О.В.Михайлова Фонд ИНДЕМ

СМИ и наблюдатели о ходе президентской кампании 2004 года

Президентская гонка-2004, как и ожидалось, принципиально отличалась от хода парламентской кампании-2003. Если на думских выборах не до конца для избирателей был очевиден результат: пусть решалась судьба не контрольного пакета над Думой, но все же ее либерального крыла и коммунистического, до конца не было понятно, в каком процентном отношении распределяться места между конкурирующими партиями. Президентская же кампания была запрограммирована на конкретный результат, что сказалось не только на интересе к ней со стороны избирателей и политических аналитиков, на освещении ее в печатных и электронных СМИ, но и на характере нарушений, зафиксированных наблюдателями проекта “Информатика для демократии 2000+”.

Сокрушительное поражение правых и левых на парламентских выборах сначала вызвала к жизни мощную по своей энергетике антипрезидентскую кампанию. Все громче и активнее стали говорить о предопределенности и очевидности результата выборов Президента, бессмысленности выставлять более или менее адекватных кандидатов от партий только для того, чтобы потерпеть сокрушительное поражение и возможно потерять свое “политическое лицо”. Одновременно возникло несколько сценариев по инициативе в основном проигравших партий по возможному срыву выборов и подрыву легитимности института выборов в России на международной арене. Предлагалось (1) бойкотировать выборы левыми и правыми силами; (2) призывать голосовать за кандидата “против всех”; (3) оставить главного фаворита наедине с Г. Стерлиговым, которого СМИ окрестили “гробовщиком”, и В. Жириновским; (4) правые силы пытались договориться о выдвижении единого кандидата. Однако постепенно, по мере охлаждения после эйфории все эти инициативы сошли на нет. Этому также поспособствовала активизация деятельности ответственных за партийной строительство бессменных участников избирательного процесса.

Предсказуемость результата выборов сначала сказалась на слабом желании регистрироваться в качестве кандидатов, так как по идее нужно было оппонировать главному кандидату, выступать с критикой и предлагать свои пути дальнейшего развития страны. Однако каждый из зарегистрировавшихся в конечном итоге кандидатов блестяще справился с этой задачей: с одной стороны, создав видимость политической конкуренции на избирательном поле, с другой, запомнившись избирателям не своей программой и предвыборной позицией, а больше просто разговорами вокруг себя.

Так, Центральная избирательная комиссия зарегистрировала семерых кандидатов на высший руководящий пост в государстве. Среди них: действующий Президент РФ В.В. Путин, а также И. Рыбкин, поддерживаемый опальным олигархом Б. Березовским, С. Миронов, решивший поднять рейтинг “Партии Жизни” и морально поддержать президента, И. Хакамада, так и не получившая моральной поддержки со стороны коллег по партии СПС, С. Глазьев, выдвинувший свою кандидатуру наперекор решению блока “Родина” (который в свою очередь утвердил кандидатуру В. Геращенко, не прошедшего регистрации из-за ряда юридических несостыковок). От партий, получивших представительство в Государственной Думе, зарегистрированы в качестве кандидатов О. Малышкин (ЛДПР) и Н. Харитонов (КПРФ). Из всех кандидатов наиболее серьезными, не с точки зрения оппозиции действующему главе государства, а по своему политическому весу были И. Хакамада и С. Глазьев. Изначально их рассматривали как “кремлевские проекты”, подготовленные исключительно для того, чтобы создать более или менее адекватную конкуренцию В. Путину. В любом случае первая главная проблема по регистрации достаточного числа кандидатов была успешно решена, причем команда получилась достаточно представительная и колоритная.

Видимо лишенные предвыборного вдохновения очевидным исходом выбором, кандидаты малоуспешно пытались привлечь к себе внимание избирателей громкими и не долгоиграющим заявлениям или поступкам. Самым успешным в этом плане оказался И. Рыбкин, который на несколько дней смог отвлечь СМИ от главного претендента, внезапно исчезнув, а по возвращении не сумев внятно объяснить сути происшествия, превратив его в шпионский рассказ. Естественно, что мнения и оценки разделились: одни настаивали на том, что это самая обыкновенная ПР-акция, цель которой – монополизировать информационное пространство и обратить на себя внимание избирателей; другие поддерживали версию о работе соответствующих спецслужб с целью не дать И. Рыбкину публично озвучить имеющийся у него компромат на действующего президента; третьи придерживались криминальной точки зрения, в соответствии с которой кому-то было необходимо сорвать выборы, поводом для чего могло послужить исчезновение одного из кандидатов. Все сошлись в одном, что двери большой политики с грохотом захлопнулись перед И. Рыбкиным.

