоритарную часть от нынешней избирательной системы и всё. Ну, может быть, ещё повысят барьер или от радости введут ещё императивный мандат. Потому что есть пропорциональная система и пропорциональная система, как вы знаете. Что вы имели в виду? И с этим связан, конечно, ваш вопрос.

Кынев А. В.: Нет. Естественно, когда я говорил, я эксплицировал, что предложение Путина означает кастрацию, как было сказано, мажоритарной части. Проведение по нынешним списочным правилам по полному составу ГосДумы. Но, конечно, на самом-то деле, вариантов пропорциональной системы может быть много, да, есть немецкий сценарий, есть какие-то другие варианты, их может быть много. Но проблема заключается в том, что даже если введут какой-то более либеральный, более приличный вариант пропорциональной системы, не такой, как у нас, примитивный - единый список на всю страну, и так далее. Если разбить страну на какие-то части, допустим, федеральные округа, считать голоса по ним, отдельно и так далее. Это меняет что-то, но в очень слабой степени, потому что главный принцип отчуждения граждан остаётся. Он-то не меняется. Потому что если у нас всё равно участие граждан в политике будет отфильтровываться через политические партии, при этом не меняется закон о партиях, если сам допуск политических партий жёстко регламентирован, всё равно допущены только избранные. Ты хоть как назови, но такая система многократного отсева, многоуровневой фильтрации всё равно будет превращать выборы в фарс чем дальше, тем больше. Поэтому без реформы закона о партиях, без избрания Совета Федерации по округам, вот эти негативные факторы, которые я назвал, всё равно остаются. Но можно ситуацию немножко улучшить, только немножко. Я не сказал отдельно про голосования по открытым спискам. В чём вся прелесть ситуации? Нам же предлагают это в одном флаконе: чисто пропорциональная система плюс открытые списки. У нас по открытым спискам есть инструкция ЦИКа, которую рекомендовано принимать во всех регионах, во всех региональных законах, где в бюллетенях в последней главе добавляется ещё одна графа. Голосуют за кандидата от такой-то партии за номером таким-то. И человек вписывает туда номер этого кандидата. У нас, допустим 20 партий, у каждой партии сколько кандидатов в списке. Очевидно, что в бюллетени это включить невозможно, мы не можем каждому выдать том "Войны и мира", чтобы кто-то читал-смотрел. Очевидно, что ни о какой отдельной сточки за каждого кандидата речи быть не может. Так же, как речь не идёт о том, что какой-то избиратель будет это читать и смотреть. Мы понимаем реальный уровень нашего избирателя, мы понимаем реальный уровень контроля. Мы при этом довольно простом законе, при этих довольно простых протоколах не можем ничего проконтролировать. Ну разобьем мы страну на семь федеральных округов, разобьём на группы регионов и так далее...

Сатаров Г. А.: Дайте объясню. Вы мотивируете некорректно. Вы берёте вариант избирательной системы, придумываете под него наихудшую реализацию и на этом основании критикуете избирательную систему. Я могу придумать, и, собственно, это не надо придумывать, это уже в нашей истории было, омерзительные варианты реализации мажоритарной системы, в которой выстраивают столько же фильтров для избирателей. Поэтому, на самом деле, любую систему, тем более, что каждая из них не идеальна, можно испоганить беспредельно. Поэтому некорректна сама по себе критика избирательной системы при придумывании под неё наихудшего варианта.

Кынев А. В.: Я не критикую пропорциональную вообще, я критикую то, что у нас. Мы исходим из того, что есть. Закон о партиях такой, какой он есть сегодня.

Бузин А.Ю.: Дополнение к тому же вопросу, который сейчас был задан: А если всё-таки отказаться от заградительного барьера вообще при полном введении пропорциональной системы?

Кынев А. В.: А закон о партиях оставим прежним?

Бузин А.Ю.: Закон о партиях оставляем прежним, отказываемся от заградительного барьера. Не будет ли лучше?

