конференция /стенограмма выступления

Римский Владимир Львович ,
руководитель отдела социологии Фонда ИНДЕМ,
Москва


Владимир Львович Римский: Я думаю так хорошо слышно? Как всегда после обеда наши ряды поредели.

В той брошюре Ассоциации "ГОЛОС", которая всем раздавалась, в конце есть отчёт о заключительной конференции по проекту наблюдения за выборами. И в этом отчёте, начиная со страницы 46, приводится моё довольно полное выступление с оценками деятельности наблюдателей, избирательного законодательства, нарушений на выборах и вообще практики их проведения. В папке с материалами нашей конференции, которая также всем была роздана, есть мои тезисы про гражданское общество и выборы. Поэтому, реагируя на ограничения продолжительности выступлений, постараюсь изложить только основные позиции, выделить главное, и по возможности не буду повторять то, что вы можете прочитать. Кроме того, можно будет задавать вопросы и устроить обсуждение интересующих нас проблем в рамках времени, отведённого на эту тему.

По моим оценкам, реальность выборов, процедура подготовки и проведения выборов резко разошлись с нормами избирательного законодательства. Для иллюстрации приведу такой пример. По нормам законодательства о выборах кандидат не должен заниматься никакой политической деятельностью. И как только официально объявляется о проведении выборов, он тоже не должен заниматься политической деятельностью, а должен заниматься регистрацией своей кандидатуры. И только в течение очень короткого периода агитации он может, наконец, заниматься политической деятельностью в форме агитации за или против тех или иных кандидатов. Совершенно ясно, что никакой кандидат, точно следующий этой модели проведения выборов, никогда выборы не выиграет. Потому что политический капитал, позволяющий их выиграть, как и финансовые ресурсы, позволяющие оплатить проведение тех или иных мероприятий, за месяц или несколько недель агитационного периода сформировать невозможно.

В результате расхождения модели выборов, предлагаемой законодательством, с реально складывающейся в практике моделью проведения выборов, и подготовка к выборам, и агитация на выборах, и голосование на выборах и подведение итогов выборов происходят в нашей стране не так, как это описано в законодательстве. Без нарушений законодательства ни один кандидат, ни одна политическая партия, ни один избирательный блок выборы провести не могут. Я не утверждаю, что такое расхождение законодательной и реальной моделей выборов кем-то сознательно сформировано, но пока не обнаруживаются какие-то тенденции к сближению этих моделей выборов на основе углублённого изучения реалий политического процесса и формирования в нашей стране таких правовых норм проведения выборов, которые провоцировали бы их участников соблюдать простые и ясные процедуры, ориентироваться на предпочтения избирателей, а не чиновников, конкурировать за голоса избирателей, а не за доступ к административному ресурсу.

Пока получается так, что российское избирательное законодательство не только не адекватно политической реальности, но и применяется избирательно. А избирательное применение законодательства всегда является выгодным одним политикам и политическим силам и не выгодным другим. Естественно, что избирательное применение норм законодательства о выборах выгодно тем кандидатам, которые выдвигаются от органов власти или лоббируют интересы органов власти, кандидатам, имеющим доступ к административному ресурсу. А невыгодно такое применение норм законодательства о выборах кандидатам, не имеющим доступа к административному ресурсу.

В итоге получается такая схема выборов в нашей стране, которую я условно назвал моделью выборов. Для граждан выборы представляют собой сочетание наборов компрометирующих сведений про кандидатов и избирательные блоки с популистскими предложениями решений самых сложных проблем нашего общества, бизнеса и государства. Граждан вне периода выборов волнуют совершенно другие проблемы, а реально волнующие граждан проблемы не поднимаются на выборах. Популизм же предложений решений проблем, поднимаемых на выборах, заключается в том, что, гражданам предлагаются простые, ясные, быстрые решения этих проблем, эти решения как минимум спорные, а иногда и просто углубляющие проблемы, а не решающие их. И самое интересное, что после того, как проходят голосования на выборах, обсуждавшиеся на них проблемы откладываются и решаются совершенно другие проблемы, и совершенно другими методами, по сравнению с теми, которые обсуждались на выборах.

Яркой иллюстрацией такой особенности наших выборов для меня стало создание Президентом РФ сразу после выборов Совета по противодействию коррупции. Президент РФ заявил, что он хотел создать его в декабре, но он не стал этого делать в связи с проходившими праздниками Рождества и Нового года. А вот после окончания проведения праздников он все-таки этот Совет создал. И такой подход к противодействию коррупции вряд ли можно признать соответствующим принципам демократии.