Кандидат С. Глазьев также запомнился не столько своей предвыборной программой, сколько небольшим скандалом с подделкой подписей в поддержку своей кандидатуры. Так, в течение нескольких дней центральные телеканалы транслировали репортажи о том, как происходит покупка подписей в пользу кандидата С. Глазьева. В связи с этим стала завязываться интрига о возможном снятия с гонки нарушителей, к которым могли присоединиться И. Хакамада и И. Рыбкин, в чьих подписных листах значились одни и те же граждане, отдавшие подписи в поддержку трех кандидатов. Но история с И. Рыбкиным отодвинула эту историю на периферию избирательного процесса. Конечно, большей неприятностью для С. Глазьева стал раскол в блоке “Родина”, поддержавшем в результате В. Путина, и отвернувшемся от своего лидера. Получилось, что С. Глазьев вел предвыборную борьбу на фоне постоянных подковерных игр, что не смогло не сказаться на результате.

И. Хакамада - единственная из кандидатов, вставшая в резкую оппозицию к В. Путину, на протяжении всей кампании придерживалась избранной критической линии ведения агитации. Ее неожиданное для многих появление на избирательном поле и сразу же резкое заявление по поводу событий на Дубровке вызвало много разговоров, и мнения относительно ее самостоятельности разделились. До самого конца гонки она была последовательна в совей критике действующей власти, но, по сути, вся ее предвыборная деятельность сводилась лишь к декларациям и обещаниям громких разоблачений.

О. Малышкин и С. Миронов стали самыми непонятными кандидатами, чье выдвижение не поддавалось рациональным объяснениям. Первый был признан самым достойным представлять ЛДПР на выборах, будучи по совместителю охранником В. Жириновского. Давая объяснения этому неожиданному поступку, В. Жириновский предлагал каждый раз все новые версии: от самых комичных до более или менее прагматически оправданных (подстраховка на случай срыва выборов). С. Миронов не нашел для себя никакого другого более логичного мотива для участия в выборах, чем безграничное уважение к действующему президенту.

К моменту начала непосредственно предвыборной агитации все наиболее значимые события уже отгремели, и началась пора теледебатов, в которых отказался участвовать основной претендент на пост главы государства В. Путин. В активную телеборьбу вступили только три кандидата: И. Хакамада, О. Малышкин и С. Глазьев. Однако основные вопросы у них были не друг к другу, а к В. Путину, отчего их встречи потеряли всякий смысл и интерес не только для зрителей, но и для телеканалов. Так, телеканал НТВ отказался от размещения в период избирательной кампании агитационных материалов в специальном рекламном блоке в вечернее время, а также и от проведения теледебатов в связи со снижением рейтинга таких программ. На остальных каналах дебаты шли в крайне неудобное для телезрителей время, что также не сводит усилия кандидатов практически на нет.

Слабая предвыборная активность кандидатов, сдерживаемая административными усилиями, ставила еще одну важную проблему – явки избирателей на участки. Зашкаливающий рейтинг президента В. Путина мог демотивировать избирателей, тем самым, приведя к срыву выборов. Видимо, с этим связаны действия отдельных региональных и местных чиновников. Так, в одном из районов Санкт-Петербурга поступила разнарядка обеспечь явку избирателей не менее 70%; в ряде больниц Хабаровска с 01 марта планировали госпитализировать пациентов только с открепительным талоном; во Владивостоке ректор Дальрыбвуза А. Ким пообещал руководителям “Единой России” явку студентов-избирателей 99,99%.

Оборотной стороной высокого рейтинга президента стала также и опасность повторить результаты далеко не демократических государств, в которых институт выборов сохраняется не по содержанию, а только по форме. Соответственно, такой результат может подорвать престиж России на международной арене. В результате рейтинг не удалось перебороть, но явка общими усилиями была обеспечена.

В. Путин как кандидат на пост главы государства долго оставался в тени предвыборной борьбы: у него не было проблем со сбором подписей (от партийной поддержки “Единой России” он предусмотрительно отказался), не участвовал в теледебатах, хотя и не сходил с экранов телевизоров как действующий президент. Единственное, что он сделал за все время кампании, - грамотно озвучил свою предвыборную программу, чтобы ее услышал каждый гражданин, причем два раза. Первый раз, выступив перед своими доверенными лицами в длительном прямом эфире федеральных каналов. Второй раз, отправив в отставку правительство М. Касьянова, чтобы продемонстрировать заранее ту команду, с которой он собирается работать, ту экономическую политику, которую собирается проводить, а также, сделав таким образом новое правительство политическим, проведя его через выборы и разделив с ним ответственность.