Кынев А. В.: Будет лучше, чем с заградительным барьером, конечно.

Московкин Лев: Два слова буквально. Не совсем так вы говорите. Это я в продолжении того, о чём говорил Георгий Александрович. Эта идея Вешнякова, которую он сумел вложить в уста Путину каким-то образом. И он сказал совершенно твёрдо, что если не будут объединены достоинства от пропорциональной и мажоритарной систем, он вводить не будет. Вот как это, непонятно. Он действует очень осторожно.

Винюков И. А.: Продолжим после обеда.

Кынев А. В.: Перед обедом я хочу сказать, что у каждой системы есть свои достоинства и недостатки. Смешанная система прошла четыре кампании и в нашей стране показала, что она довольно эффективна и её можно вполне сохранять.

Забильский В. В.: У меня очень короткий вопрос. Скажите, вот при пропорциональной системе выборов, при его самом наилучшем варианте, решит ли вопрос о справедливых выборах и нефальсификации при наличии такого мощного административного и материального ресурса, которыми обладает сейчас правительство и, естественно, правительственная партия?

Кынев А. В.: Понятно, что мы говорим о комплексе вещей и очевидно, что когда мы говорил о пропорциональной системе, она не в воздухе висит. Я критиковал не какой-то абстрактный политический вариант, то, какой она может быть. Я оценивал то, что есть сегодня, сегодняшний закон о политических партиях, сегодняшний порядок выборов Совета Федерации, сегодняшние механизмы, которые предлагает Центризбирком в регионах, потому что то, что написано в статьях, по поводу того, каким образом, с помощью открытых списков власть сама может решать кто в какой партии получает мандат - это уже есть сегодня, это рекомендации ЦИКа утверждённые, эти рекомендации в некоторых регионах стали региональными законами о выборах, и по ним в некоторых регионах уже произошли выборы, в Калмыкии, в других субъектах. Так что это, к сожалению, это не фантазии, это, к несчастью, анализ нашей реальности. И очевидно, что вся проблема в том, что та самая практика, о которой мы говорим, практика административного ресурса, практика недемократического закона о выборах, практика возможно ещё более чудовищного закона об общественных организациях, она как раз это всё усугубляет. Конечно, в данном случае тут всё очевидно, я думаю.

Дымнов М.: Я просто хотел уточнить немножко самые основные предложения об изменении закона о партии.

Кынев А. В.: Что касается закона о партиях, я думаю, что по большому счёту надо вернуться к той ситуации, которая была до его принятия. Необходимо отметить планку пороговую в 10 000, нужно менять порядок регистрации, на мой взгляд. Много практических предложений, начиная с того, что, на мой взгляд, необязательно, сейчас есть требование, что каждое региональное отделение должно быть зарегистрировано в регионе в органах юстиции. По старому закону было достаточно регистрации на федеральном уровне и внутрипартийной регистрации регионального отделения. Необязательно было идти в органы юстиции, необязательно было становиться на учёт в конкретном регионе. Достаточно было иметь свидетельство из Москвы, что отделение утверждено руководящим органом партии. Это очень сильно облегчало и упрощало жизнь, делало более дешёвым существование организации. На мой взгляд надо вернуться к этой практике. Нужно, грубо говоря, отменить излишние вещи, которые по сути дела превращаются в имитацию, которые ведут к тому, что партии превращаются в бизнес, становятся крайне затратным делом. На мой взгляд, нужно упростить процедуру создания, сейчас порядок - оргкомитет на федеральном уровне, потом полгода на регистрацию в органах юстиции и так далее. На мой взгляд, нужно отменить именно обязательную регистрацию в региональных органах юстиции, сделать её добровольной, фиксировать партию по внутрипартийным документам о регистрации, отменить планку в 10 тысяч членов, она на мой взгляд сильно завышена и вообще убрать - в старом законе её не было. Обозначить примерную планку для существования регионального отделения, например, закон о партиях на Украине, он следующий: что, грубо говоря, для создания регионального отделения нужно иметь не менее десяти человек. Может быть это мало, но я считаю, что это нормально, так как всё большое начинается с малого. Какая-то инициатива возникает, она начинает аккумулировать вокруг себя людей. Если она кажется неинтересной, то для партии это кончится ничем, за неё просто не проголосуют. Ничего страшного в это нет, в конце концов надо давать возможность появляться каким-то идеям - открыто конкурировать, или погибать, или развиваться. А иначе не суждено. Потому что если у нас не будет вариативности развития, если не будут выплескиваться какие-то новые идеи, инициативы в жизнь, система перестанет развиваться и выродится. Это закон управления. Как любая наука, должна содержать механизмы самообновления. А то, что Вешняков говорит, что у нас там, или президент сказал, вот 46 партий хватит. Не президент решает, сколько партий быть в стране, а жизнь естественным путём. Все страны демократические, как правило, естественным путём шли к тому, что количество партий входило в некую устойчивую норму. Это жизнь сама приведёт, для этого не нужно принимать никаких законов, не надо насиловать общество.

