конференция /тезисы доклада

Лев Московкин,
спецкор (парламентский) газеты "Московская правда;
Наталья Вакурова,
доцент Государственного университета управления,
Московский клуб избирателей,
Москва

Выборы как генетическое оружие
(эвристический анализ парламентских выборов-2003)

Обычная логика, используемая авторами с научным образованием, не применима для описания катастрофы как ключевого явления в цепи эволюционных преобразований. В частности, событий, связанных с прошедшими в России парламентскими выборами-2003. Но чтобы противопоставить этой сугубо математической логике нечто удовлетворительное кроме наглого вранья и жалких оправданий победителей и их пособников, нужно очень много сказать о том, что не имеет прямого отношения к обсуждаемой теме. В конце концов еще Чарльз Дарвин упоминал о глубоком смысле разрывов палеонтологической летописи, но когда ход эволюционной истории ломается на наших глазах и с нами самими, очевидцы оказываются совершенно бессильными ввиду нежелания общества видеть себя в зеркале именно тогда, когда оно неузнаваемо меняется. Но потом острота сходит и стираются важнейшие для понимания детали.

Вследствие указанных причин у нас получился поток сознания вместо строгого описания, но мы готовы его представить с отдельным упоминанием теории и терминологии синергетики, без чего эволюционизм невозможен.

Категорически не согласен с теми, кто видит решение проблем избирательности в корректировке законов. Хотя может быть стоило бы по крайней мере разделить мнение тех, кто сейчас обвиняет демократов и либералов в потере парламентской арены - надо было выдерживать собственную линию, а не позицию зависимости от Кремля. В любом случае использование т.н. административного ресурса при подготовке и проведении выборов 7 декабря было столь решающим, что противодействовать ему в рамках федерального избирательного округа вряд ли было возможно. Система начала жить собственной неуправляемой жизнью в том же направлении, которое было ей придано во время переписи-2002. Полигоном выборов стала Чечня, где президента "выбрали" вообще при отсутствии каких-либо событий - ничего не происходило, ни терактов, ни выборов, что косвенно свидетельствует о полной управляемости происходящего в нашей стране.

Почему-то мало кто обратил внимание на такую "мелочь", как массовое досрочное закрытие избирательных участков на выборах Кадырова. В рамках федеральных выборов такого не отмечено, но одно из самых серьезных нарушений в пользу поддержанных исполнительной властью кандидатов производилось непосредственно перед окончанием голосования в 20 часов по местному времени.

Об этом в числе семи инструментов подтасовки выборов 7 декабря рассказал иностранным наблюдателям от ОБСЕ секретарь Московского горкома КПРФ Александр Куваев на встрече в Малом зале Госдумы за день до выборов 5 декабря. В одномандатных округах повлиять на исход было возможно, но только для опытных депутатов, накопивших во власти обширные связи и сумевшие вовремя противопоставить административному ресурсу исполнительной власти свой административный ресурс. Благодаря этому в нижней палате четвертого созыва сохранилось несколько депутатов - хороших ньюсмейкеров-информаторов для журналистов, имеющих к тому же заметную роль во властных процессах. Однако и эти опытные люди ничего не смогли противопоставить изменениям в избирательном законодательстве и перенарезке округов, которая уравнивает шансы действующего депутата относительно новых кандидатов. К тому же была произведена переприписка зарубежного электората, которая просто сбила с толку некоторых депутатов.

Дальнейшие события показали коварство высшего замысла. Например, сохранить приписку удалось с большим трудом Владимиру Лысенко, используя свои связи. Он же сменил по требованию политтехнологов в федеральной исполнительной власти партийную принадлежность, но 7 декабря запрограммировано проиграл свой округ Галине Хованской.

Мы внимательно следили, буквально выпучив глаза и не щадя времени или сил, за тем, как обновлялось законодательство и потом как отменялся пресловутый пункт "ж". Характерно, что это было сделано руками СПС и конкретно замруководителя фракции Бориса Надеждина, который почему-то был уверен в своей победе в Мытищинском округе вопреки происходящему там.