 

Что касается нарушений, зафиксированных в ходе президентской кампании 2004 года, то они носят иной характер, нежели нарушения, отмеченные в период парламентской кампании. Пресловутый административный ресурс, столь широко применявшийся и не пресекавшийся в ходе думской кампании, сыграл свою роль и на выборах президента.

Свою эффективность в очередной раз продемонстрировал информационный тип административного ресурса (монополия на государственные телеканалы). Заметным избирательным скандалом обернулось выступление 12 февраля действующего президента и одновременно кандидата на этот пост В. Путина перед своими доверенными лицами в здании МГУ. На этой встрече он представил отчет о своей работе на посту президента и поделился планами на ближайшие четыре года в случае своего переизбрания на второй срок. Причиной для возмущений со стороны кандидатов-оппонентов стало не столько сама встреча, сколько то, что ее в прямом эфире транслировали два федеральных канала – “Первый канал” и “Россия”. В общей сумме в течение дня они прокрутили сюжетов на эту тему на 57 и 62 минуты. Это, не считая того, что основные федеральные печатные издания также не обошли вниманием это событие и посвятили ему большое количество статейного материала. Официально Центральная избирательная комиссия не признала это выступление нарушением избирательного законодательства, однако это мало повлияло на убежденность наблюдателей и части избирателей в обратном. Это нарушение стало самым обсуждаемым в СМИ.

В ходе президентской гонки не получил распространения административный ресурс должностного типа (совмещение в одном лице функций лидера партии или активного ее приверженца и должностных полномочий федерального или регионального чиновника; ссылки на поддержку той или иной политической силы представителями власти; нарушение требования приостановить исполнение служебных обязанностей на время предвыборной агитации), столь популярный и эффективный в рамках парламентской кампании.

А вот принудительный тип административного ресурса (контроль за волеизъявлением граждан и искажение результатов выборов) усилился именно в период этой кампании. Многие региональные и местные чиновники, желая продемонстрировать лояльность действующей федеральной власти, применяли различные административные меры по привлечению максимального процента избирателей на участки. В целом, в этом не было насущной необходимости, однако в условиях пресности и безальтернативности выборной кампании была опасность срыва явки.

По ходу агитационной кампании в силу ее развития по инерции фиксировалось не так много нарушений, особенно в сравнении с парламентской кампанией. Значительно меньше говорили о финансовых нарушениях кандидатов, о нарушениях правил агитации, так как ее практически не было. Основной массив нарушений наблюдатели и избиратели фиксировали именно в день голосования, акцентировав внимание на процедурных нарушениях и способах противозаконной агитации.

На парламентских выборах основными нарушителями избирательного процесса становились в большинстве своем сами кандидаты и избирательные объединения, то анализ поступивших в рамках проекта “Информатика для демократии 2000+” нарушений демонстрирует, что в президентской гонке главными нарушителями стали государственные, муниципальные учреждения, а также участковые избирательны комиссии, которые препятствовали свободному волеизъявлению граждан. Иными словами, было зафиксировано большое количество мелких процедурных нарушений, часть из которых можно отнести не сколько на так называемый “злой умысел”, сколько на элементарно плохую подготовку выборов рядом региональных и местных участковых избирательных комиссий, что неизбежно.

Конкретизируя ситуацию с предвыборными нарушениями, можно выделить несколько характерных типов.

  1. Неправомерно использование чиновниками разного уровня служебного положения: контроль за явкой избирателей, принуждение к участию в выборах. Так, из Еврейской АО пришло сообщение следующего содержания, характерное не только для этого региона, но и для ряда других:
  2. “По сообщению волонтера ассоциации “ЭГИДА” Алексея (фамилию просил не называть), администрация предприятия, где он работает, ОАО “Западные электрические сети” (ЕАО, г. Биробиджан, ул. Черноморская, 6) предупредила всех своих сотрудников, что будет произведена проверка их участия в выборах президента 2004 г. по спискам участковых избирательных комиссий. К тем, кто не придет на выборы президента, кто не будет отмечен в списке избирательной комиссии, будут применены административные меры. Председатель участковой избирательной комиссии одного из участков г. Биробиджана при опросе председателем Совета ассоциации “ЭГИДА” подтвердила, что перед выборами к ней пришла женщина, представитель одного из предприятий, со списком сотрудников этого предприятия, их домашними адресами. Она попросила по окончании выборов передать ей сведения о проголосовавших сотрудниках этого предприятия, проживающих на данном избирательном участке. Председатель участковой избирательной комиссии дала согласие на такую информацию. Иностранный (международный) наблюдатель А.Е. Рынков, удостоверение № 0724.”