Если коррупция — это серьезная проблема общества, бизнеса и государства, то она в первую очередь должна обсуждаться на выборах. Ведь реально противостоять коррупции, а тем более победить её без участия общественности и бизнеса просто невозможно. Но раз проблема коррупции не обсуждалась на выборах, раз не обсуждались на выборах варианты противодействия ей, в том числе, и создание Совета по противодействию коррупции, его состав, направления его деятельности, значит, общество и бизнес не будут вовлечены в систематическую антикоррупционную деятельность. Либо общество и бизнес должны вести такую деятельность самостоятельно, без обращения к государству. Оба варианта приводят к выводу, что противодействие коррупции — это стремление решать этот вопрос силами самих чиновников. А Президент РФ, я думаю, не хуже нас понимает, что борьбу с коррупцией так вести нельзя, она будет неэффективна, значит, этот Совет создан для иных целей. И я надеюсь, что вскоре мы узнаем, для каких целей он был создан. Ясно, на мой взгляд, самое главное, что вот такой серьезный вопрос о противодействии коррупции, поскольку он не обсуждался на выборах и потому слабо представлен в сфере публичной политики, поскольку он решался без привлечения общественности, некоммерческих организаций, граждан, которые не связаны с администрациями разных уровней, значит, он и не будет решаться вообще. И вот таким образом получается популизм в политике, о котором я говорил: вместо реальных решений по противодействию коррупции обществу демонстрируется простое и быстрое решение этой проблемы — создание Совета, отвечающего за решение этой проблемы.

Для самих участников выборов, т.е. для кандидатов, их спонсоров, администраций разных уровней, для избирательных комиссий, судов, прокуратуры, милиции и других правоохранительных органов выборы представляют собой период борьбы, период острой конкуренции, но не за голоса избирателей, как это объясняется им в средствах массовой информации, а за то, что в нашей стране называется административным ресурсом, т.е. за организационные, властные, а так же временные ресурсы органов власти и управления, которые на выборах применяются не по своему прямому значению для управления делами государства и муниципальных образований, а для решения проблем кандидатов, политических партий и избирательных блоков. На прошедших 7 декабря 2003 года выборах депутатов Государственной Думы РФ нередко ситуация складывалась так, что бизнесменам, причем бизнесменам и регионального уровня, довольно известным, и федерального уровня, вплоть до наших, так называемых, олигархов, фактически приходилось на свои деньги покупать административный ресурс. Без административного ресурса ни кандидаты, ни партии, ни избирательные блоки не могли добиться успеха на выборах. Использование только финансовых ресурсов при слабых административных практически попасть в Государственную Думу РФ не позволяло. Этот вывод, в частности, относится и к результатам на этих выборах партий "СПС" и "Яблоко", потому что как раз недостаток административного ресурса или невыполнение чиновниками каких-то обязательств перед этими партиями и привело к тому, что их избирательные кампании, которые, в общем-то, не так уж плохо финансировались, оказались неэффективными.

Для средств массовой информации период выборов является периодом зарабатывания денег. У нас сложилась такая система, что средства массовой информации, особенно в регионах, в межвыборный период в общем-то финансируются довольно слабо, в большинстве случаев это бизнес убыточный. По крайней мере, по всей России для всех газет без исключения он убыточный, для телевидения, для радио это не совсем так, бывают коммерчески удачные проекты. Для радио чаще, для телевидения — реже, видимо, потому, что телевидение требует существенно больших объёмов инвестиций для ведения бизнеса. Для радио, может быть ситуация лучше всего, потому что даже в регионах многие радиостанции нормально работают без участия в выборах, особенно радиостанции музыкально-развлекательного формата: они существенных финансовых проблем от неучастия в выборах не испытывают. Телевизионные каналы, даже испытывающие определённые финансовые трудности, обычно продолжают существование и после выборов, потому что считается, что они способны оказывать существенное влияние на формирование общественного мнения и определять результаты выборов.

В газетном бизнесе ситуация самая сложная. Те газеты, особенно общественно-политические, которые хотели бы как-то продолжать свое существование, обычно вынуждены включаться в противостояние на выборах. В российской модели участия газет в предвыборных кампаниях не сложилась практика широкого приобретения печатных площадей в независимых изданиях для политической рекламы. Вместо этого, чаще всего, газета фактически продается какому-то кандидату или его спонсору или является государственной и ведёт агитацию исключительно в интересах своих владельцев или чиновников соответствующего уровня. Такая газета по самому своему статусу будет постоянно нарушать нормы избирательного законодательства, потому что должна будет четко выполнять распоряжения своих владельцев, спонсоров и чиновников соответствующих органов управления, иначе такая газета станет просто ненужной, ей просто перестанут давать денег и газета прекратит своё существование. Кстати, участились случаи, когда после выборов даже известные и уважаемые в регионах и на федеральном уровне газеты теряли читателей, испытывали большие финансовые трудности и даже закрывались, правда, не обязательно сразу после выборов, через несколько месяцев или даже на следующий год.

