2004-2008: Вызовы четырехлетия и
формирование многопартийности в России

 

Период после президентских выборов вызывает ощущения уже ставших привычными гордости и благолепия:

Однако чуть более пристальный взгляд обнажает опасную неустойчивость описанного фасада. Рассмотрим это сооружение по перечисленным выше пунктам.

Рост экономики обеспечен большей частью сырьевым сектором и крайне благоприятной конъюнктурой. Как справедливо выразился Явлинский: это рост без развития. Этот тезис подтверждается крайне скудным обновлением основных фондов, отставанием роста зарплаты от роста производительности и другими показателями. Финансовая ситуация снова стала такой, при которой импорт выгоднее, чем отечественное производство. Последний год ознаменовался беспрецедентно высоким ростом деловой коррупции. Это побуждает иностранные фирмы приостанавливать свои планировавшиеся инвестиционные проекты, а российских предпринимателей – кешировать свой бизнес.

Убедительная победа Путина на президентских выборах демонстрирует прежнее: стабильность неустойчивого рейтинга. Стабильность обеспечивается колоссальными усилиями самого президент и работающего на нее информационной машины. А неустойчивость порождается рядом обстоятельств, среди которых главное: навязанные диспозиции не могут быть интериоризованы. Опасно и другое: вся легитимность нынешней власти держится только на рейтинге Путина, ибо все остальные институты потеряли популярность, и без того весьма низкую. Рейтинг президента рано или поздно начнет падать. И тогда глыба общественного недовольства не будет ни чем сдерживаться.

Общественная поддержка сегодня – единственный реальный ресурс Путина (см. ниже). Но именно этот ресурс совершенно не используется. Убогая попытка опереться на гражданское общество провалилась, а его лидеры разочаровываются в готовности Путина использовать этот ресурс тем быстрее, чем больше общаются с ним.

Подконтрольность Думы уже в предыдущем созыве привела к резкому снижению качества законодательной работы. Начало работы этой Думы иначе как скандальным назвать нельзя. Создается впечатление, что для президента специально разыгрываются сценарии, в которых он может сыграть единственного либерала в России. Но чем чаще будут публично демонстрироваться ситуации, в которых президент выступает в качестве суда последней инстанции, исправляющего ошибки других, тем увереннее будет формироваться убеждение в том, что именно он отвечает в стране за все.

Последовательное управление составом Думы привело к катастрофическому снижению его качества. Сменяющие друг друга клиентелы: “Выбор России” и ПРЕС – “Наш дом Россия” – “Единство” и “Отечество” – “Единая Россия”, от созыва к созыву вымывали политику, идеологию и профессионализм из депутатского состава. В результате депутатский корпус лишен любых структурообразующих факторов, кроме одного – доступ к ресурсу патрона, обеспечиваемый принадлежностью к клиентеле. Даже небольшое ослабление этого ресурса превратит нижнюю палату в неуправляемое сборище жадных хищников, не ограничиваемых ни партийной дисциплиной, ни ответственностью перед избирателями, ни идеологией, ни моралью.

“Молчание ягнят” – лидеров регионов – не будет тянуться бесконечно. Региональные элиты чувствуют себя униженными и обкраденными президентом. Одновременно они убеждены в том, что “именно они тянут на себе Россию”. Этот когнитивный диссонанс ждет своего разрешения. Сигналом для “регионалов” будет либо приближение президентских выборов, либо ослабление президента (например, в виде заметного падения популярности), либо падение социально-экономических показателей. Не следует забывать, что любимый ими тезис “За все отвечает Москва” не только не забыт, но и всячески подкрепляется последней.

Контроль над телевизионным эфиром, безусловно, дает мощный краткосрочный эффект. Но нельзя забывать о том, что рухнувшая совсем недавно советская власть обладала еще более мощным контролем над СМИ. В долгосрочной перспективе интерес активной части населения, не удовлетворяемый официальным телевидением, будет переключаться на другие каналы информации, которые, пока, будут стремиться ответить на запросы информационного рынка. Но не менее важно другое. Журналисты, хлебнувшие свободы при Ельцине, не чувствуют нынешней политический режим своим.

Порядок на политическом плацу вызывает серьезное беспокойство. Демократический фланг опустошен. На левом фланге назревают катаклизмы. В центре – серая пыль. Одновременно продолжается рост националистических бесчинств, на которые власть реагирует со стыдливостью девицы, впервые увидевшей мужские гениталии. Вопрос формулируется предельно просто: какая политическая сила в настоящий момент способна организовать и канализировать в конструктивное русло общественное недовольство в случае его возникновения? Ответ прост: такой силы нет. Нет такой партии. Именно это и является опасным.