Из этого увлекательного, как выступление Кио в цирке зрелища, можно вынести только то, что глава ЦИК Александр Вешняков не допустил ни одной ошибки и в каждый момент времени совершенно точно знал, что происходит.

В отличие от так называемой "поправки Зубова" о фиксации пределов повышения тарифов к бюджету-2002, где была интрига, шантаж, подкуп и подлог, в случае кардинального обновления избирательного законодательства в 2003 году все было на поверхности и никто никого не обманывал. В законотворчестве последнего года третьей Думы случаев продавливания законов было несколько, хотя на виду почему-то оказалось только ОСАГО (обязательная "автогражданка"). Однако с избирательным законодательством все было на виду, ничего не скрывал даже председатель профильного комитета Валерий Гребенников. Странно, что в ключевые моменты законодрючества к нему и его непримиримому оппоненту в комитете Надеждину никто из журналистов не подходил. Казалось, их один Московкин мучил.

Мало того, в издаваемом Центризбиркомом журнале "Выборы" тщательно, с исторической ретроспективой, анализировались даже такие приемы, как перенарезка округов.

Депутаты были настолько сбиты с толку происходящим, что не видели перед собой иной задачи, чем любым способом пройти в следующую Думу. Способ остался только один - договариваться с тем, кто оказался регулировщиком процесса. Здесь опять сказалась особенность России в виде острого дефицита кредита межличностного доверия, у нас никто никогда не договорится непосредственно друг с другом без высшего авторитета, и фигура во власти работает даже в бездействии по принципу большой массы, к которой все остальное липнет.

Конечно, номинальным регулировщиком является закон - это такой светофор, который все должен показывать, а роль "человеческого фактора" сведена к контролю выполнения сигналов светофора и его ремонту в случае технических проблем.

На деле вновь построенный закон имени Александра Вешнякова не был выполним в принципе, его роль совершенно не регулирующая, а скорее шокирующая - это палка, воткнутая в муравейник, теряющий интерес к выборам. Вот все и забегали. Принцип действия нормативов, законов основан на формировании известных общих правил до их применения, чтобы в общественной игре могли принимать участие люди, удовлетворяющиеся на публично достижимый продукт своей деятельности. В катастрофе это невозможно, поэтому правила игры неизбежно меняются в процессе игры - сталинский принцип, развитый им на основе большевистского опыта управления и связей с общественностью. Разумеется, здесь неизбежно попираются принципы законности и разделения властей.

Постоянное наблюдение за процессом выборов-2003 не выявило какого-то одного конкретного режиссера и сам Вешняков был добросовестным, хотя и творческим, но все же исполнителем. В заданных ему пределах глава ЦИК выполнил свою роль мужественно и блестяще. Как и например лидер коммунистов Геннадий Зюганов, которого сохранили для будущей активной политики выдвижением на президентских выборах Николая Харитонова - после думского шока идти "конкурировать с Путиным" могут только политические каскадеры в качестве дублеров лидеров.

Почему получилось все столь гениально? Благодаря Марату Гельману, обеспечившему обещание Путина руководству блока "Родина"?

Несомненно. Но все же роль фальшивой "Родины" в кавычках была чисто технической - раскол оппозиции и отъем голосов. Перестарались случайно, казалось, "Яблоко" могло и закатиться в Думу. Первым жалость по поводу "Яблока" выразил Дмитрий Рогозин - небритый после безумного дня на второй половине бессонной ночи победитель выборов таковым не выглядел. Примерно тогда же, когда президент позвонил Явлинскому и поздравил с победой. Руководитель группы "Меркатор" Дмитрий Орешкин напоминал об этом звонке уже когда казалось все улеглось: "Такими вещами не шутят". По словам Орешкина, административный ресурс был использован в поддержку "Яблока".

Детектив с "Яблоком" продолжился направленным сливом дезы в "Газету" о визите Явлинского в Кремль, а затем его опровержением. Замруководителя отдела внутренней политики Администрации президента Леонид Ивлиев (зам Косопкина) появился для этого 18.12.03 на встрече Любови Слиски с журналистами и спустил новую дезу по широкому кругу вопросов, запретив упоминать сам факт своего присутствия в Думе, хотя он уже зачастил на Охотный ряд. Ошарашенные журналисты произвели нехитрые вычисления и пришли к выводу, что "визит Явлинского в Кремль" исходил от того же Ивлиева.