  3. Ошибки в списках избирателей. Многие избиратели не находили себя в списках по факту достижения ими 18 лет, смене фамилии, изменении места жительства и пр. Сообщение из Ярославской области:
  4. “Мы студенты, живем в общежитии. Всегда голосовали на указанном избирательном участке. Сегодня , когда мы все пришли голосовать, нам сказали, что у нас временная прописка, и мы не можем проголосовать здесь, а должны голосовать там, откуда приехали. Сообщили об этом, только тогда, когда мы уже пришли голосовать. Раньше мы голосовали с нашей регистрацией без каких-либо проблем. Пришло письмо из мэрии в субботу, т.е. 13 марта, что нужно написать заявление до 6 марта о том, что мы хотим проголосовать здесь. Фактически 1000 студентов не смогли проголосовать по этой причине”. (Горячая линия Ассоциации “ГОЛОС”
    Ярославская область, Жилина Ольга Николаевна Участок № 143 , адрес: Московский проспект, Государственный технический университет, приемная комиссия)

    Сообщение из Москвы:

    “Моему внуку 18 лет, он пошел со мной вместе голосовать 1-й раз, и его не оказалось в списках”. (Горячая линия Ассоциации “ГОЛОС”
    Москва, Волнухин Вигислав Алексеевич Участок № - , адрес: ул. Коненкова, д. 8, СШ 180. )

  5. Подкуп избирателей на избирательных участках.
  6. Сообщение из Челябинской области:

    “На выборах ведется подкуп в виде лотерейных билетов и т.д.” (Горячая линия Ассоциации “ГОЛОС”
    Челябинская область, Морозов Валерий Николаевич Участок № 905 , адрес: ул.Калинина д.3.)

    Сообщение из Псковской области:

    “Практически на всех избирательных участках района происходит прямой подкуп избирателей: рядом с участками стоит машина, в которой выдают по 100р. за голосование в пользу определенного депутата.” ( Горячая линия Ассоциации “ГОЛОС”
    Псковская область, Черноусов Владимир Владимирович Участок № - , адрес: р-н Запсковье.)

  7. Процедурные нарушения на избирательных участках:
  8. Сообщение из Краснодарского края:

    “Краснодар участковая избирательная комиссия 21-05. Адрес Ставропольская, 149, гл. корпус КубГУ. Комиссия отказывалась сотрудничать с корреспондентом “ГОЛОС”. Не дают ознакомиться со списком наблюдателей. В кабинах голосуют по 2,3,4 человека. После замечания исправлено”

  9. Фальсификация данных участковыми комиссиями.

Сообщение из Саратовской области:

“Около 19 часов я пришел на участок. На столе не было списка. Принесли почти заполненный список. Нашли "окно", заполнили. Предложили мне расписаться в чужом "окне", т.к. в "окне" напротив моей фамилии (как будто бы по ошибке) расписался другой человек. Дали бюллетень, я расписался о получении, чтобы они не использовали его. Я проголосовал, расписался под чужой фамилией”.
(Горячая линия Ассоциации “ГОЛОС”
Саратовская область, Маликов Геннадий Иванович Участок № 437 , адрес: Дом Культуры.)

Сообщение из республики Татарстан:

“На участке был произведен вброс бюллетеней в урну. На глазах у наблюдателя один человек опустил в урну пачку бюллетеней”.
(Горячая линия Ассоциации “ГОЛОС”
Республика Татарстан, Детяткина Марина Александровна Участок № 230 , адрес: ул. Голубятникова, д. 18)

 

В целом, кампания по выборам президента РФ прошла достаточно спокойно, за исключением нестандартного подхода к агитации И. Рыбкина и неожиданной отставки правительства, не произошло ничего, что коренным образом могло сломить запрограммированный результат. Выборный процесс был под жестким контролем, но не избирателей, а чиновников, обеспечивавших его, о чем свидетельствует огромное количество именно процессуальных нарушений на выборах и распространенность административного ресурса принудительного типа.