Критиковать нынешние административные реформы – все равно, что бить ребенка. Их неподготовленное и лихорадочное форсирование посередине избирательной кампании явилось следствием полной потери управляемости бюрократией высшим руководством. Только оно было почему-то объяснено выборами и ожидаемой сменой правительства. А потеря управляемости шла все предшествующие четыре года. Это подкрепляется тем, что наблюдается сегодня: правильные идеи, заложенные в реформу, полностью выброшены (за исключением терминологии) при ее реализации. Отсюда следует печальный вывод: управляемость бюрократией не повысится в ближайшее четырехлетие.

Уже сейчас форсировано начинается подготовка к политическим баталиям 2007-2008 гг. Идет перегруппировка на демократическом фланге. Ищут себя левые. Создаются влиятельные общественные движения. Одновременно готовятся и группировки, окружающие президента. Раскол во властвующей бюрократии начался до парламентских выборов. Сейчас он структурируется и закрепляется созданием будущих избирательных штабов. Группирующаяся вокруг Путина бюрократия окончательно теряет былую, и раньше весьма условную, монолитность. Это опасно тем, что ставит под сомнение возможность реализации операции “Преемник”. Более вероятным представляется сценарий нескольких конкурирующих преемников. Результатом может стать победа совершенно неожиданной фигуры (от юмориста до фашиста).

Таким образом, отсутствие нормальной многопартийности в России становится одной из важнейших проблем политической системы страны. Ниже приводится анализ ключевых факторов, влияющих на состояние многопартийности, и предлагаются меры по исправлению ситуации.

Общественное политическое сознание

За последние годы произошли существенные сдвиги в общественном сознании. Важными рубежами, обозначившими эти сдвиги, стали президентские выборы 1996 г., обозначившие для многих прохождение “точки возврата”, и кризис 1998 г., ставший решающим аргументом против патерналистских установок.

Менее всего изменилась структура идеологических диспозиций. Исследование отношений к реформам, проведенное Фондом ИНДЕМ в 2003 г., показало, что доля граждан, позитивно настроенных в отношении реформ, сохраняется (см. Рисунок 1).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рис. 1. Распределение частот принадлежности респондентов классам типологии “Отношение респондентов к стратегии модернизации”

Приведенная классификация строилась на основании анализа оценки респондентами серии из 11 высказываний о реформах. Отнесение респондентов к тому или иному классу производится на основе анализа всех оценок каждого респондента.

Реформизм: поддерживаются реформистские высказывания.

Консерватизм: поддерживаются антиреформаторские высказывания.

Реализм: отрицательное отношение к популистским и радикальным высказываниям.

Эклектизм: поддерживаются противоречивые высказывания, например – о предпочтении плановой экономики и, вместе с тем, об отказе от госрегулирования естественных монополий; поддержка постепенности реформ.

В следующей таблице можно увидеть, как респонденты разных классов оценивали различные высказывания.

Таблица 1. Частоты выбора ответа “Полностью согласен” по серией высказываний о проведении реформ среди респондентов различных классов и во всей выборке в целом

Высказывания
(укороченные формулировки)

Классы

Вся выборка

Рефор-мизм

Консер-ватизм

Реа-лизм

Эклек-тизм

Перед проведением крупных реформ проводить референдумы

68,1

60,5

6,0

43,0

49,8

Реформы нужно проводить гласно, постоянно информируя о них граждан

83,3

88,7

10,0

75,2

71,4

Успехам реформ часто препятству-ют руководители министерств

40,9

47,3

22,1

41,1

39,8

Плановая экономика была лучше послереформенной

11,8

50,8

14,4

35,2

29,3

Заменить плановую экономику рыночной было необходимо

46,3

2,6

19,4

18,5

22,7

Реформы не должны ломать традиции жизни в нашей стране

50,3

76,4

25,4

69,3

58,8

Реформы должны проводиться с учётом специфики регионов

53,0

60,3

23,4

64,2

53,5

Отказаться от госрегулирования естественных монополий

13,0

1,5

7,4

17,5

13,0

Сохранить государственное регу-лирование естественных монополий

37,8

65,3

33,1

46,7

47,1

Реформы в России нужно приоста-новить, они не своевременны

5,1

18,0

10,4

10,1

10,8

Реформы в России нужно проводить быстрее, нельзя их откладывать

38,2

7,8

22,7

21,5

23,0

Следует обратить внимание на два факта. Первый: самую высокую оценку заслужило высказывание “Реформы нужно проводить гласно, постоянно информируя о них граждан”. Второй: высказывание о необходимости форсирования реформ более чем в два раза популярнее, чем высказывание о приостановке реформ.