Напомним, что этого человека бросили на усиление избирательного штаба "Единой России", но Думе его мало кто знал.

История с "Яблоком" - только часть операции по захвату Думы одной фракцией с конституционным большинством голосов и абсолютно управляемым спикером. Независимо с некоторым сдвигом во времени прошла операция "Ж", благодаря которой в недолгое время действия абсолютно запретительного, невозможного закона прошла по СМИ четкая и выверенная агитация за "Единую Россию". До избирательной кампании прошла другая операция - по сбору денег включая СПС, который как выяснилось значительно позже, потратился напрасно. Речь о грандиозной акции "Чистые выборы-2003" с кульминацией в Манеже, что обошлось в несколько десятков тысяч долларов для каждой партии-участника.

И т.д. - анализ случившегося на думских выборах требует не меньшего уровня таланта, чем сложившееся по типу самоорганизации творчество самых неожиданных людей по формированию того типа парламента, который получился благодаря чисто камерному опусканию оппозиции. Что бы мы делали без Жириновского, который изощренно профанирует с помощью драчуна Олега Малышкина президентские выборы, ведь на них никому, кроме Путина, ничего не светит, кроме провала - после того, что произошло на парламентских выборах.

Последние парламентские выборы отличались рядом необычных особенностей и прежде всего огромным количеством затраченных средств, благодаря чему разработаны и пущены в ход буквально с конвейера принципиально новые виды

PR-оружия масового поражения.

Кроме того, реальный выбор у России был, но не 7 декабря, а 8-9, когда предъявили стране и миру шокирующие итоги выборов и возмущения не последовало, благодаря чему возник острый соблазн ничего не менять.

Напомним, что начиная с часу ночи и до 15 часов 8 декабря Центризбирком передавал предварительные итоги голосования, полученные по каналам ГАС "Выборы", которые не имеют юридической силы. Данные публиковались по мере заведения протоколов участковых избирательных комиссий в компьютеры ГАС "Выборы", установленные в территориальных избирательных комиссиях. Т.е. ручной подсчет бюллетеней уже должен был быть завершен и его пересчет - дело совершенно бессмысленное, все уже было сделано и единственное, что можно было констатировать после этого официально, укладывается в известную схему: либо копия протокола у наблюдателя не соответствует опубликованному в ГАС "Выборы", любо сотрудники УИК махнули рукой и предоставили возможность распутывать вбросы и подтасовки вышестоящим товарищам, либо бюллетени пропали и ничего проверить нельзя. Полученная путаница сильно смахивала на таковую же по итогам переписи, хотя там данные аккумулировались по каналам другой системы конкурирующим с ЦИК ведомством. Но в случае выборов итоги были представлены как-то чище и грамотнее, хотя и подозрительно быстро с использованием новейших средств презентации вплоть до рассадки будущих депутатов в зале. Делал это в основном руководитель группы "Меркатор" Дмитрий Орешкин. Было также объявлено о премировании социологических организаций, наиболее точно предсказавших представленные итоги. Среди них оказался ВЦИОМ-А изгнанного из официоза Юрия Левады.

Т.о. Вешняков оказался выведенным из возможной подставы, упор возможной вины сдвинут на исполнителей. Кто только не рассказывал о происходившем между УИК и ТИК после закрытия участков, но вылилось это только в малозаметный разговор на заседании ЦИК об оплате труда исполнителей. До этого сам Вешняков и секретарь ЦИК Ольга Застрожная говорили "нелицеприятно" о действиях членов УИК и даже собирали их всех на семинар, но многие из них просто бросили оказавшиеся в руках бюллетени в вышестоящие ТИКи из-за полной невозможности свести в цифры все, что их заставляли сделать. Вот почему у наблюдателей оказались копии протоколов, с которыми никто не знает, что делать. Вешняков фактически предусмотрел ситуацию заранее, выстроив такую иерархию избирательных комиссий, которая подконтрольна ему абсолютно, но не формально. Обвинения в создании "Министерства выборов" или вообще узурпации власти в стране легко парировались, хотя даже Павловский говорил "Слишком много Вешнякова".

