4-я конференция / стенограмма выступления

Елисеев Сергей Михайлович

ВЫСТУПЛЕНИЕ НА КОНФЕРЕНЦИИ ФОНДА ИНДЕМ
29 мая 2004


Елисеев С. М.: Уважаемые товарищи, я не буду долго занимать ваше время, потому что я думаю, что все уже устали. И то, что я хотел сказать, есть в статье, которую вам выдали. Поэтому я не буду занимать это время. Единственное, на что я хотел бы обратить ваше внимание, это на то, что же такое демократия и как мы её понимаем. Демократия представляется как определённость процедуры, неопределённость результата. В данном случае мы имеем прямую противоположность: у нас неопределённость процедур и определённость результата. Неопределённость процедур, она практически присутствует во всех электоральных циклах. Мы избирательное законодательство меняем каждые четыре года, но неизменным является то, что результат один и тот же. Возникает вопрос: какой тип системы мы обсуждаем и какова роль избирательной системы при этой форме правления. Второй момент, который я хотел подчеркнуть, заключается в том, что мы не одни в такой ситуации. По крайней мере уже 25 стран вышли из посткоммунистического прошлого и в этой связи мы единственная страна, которая применила такую избирательную систему, которая действует 10 лет. Все более или менее развитые страны Восточной Европы используют пропорциональную систему и в принципе добились, как мне кажется, достаточно положительных результатов. Третий момент, который я хотел отметить. В принципе, выборы должны содержать саму процедуру выбора, то есть они должны содержать возможность или изменение политических сил у власти. У нас фактически в течение десяти лет меняется название партии, но люди, сидящие в креслах государственной власти, практически одни и те же. В этом отношении волеизъявление народа здесь не существенно. В этой связи я в своей статье обращаю внимание на то, что мы имеем типичные картельные партии, то есть картельные соглашения, которые заключаются ещё до начала выборов. Картельное заключение в данном случае заключается в распределении постов в представительных органах власти между различными фракциями элиты: бизнес, политическая и так далее. В принципе аналогичные картельные партии существуют в странах развитой демократии, но там институты демократии другие, которые сформировались прежде картельных партий, они выполняют более профессиональные функции, чем в нашей стране. И теперь что касается практических рекомендаций. В дополнение к тому, что говорил Георгий Александрович, потому что я так понимаю, что мы несколько отдалились по поводу того, что было в прошлом. У нас про проект в будущее, и вот в этой связи я набросал некоторые рекомендации, которыми хотел с вами поделиться. Первая идея, которая здесь возникает. Я думаю, что мы действительно слишком плохо организованы. И те идеи, которые мы здесь высказываем, я боюсь, что они так и утонут, не станут достоянием общественности. В этой связи я предлагаю, если это возможно, провести по крайней мере семь спецсеминаров либо спецконференций, как угодно, по каждому из федеральных округов с последующим обучением участников распространением той информации, которую здесь существует и в общении других, распространении другой информации, и с последующим выстраиванием региональных сетей. Мне кажется, это может в какой-то степени способствовать продвижению нашего проекта. Задача номер 2 или идея номер 2. Я думаю, что движение имеет смысл тогда, когда в него включается молодёжь. В этой связи я бы порекомендовал уважаемому собранию обратиться к тем, кто более или менее готов, может в силу своих профессиональных способностей работать в этой сфере. То есть это юристы, студенты юридических вузов, профессиональные политологи, социологи, журналисты, которых мы можем привлечь. Для них это стажировка, для них это практика, а для нас это человеческий капитал, человеческий ресурс. В этой связи я предлагаю не ограничивать участие только общественных организаций, но и студентов государственных и негосударственных вузов. Третий момент, который я здесь хотел бы подчеркнуть, это то, что мы должны перехватить инициативу у власти. То есть игра на опережение пошла. В этой связи может быть вы помните, был такой Шарлоттский эксперимент, в Соединённых Штатах в 1991-м году, когда по инициативе одной из газет в штате Северная Каролина было предложено избирателям сформировать повестку дня избирательной кампании политическую повестку дня, а потом уже кандидатам выступить по этой повестке дня. В данном случае мы сейчас имеем со всем обратную ситуацию, нам навязывается повестка дня, а мы можем только реагировать на то, какие заготовки использованы по этой повестке дня. И последнее, наверное, в этой связи. Я думаю, что наверное необходимо использовать те интернет-технологии, которые есть. Я могу сказать по себе, что на информацию об этом проекте Фонда ИНДЕМ попал чисто случайно. У меня студенты, когда узнали, они тоже хотели принять участие, но поезд ушёл. Я хотел бы предложить более активно использовать эти технологии, потому что студент наиболее часто обращается в интернет-среду и, следовательно, это тоже наши потенциальные клиенты. Ну вот, пожалуй, и всё.

Исакаев Г. Г.: Я хотел бы по поводу Шарлоттского проекта спросить. Идея-то, в общем-то, понятная и известная, но насколько я знаю, в Шарлоттском проекте бюджетное финансирование было выделено специально для этих целей: для того, чтобы заинтересовать избирателей участвовать в этом процессе. В нашей стране я лично с предложениями по этому проекту прошёлся по всем нашим курганским средствами массовой информации, журналисты лично говорили: Да, хорошо. Но ни одно из издательств не согласилось хотя бы подобие этого провести перед выборами. Потому что они прекрасно понимают, что наша публичная власть никогда не выделит этих денег на такой проект, потому что публичная власть заинтересована в прохождении конкретных определённых своих кандидатов. Как вам кажется, реально у нас провести что-то подобное Шарлоттскому проекту? Или всё-таки это нереально? Мне кажется, что это совершенно нереально.

Елисеев С. М.: Я понимаю, что государство на это денег не даст. Думаю, что заинтересованные бизнес-элиты, если они серьёзно задумываются о снижении политических и экономических рисков, должны дать.

Сатаров Г. А.: Вы знаете, это между прочим очень хорошая идея. Для сети, которую формирует Открытая Россия, Школа публичной политики в регионах. Через эту сеть можно попробовать такого типа проект реализовать. И я готов поговорить в Открытой России на эту тему.

Московкин Лев: Вот вы говорите "надо", а я ставлю вопрос. Мы заметили, собственно, это наши данные, падение интереса студентов, не вообще молодёжи, а наиболее продвинутой части - студентов, к политике. И с другой стороны, те же опросы показывают, что парламентская журналистика, например, служит не источником информации из парламента, а, скорее, ширмой. Вот как вы считаете, почему? И я, как действующий журналист, спрашиваю: что бы вы посоветовали нам, чтобы пробить эту ширму? Спасибо.

Елисеев С. М.: Понимаете, я представляю социология и политологию. У меня студенты, 60 % студентов работает, подрабатывает на выборах. После того, как они проходят эти выборы, они занимаются теми же самыми технологиями, потому что деньги являются источником их существования. Но они готовы участвовать и в честных избирательных кампаниях. И готовы сами, что называется, отказаться от участия в грязных избирательных кампаниях. Не надо думать, что студенты ничего не понимают. Они всё прекрасно понимают. Другое дело, что мы, более старшее поколение, не оставляем им выбора, не создаём структуру выбора. Поэтому наша задача показать им возможность, альтернативу, создать альтернативу.