Существенные изменения произошли в отношениях граждан к властным и общественным институтам. В исследованиях, проводившихся Фондом ИНДЕМ в начале 90-х годов, наибольшей популярностью пользовались три следующих института: СМИ, церковь и армия. Спустя 10 лет приоритеты изменились. Из трех указанных институтов лидерство сохранила только церковь; резко упала популярность всех властных институтов; в лидеры общественного мнения выбились общественные организации. Это подтверждается данными двух исследований, проводившихся Фондом ИНДЕМ в 2001 и 2002 годах, (см. таблицы 2 и3).

Таблица 2. Вопрос: “В какой степени вы доверяете перечисленным ниже организациям, органам власти?”. Сравнение выборок граждан и предпринимателей по частотам выбора ответа “Полностью доверяю” (2001 г.). Приведены ранги частот ответов

№ п/п

Варианты ответа

Граждане

Предприниматели

%

Ранг

%

Ранг

1

Профсоюзы

10,2

5

4,8

5

2

Правительство, кабинет министров

4,9

7

0,7

12

3

Церковь, религиозные организации

17,4

2

9,7

3

4

Президент

21,1

1

14,8

1

5

Органы власти Вашей республики, области, края

4,8

8

1,7

10

6

Политические партии

1,7

12

1,1

11

7

Государственная Дума

2,4

11

0,6

13

8

Местные органы власти – города, района, деревни

4,6

9

2,1

8

9

Армия

10,8

4

6,1

4

10

Правоохранительные органы милиция, прокуратура, суд

3,0

10

1,8

9

11

Печать, телевидение, радио

5,5

6

3,0

7

12

Фирмы, предприниматели, бизнесмены

1,5

13

3,7

6

13

Движения, организации по охране окружающей среды

15,1

3

11,1

2

В следующей таблице 3 вместо частот выбора одного из ответов используется индекс, подсчитанный на основе информации о частотах всех ответов.

Из таблиц усматривается катастрофический контраст между популярностью партий и общественных организаций. Чем бы он ни объяснялся, из этого следует важный вывод: плодотворное партийное строительство должно осуществляться с опорой на общественные организации. Причем необходимо прекратить относиться к ним как к политическому “пушечному мясу”. Общественные организации при партийном строительстве должны:

 

Таблица 3. Вопрос: “В какой степени вы доверяете перечисленным ниже организациям, органам власти?”. Индексы доверия и их ранги на выборке граждан (2002 г.)

Институт

Индекс

Ранг

1

Профсоюзы

0,434

10

2

Правительство РФ (Кабинет министров)

0,394

15

3

Церковь

0,555

3

4

Администрация Президента РФ

0,399

14

5

Законодательный орган Вашей республики, области, края, округа

0,342

18

6

Администрация (правительство) Вашей республики, области, края, округа

0,346

17

7

Политические партии

0,226

23

8

Государственная Дума РФ (депутаты)

0,262

22

9

Совет Федерации (“сенаторы”)

0,321

20

10

Глава администрации (мэр) Вашего города, района, поселка, села

0,407

12

11

Местный представительный орган (совет, дума, законодательное собр.) по месту жительства

0,338

19

12

Армия

0,484

9

13

Высшие суды (Конституционный суд РФ, Верховный суд РФ, Высший арбитражный суд РФ)

0,485

7

14

Нижестоящие суды

0,363

16

15

Правоохранительные органы (милиция, прокуратура, налоговая полиция)

0,311

21

16

Органы национальной безопасности (ФСБ, СВР, ФАПСИ)

0,516

6

17

Средства массовой информации

0,405

13

18

Частное предпринимательство

0,428

11

19

Государственные предприятия

0,581

1

20

Государственные банки (Госбанк, Сбербанк)

0,540

5

21

Общественные организации по охране окружающей среды

0,561

2

22

Правозащитные организации

0,485

8

23

Другие общественные организации вроде женских, ветеранских, детских, юношеских и т.п.