Официальные итоги были объявлены 19 декабря уже самим Вешняковым и до этого глава ЦИК изрядно перенервничал, а Явлинский явно чего-то еще ждал. Отголоски скрытых процессов между неофициальными и официальными итогами будут вылезать по Фрейду и без оного долго, в ЦИКе в ночь после выборов. То Жириновский набросится на президента Мордовии из-за столь грубой поддержки "Единой России", то Орешкин скажет в эфире "Эха Москвы" "Некоторых заставили богу молиться и они лоб расшибли". Аккумулировал подобные настроения коммунист Иван Мельников в своем выступлении на первом заседании Госдумы четвертого созыва 29.12.03 - над Думой нависла тень нелегитимности. У коммунистов было больше всех наблюдателей, представленные ими копии протоколов из 60 тыс. УИКов содержат противоречивые данные. За месяц после выборов можно было все противоречия из протоколов устранить, но что делать с коммунистами? Разгромить их центр подсчета или объявить, что они сделали что-то не то. К обоим исходам опытные коммунисты оказались готовы, это уже было на прошлых выборах. Сейчас отличие только в масштабах. Другое дело, что коммунисты не будут делать то, что не поддержит общественное мнение, учитывая реальные возможности влияния и последующую динамику. Дважды в одну и ту же реку сознания на одном и том же не въедешь, если заряд использован впустую, придется готовить новый или уйти в небытие.

Вообще-то общественное мнение очень консервативно, но что-то одно люди готовы как бы отдать ради ощущения новизны. Похоже, что страх загнал кремлевскую команду в такое состояние, что эта податливая эрогенная точка на теле народа была нащупана виртуозно. Прежде всего это пренебрежение к демократам и олигархам. О тотальном кризисе прав человека говорил нам в интервью замруководителя фракции "Яблоко" Сергей Иваненко за полгода до 11.09.01, серьезную проблему в связи с этим решали и СПС, и "Либеральная Россия". Затем с убийства Сергея Юшенкова фактически началась избирательная кампания очередного российского избирательного цикла. Это прошло на фоне упорно-скандальных выборов в США и Италии, что косвенно вызвало идеологический кризис правозащитного движения в России и его лоббирования в Госдуме. Во всяком случае, Владимиру Лукину приходилось не без труда находить верные слова в описании международной позиции России и конкретно "Яблока" в ней, хотя в целом позиции России усилились - у нас продолжался обратный процесс, демократизации, хотя в пределах бывшей империи центробежность сменилась на центростремительность, обозначился процесс укрупнения регионов и все это тоже ухитрились впихнуть в русло избирательного процесса.

Рейтинг СПС завалился за три дня до выборов, почему - как с грустью сказал Надеждин, "требует изучения". В любом случае, исход показал фактическое исчезновение демократического электората, что некоторыми аналитиками приравнивается к действие скрытого генетического оружия. Но и здесь ничего скрытого нет: человеческий геном устроен так, что он готов к переменам под действием шока, стрессирующее воздействие на население вызывает полноценную эволюцию человеческой популяции. Суть воздействия не в физическом механизме действующего фактора, а в цепи последующих событий. В нашем случае тотальным шоком стали парламентские выборы. Так воздействие достало общество в целом, хотя на выборы склонны ходить телезрители, которые не способны восполнить эмоциональную депривацию собственными действиями и событиями собственной жизни, многие из них фрустрированы и асоциальны.