Лев Московкин: Остаётся непонятным, зачем в этих законах, кстати сказать, не только политических партиях, в референдуме, который готовится, который вчера принимался, много множественных запретов. Зачем это делается и правда ли, что Минюсту дано указание, чтобы больше не регистрировать вообще никакие новые партии?

Кынев А. В.: Насколько мне известно, Минюсту это указание дано действительно, поскольку имею счастье или несчастье общаться с некоторыми сотрудниками. Да, негласно, но дано. А для чего запрет? Так очевидно, для того, чтобы выхолостить норму. Для чего такой закон о партиях? А чтобы новые партии создать было нельзя, а все, что есть, были абсолютно подконтрольными. Грубо говоря, если какая-то партия в какой-то момент что-то сделает не так, снять её с регистрации нет никаких проблем. Цель одна: установить полный контроль над партиями, а цель закона о референдуме - сделать референдумы невозможными. Понятно, что не те референдумы организованы не теми людьми на не те вопросы. Так что всё очень просто. Тотальная управляемость всего.

Сатаров Г. А.: Я добавлю к ответу на этот вопрос. На самом деле здесь общий механизм управления. Зачем нужны излишние административные барьеры? Зачем нужна усложнённая налоговая системы? Чем больше противоречивых ограничений, тем больше вероятность, что предмет регулирования их нарушает. Когда он их нарушает, он становится регулируемым, управляемым, зависимым. Здесь абсолютно тот же механизм работает, понятно. Причём нарушается нормальные нормы право. Как ограничение на численность - это всё рано что техосмотр машин. Понятно, что любой человек, который садится за руль, заинтересован выйти живым из машины. Это значит, что забота о состоянии машины - это естественная норма человека, садящегося за руль. Зачем это регламентировать? Нигде это не делается. Здесь любая партия хочет, чтобы у неё было побольше членов. Но это предмет её заботы и её работы! Зачем регламентировать этот идиотизм таким образом? Это всё равно, что давайте так, давайте введём нору, что взрослеющий организм homo sapiens должен за 10 лет прибавлять в росте и весе столько-то. Что-то в таком духе. Абсолютно аномально.

Кынев А. В.: Там ещё один важный момент. Вот сейчас необходимо в каждом регионе сдавать региональному зарегистрированному отделению баланс, стоять на учёте у фондов. Формально, во всех региональных отделениях хозяйственной деятельности партии конечно не ведут. И они вынуждены сдавать пустые балансы в 45-ти и более субъекта. Это абсолютно бессмысленная вещь. Смысл только один: загрузить работой человека, потому что очевидно, что никакой хозяйственной деятельности партии не ведут. Вот и всё.