0,548

4

 

 

 

Об избирательной системе и ее совершенствовании

 

Основные параметры нынешней избирательной системы – смесь мажоритарной и пропорциональной систем – закладывались в конце 1993 г. Добавление к мажоритарной системе (голосованию за кандидатов по одномандатным округам) доли пропорциональной системы (голосования за партийные списки) объяснялось, помимо прочих причин, практическим расчетом. После победы над оппозицией осенью 1993 г. демократы, контролируя федеральные электронные СМИ и еще читаемую центральную прессу, рассчитывали с помощью агитации за свои списки получить контроль над Государственной Думой. Прикладная задача решена не была, а урон для политической системы был нанесен существенный.

Говоря предельно обобщенно, нынешняя избирательная система обладает следующими пороками:

В сложившейся ситуации полный отказ от смешанной системы и переход к чистой мажоритарной может разрушительно повлиять на развитие партийной системы страны. Вместо этого представляется целесообразным другое изменение избирательной системы: введение полностью пропорциональной системы с голосованием за представителей партийных списков. Подобные системы приняты в Германии, в Эстонии, некоторых других странах. Основные черты предлагаемой избирательной системы таковы.

    1. Число мест в Государственной Думе может сохраниться или измениться незначительно.
    2. Территория страны разбивается на 100 – 150 округов. Каждому из них предоставляется число мандатов, пропорциональное численности округа. Сумма мандатов всех округов совпадает с числом мест в Государственной Думе.
    3. Безусловное право на выдвижение кандидатов в округе имеют партии, зарегистрированные в соответствие с законом о партиях, и имеющие свои отделения на территории данного региона. При этом выдвигаемый кандидат должен быть членом партии. Партия имеет право выдвигать в одном округе более одного кандидата. Имеют право на выдвижение независимые кандидаты, если они собрали предусмотренное законом число подписей.
    4. При голосовании в бюллетень для голосования вносятся все зарегистрированные кандидаты. Избиратель имеет право отметить в бюллетене предусмотренное законом число кандидатов (оно может быть более 1).
    5. Независимые кандидаты занимают места в Государственной Думе, если они заняли первое место в своем округе или выполнили иное квотное условие, предусмотренное законом. От одного округа не может пройти более одного независимого кандидата. Таким образом, число независимых депутатов в Государственной Думе не может превышать число округов.
    6. Оставшиеся места распределяется между партиями. Для распределения мест между партиями в Государственной Думе подсчитывается сумма голосов, поданных за все партии. К распределению мест допускаются партии, преодолевшие заданный законом барьер голосов (например, пятипроцентный), или выполнившие иные квотные требования закона (такие имеются, например, в германском законе о выборах).
    7. Мандаты вручаются представителям партий согласно следующим условиям. Во-первых, их получают те кандидаты от партий, которые в своем округе заняли первое место. Во-вторых, партия дает места в своем списке мест кандидатам из тех округов, которые дали больше голосов своему общему партийному списку.

Данный вариант избирательной системы (или его модификация) обладает многими существенными преимуществами. Самое главное из них в том, что она лишена большинства недостатков нынешней системы. Перечислим некоторые другие:

Возникает естественный вопрос, почему такая хорошая система не была введена сразу? Ответ прост: подготовка закона, вводящего подобную избирательную систему, требует очень непростой аналитической, можно сказать – математической работы. Она не могла быть проделана в 1993 г., поскольку для нее не было времени и специалистов. Однако рано или поздно порядок в избирательной системе наводить надо.

Предлагается сначала разработать закон, вводящий подобную избирательную систему, для некоторых областей. Параллельно эксперименту по введению новой системы можно готовить проект закона для всей страны.

Одновременно с этим необходимо создавать новые редакции Закона о партиях и других смежных законов.

Есть основания считать, что объединенными усилиями общественных организаций можно организовать мощную лоббистскую кампанию, что позволит облегчить изменение избирательного законодательства.

 

 

 

О состоянии партийной системы

 

1.  Опыт последних десяти лет партийного строительства выводил на сцену партии (этот термин используется условно для краткости обозначения нынешних общественных политических образований) следующих видов:

Ниже эти виды рассмотрены подробнее. Следует иметь в виду, что перечисленные типы являются “чистыми”. Реальные партии несут в себе черты перечисленных типов, выраженные в большей или меньшей мере.