Если мы это поймем, то в таком ракурсе будет заметна положительная роль выборов, теряющаяся при обсуждении в категориях справедливости и законности. Не следует забывать о недвусмысленных признаках нового Холокоста в 21 веке, опасность которого купируется превентивными катастрофами. В этом смысле Госдума опоздала на 10 лет с обновлением советского законодательства на российское, одобрением новых кодексов, закона о страховании вкладов и др. Новые уголовные нормы нужно было принимать любо сразу после распада Союза, что было невозможно, либо никогда, ибо оставшихся в системе сотрудников - следователей, прокуроров, судей - только запутали и в результате с правами человека в милиции стало при Грызлове намного хуже, усилились безнаказанность, пытки и липовые приговоры. Аналогично и усилились лоббистские системы в парламенте, ибо контроль над палатой имели не столько Ходорковский с Чубайсом, сколько "бойцы невидимого фронта" - у них в руках ключи к самоорганизации в обществе и мощный аппарат связей с общественностью, трансформированный из могучей советской пропаганды.

Мы мало знаем о механизмах работы пропагандистской машины в условиях неустойчивости массового сознания, хотя там тоже ничего не скрыто и Жириновский с Митрофановым постоянно напоминают о фальшивом диссидентстве, созданном 5-м управлением КГБ СССР. Для конструирования альтернативных выборов в свободной России в разных формах вновь и вновь используется поляризация нашего общества, с противопоставлением рыхлой консервативной массе продвинутую меньшую часть, используемую в качестве полигона для проверки и выработки новых стереотипов. Полигоном служила часть аудитории Рунета или зарубежный электорат, естественно, москвичи и т.д. Перечеркнул или помог реализовать идеи конструирования бинарно-неравновесной структуры общества для его управляемой активизации лавинообразный процесс маргинализации. Либеральная идея почти полностью вытеснялась маргинальной, ньюсмейкеры пошли на поводу у общественного мнения. В любом случае конструкция активно работала, хотя и независимо от планов ее конструкторов. Главная задача властной команды достигнута: созданы возможности для самоорганизации общества в целом по сложным механизмам, альтернативным тому типу общественной самоорганизации, когда толпа трансформируется не в электорат, а в армию и марширует в могилу, как в постель.

Однако логика катастрофы абсолютно не соответствует логике продвинутой части населения, в описаниях происходящего получается какая-то ерунда. Отсюда такое внимание к качеству законов или вера в возможность провести выборы с истинным волеизъявлением населения с помощью доработки избирательного законодательства. В слабую поддержку нашего подхода можно привести ссылку на то, что в геноме человека происходит примерно то же самое по той же динамике. Там царит некий социализм и самые тиражируемые последовательности напоминают нечто вроде гимна Советского Союза - мы впервые говорили об этом в начале восьмидесятых годов, поэтому были морально готовы к очередной находке президента "Возможно, мы с народом ошибаемся". Типичное для катастрофы состояние - раздвоение сознания, причем не только массового, но и в каждой отдельной голове, паритетно справедливыми становятся несовместимые модели интерпретации событий. Разумеется, можно утверждать: истинное волеизъявление населения отражено именно в той структуре нижней палаты парламента, которую построили в подарок "Единой России" и тем, кто в нее вступил. Предшественника "МЕДВЕДей" НДР сгубила логика и высокое качество речи. Зачем в таком случае врать Орешкину и нервничать Вешнякову? А что они могли бы сказать, например, в своем гипотетическом выступлении на ученой конференции по итогам мониторинга выборов?

К сказанному придется добавить еще раз, что никого особо гениального в единственном числе не прослеживается, это у рецензии автор всегда один, но не у исходного предмета возбуждения и обсуждения. У нас вообще нет системного механизма принятия решения только потому, что всем будет хорошо. У каждого решения с последующим действием есть конкретный автор со своими более чем шкурными интересами, при этом он казалось готов выбросить из бюджета миллион, чтобы в свой карман положить рваный червонец.

Иными словами, в России без коррупции все замерзнет на тысячу лет - трамваи перестанут ходить и бутылки принимать, не говоря уже о выборах. Но вот что характерно: никто из слетевших в политический андеграунд не встал во весь рост у грани политической смерти, чтобы сказать людям истину - хотя бы про какао. Нет в наше время ни Джордано Бруно, ни рекламы, только политический PR, перед победным шествием которого по стране обученные политтехнологи с обидой разбежались по коммерческим кормушкам - дешевле, зато грамотно и без кидалова.

Врать в глаза надо учиться хотя бы у Жириновского, народу нравится только такой тип вранья, зато нравится сильно.