2.  Бюрократические партии (их часто называют “партии власти”) представлены такими примерами как “Наш дом Россия”, “Отечество – Вся Россия”, “Единство”, “Единая Россия”. Они имеют свои “клоны” в регионах. Подобные партии объединяют следующие общие признаки:

Особенность значимой части российского электората – склонность, при крайней деидеологизированности, отдавать голоса тем, кто в данные момент уже обладает властным ресурсом – позволяет бюрократическим партиям добиваться временного относительного успеха. Однако даже в среднесрочной перспективе они абсолютно неустойчивы. Печальный опыт НДР не будет останавливать бюрократию создавать взамен погибших новых политических уродцев до тех пор, пока их не начнут втеснять нормальные партии.

3.  Лидерские партии пользуются в нашей политической системе большой популярностью. Это объясняется некоторыми распространенными мифами, главный из которых следующий: в России голосуют только за лидеров. Отсюда выводится, что для создания партии, способной успешно выступить на парламентских выборах, необходимо найти и раскрутить харизматического лидера.

Это заблуждение. Голосование за лидера – это для избирателей лишь одно из средств удовлетворения политической потребности. Раскрутка лидера – это лишь одно из наиболее примитивных средств мобилизации голосов, а для окружающих лидера политиков и экспертов – простой метод решения собственных проблем.

Примеры существования голосований по другим мотивам очевидны. В 1993 году – голосование за Аграрную партию и движение “Женщины России” (они к моменту успеха существовали несколько месяцев), протестная компонента голосования за ЛДПР, идеологическое голосование за КПРФ. В 1993, 1995, 1999 годах существенная доля голосов КПРФ объяснялась не сомнительной харизмой Зюганова, а идеологическими и ностальгическими соображениями. Это подтвердилось в 2004 г. при смене слабо харизматического Зюганова на еще менее харизматического Харитонова. В 1995 году партии, преодолевшие пятипроцентный барьер набрали половину голосов от всех голосовавших. Еще двадцать процентов голосовавших отдали свои голоса партиям, во главе списков которых стояли более или менее известные персоны (вроде Рыбкина, Федорова и т.п.). Остальные тридцать процентов голосовали явно не за харизматических лидеров. И последнее: трудно представить эксперта, который будет утверждать, что голосование за Ельцина в 1996 году хоть на половину объясняется его позитивной харизмой.

В настоящий момент действует только две лидерские партии: ЛДПР и “Яблоко”. Однако будущее их крайне ненадежно, если они не будут превращаться в нормальные партии.

4.  Корпоративные партии постоянно создавались и создаются в России, добиваясь, в редких случаях, временного небольшого успеха, либо бесславно проваливаясь. Они создаются в надежде объединения избирателей по признаку некоторой неполитической социальной общности: профессиональной (Аграрная партия России, различные партии бизнесменов или промышленников и т.п.), гендерной (“Женщины России” и т.п.), возрастной (“Партия пенсионеров”, молодежные партии и т.п.).

Создание подобных партий базируется на абсолютно неверной, порождаемой примитивной безграмотностью, гипотезе: чем больше социальная группа, с которой ассоциирует себя партия, тем больше потенциальный электорат, который эта партия может собрать. Между тем, в сфере политики механизмы самоидентификации и мобилизации совершенно другие. Можно сказать: чем больше социальная неполитическая группа, тем меньше в ней потенциальная политическая самоидентификация (например, женская самоидентификация не имеет абсолютно никакой политической природы, поэтому ее так сложно возбудить). Неудивительно, что эти партии терпят крах.

Отдельно следует сказать о партиях, которые пытались создавать бизнесмены. Эти партии вообще не добивались успеха, причем – не только в России, что абсолютно закономерно. В “цивилизованных странах” бизнес находит другие способы влияния на политику через нормальные идеологические партии.

5.  Национальные партии могут рассматриваться как некоторая разновидность корпоративных, но они эксплуатируют иные стимулы для объединения электората. Характерно, что ни попытки создания национальных партий, ни элементы использования национальных идей другими партиями не нашли отклика в электорате. Это свидетельствует, кстати, о значительной степени морального здоровья электората. Не следует преувеличивать в этом смысле значение результатов “Родины” на парламентских выборах 2003 г. Суммарное абсолютное число голосов, собранных “Родиной” и ЛДПР не превышает числа голосов, полученных ЛДПР в 1993 г.

6.  Идеологические партии, а это и есть случай политической нормы, в отличие от всех предшествующих типов, представлены у нас скудно и не очень выраженно. Сажем, КПРФ является идеологической не в силу своей эклектичной, невразумительной идеологии, а в силу той идеологии, которую ей приписывает ее электорат. СПС и ее электорат находятся в поиске общей идеологии, основанной на явных сформировавшихся интересах. Однако для развития нормальной политической системы этого крайне мало.

7.  Встречается мнение, что партии как институт устарели. При этом апеллируют к западному опыту. Это мнение несостоятельно, поскольку используется опыт развитых демократий, уже прошедших определенные фазы своего развития. Россия не может избежать этих фаз при формировании своей политической системы. Одна из этих фаз – построение нормальной многопартийности.

Чтобы понять важность этой фазы, целесообразно вспомнить, что есть партии в норме через их основные признаки и функции. Вот они:

Легко видеть, что наши партии в малой степени удовлетворяют этим признакам. Из всех возможных типов партий наша многопартийная система в наименьшей степени представлена идеологическими партиями. Из тех, что есть, только одна – КПРФ – более или менее напоминает полноценную партию. Остальные являются, по существу, мелкими политическими клубами либо филиалами бюрократических органов.

В противоположность перечисленным признакам подавляющее число российских партий (протопартий) обладают следующими чертами:

Именно этот набор дефектов в максимальной степени сказался на результатах демократических партий в 1999 г.

8.  Из дефектных элементов (партий) не складывается, естественно, эффективное целое – партийная система страны. Она не выполняет своих основных функций, что приводит к серьезным негативным последствиям:

Слабость многопартийности является одним из ключевых дестабилизирующих факторов для молодой российской демократии, не может защитить ее от скатывания в авторитаризм или диктатуру.

9.  Дефекты российской многопартийности объясняются не только такими очевидными обстоятельствами как неопытность российских политиков или молодость нашей демократии, но и рядом объективных причин, характеризующих нынешнее состояние политической системы в целом. Вот некоторые из них.

Во-первых, заложенный в Конституции дисбаланс уменьшает участие партий через Государственную Думу в формировании исполнительной власти и в контроле за ее деятельностью.

Во-вторых, совершенно разрушительное действие оказывает на партийную систему нынешняя избирательная система (об этом подробнее в Приложении 3).

В-третьих, крушение системы советской власти сопровождалось крушением коммунистической идеологии и, как следствие, некоторой боязнью идеологии как таковой. На какое то время идеология как часть культуры была задвинута на задворки интеллектуального творчества. Партии не предлагают населению привлекательный идеологический продукт, потому что его не изготавливает интеллигенция.

В-четвертых, период политической нестабильности, переживавшийся страной последние годы, формировал краткосрочные стратегии поведения не только в бизнесе, но и в политике. Это не способствовало созданию дополнительных стимулов для долгосрочного партийного строительства.

В-пятых, в последние несколько лет бюрократического реванша партии в еще большей степени были оттеснены на политическую обочину и утеряли влияние.

10.  Описанная выше ситуация с российской многопартийностью требует от всех ответственных представителей российской элиты обратить на нее внимание, приложить серьезные усилия для формирования ответственной и устойчивой партийной системы. Ведь, помимо прочего, партии являются важнейшим институтом, обеспечивающим стабильность политической системы. Для этого необходимо прилагать усилия по следующим направлениям:

 

Итак, резюмируя приведенную выше диагностику, можно перечислить некоторые проблемы начавшегося президентского цикла, связанные с темой данной записки:

Выводы

Перечисленные выше проблемы создают угрозу политической стабильности. В отсутствии сильного лидера, каковым в кризисных ситуациях становился Ельцин, и при полном вакууме в политическом пространстве эта угроза не имеет демпферов и может обретать разрушительные формы.

Один из способов противостоять ей – начать срочную работу по новому конфигурированию политического пространства. Эта работа должна решить следующие задачи:

Проведенный выше анализ позволяет сформулировать следующий перечень первоочередных мер, предназначенных для решения описанных выше задач.

    1. Изменение избирательного законодательства (избиратели должны в округах голосовать за конкретных выдвиженцев партий).
    2. Изменение остальных законов, касающихся деятельности партий. Эти изменения должны подталкивать партии идти вниз, к избирателям. С другой стороны они должны усиливать влияние партий на функционирование власти.
    3. В отсутствие ограничителей, вроде денацификации в послевоенной Германии, власть должна предпринять ряд не слишком публичных (чтобы не плодить героев) шагов, направленных на резкое ограничение деятельности экстремистских группировок.
    4. Всемерная поддержка общественных неполитических движений в их готовности конструктивного сотрудничества, помощь их результативности, способствование их популярности. Именно из них через некоторое время могут формироваться будущие стабильные системные партии.