В некоторых случаях и телеканалы и радиостанции приобретаются бизнесом для ведения собственных политических кампаний, а не для оказания услуг по политической рекламе на конкурентных основаниях. И снова можно отметить, что в нормах современного избирательного законодательства доминирует модель деятельности средств массовой информации на выборах именно как оказание услуг в политической рекламе различным кандидатам, политическим партиям и избирательным блокам на конкурентной основе, а не модель приобретения средств массовой информации для ведения кампаний в интересах их владельцев и спонсоров. В результате такого расхождения норм избирательного законодательства с практикой выборов средства массовой информации вынуждены демонстрировать готовность к конкурентному предоставлению услуг по политической рекламе, а на деле обеспечивать монополию тех или иных кандидатов, политических партий и избирательных блоков. Такой эффект достигается, например, установлением очень высоких тарифов на рекламу, недоступных нежелательных кандидатам, политическим партиям и избирательным блокам. А кандидаты, политические партии и избирательные блоки, которых данное средство массовой информации поддерживает либо получают право бесплатной политической рекламы, обычно в государственных средствах массовой информации, либо после оплаты теневым образом возвращают в бюджеты средств массовой информации значительные доли своих легальных выплат им.

Само журналистское сообщество, по-видимому, не находит выхода из сложившейся на выборах ситуации. Выхода не находится ни на уровне деятельности ассоциаций журналистов, ни на уровне деятельности лоббистов законопроектов, ни на уровне общественной активности и поддержки интересов средств массовой информации со стороны граждан. Граждане в большинстве своём не доверяют средствам массовой информации и не поддерживают их декларации о необходимости обеспечения в нашей стране свободы слова и предоставления гражданам объективной информации. Причина такого отношения граждан к средствам массовой информации во многом связана с позициями средств массовой информации на выборах. Поскольку в эти периоды никакой свободы слова, никакой объективной информации граждане от средств массовой информации не получают, то и не понимают, почему между выборами средства массовой информации способны становиться другими. А ведь многие средства массовой информации уже и в отсутствие выборов не в состоянии становиться другими, так что позиция большинства граждан является понятной и вполне рациональной.

Как следствие, большинство граждан уже не ищет в средствах массовой информации сведений, помогающих им разбираться в ситуации на выборах и делать осознанный выбор при голосовании. Граждане всё меньше доверяются и другим источникам информации о выборах, всё больше склоняются к оценкам любой информации о выборах как необъективной, ангажированной, ложной и т.п. С позиций граждан становится вообще бессмысленно интересоваться информацией о выборах, если от их голосов мало что зависит, если результаты выборов заранее предопределены, как это было на прошедших 7 декабря 2003 года выборах депутатов Государственной Думы РФ. Ведь гражданам для того, чтобы разобраться с позициями кандидатов, политических партий и избирательных объединений на выборах необходимо затратить определённые усилия, время, оторваться от решения своих насущных проблем. И, если эти усилия гражданина пропадут впустую, если на результаты выборов он не в состоянии никак повлиять, то для него становится вполне рациональной позиция невмешательства в процесс выборов. Для органов власти и государственного управления в этой ситуации возникает проблема угрозы недостаточной явки на выборы, но демократических решений этой проблемы чиновники найти не могут. Они пытаются вынудить граждан голосовать, применяя свой административный ресурс и постоянно лоббируя введение института ответственности граждан за неучастие в голосовании. А демократическое решение проблемы явки, конечно, в другом: в обсуждении на выборах самых важных для граждан проблем, обеспечение для них возможности голосования за желательных для них, а не для органов власти и государственного управления кандидатов, политические партии и избирательные блоки, расширение возможностей независимого наблюдения на выборах и т.п. К сожалению, развитие избирательного законодательства и практики выборов идёт в ином направлении.

На прошедших 7 декабря 2003 года парламентских выборах обнаружилась и ещё одна закономерность голосования. Несмотря на, на мой взгляд, довольно существенные манипуляции с избирательными бюллетенями, с подсчетом голосов избирателей, практически во всех регионах, в большинстве участковых избирательных комиссий, тем не менее, общий результат выборов, не сильно отличался бы от того, который получился бы, если бы все голоса избирателей были бы подсчитаны честно. Этот вывод можно сделать из анализа результатов социологических опросов на выходе граждан с избирательных участков, а также опросов не позднее недели после проведения выборов. Судя по результатам таких опросов, точно так же на парламентских выборах победила бы партия "Единая Россия", точно так же партии "СПС" и "Яблоко" балансировали бы на грани прохождения или не прохождения в Государственную Думу РФ по партийным спискам. И точно так же потерпела бы на этих выборах поражение Коммунистическая партия Российской Федерации, хотя, возможно, она и получила бы несколько больше мест в Государственной Думе РФ. Скорее всего, поражение КПРФ на этих выборах — это результат определенного политического процесса, результат разочарования в КПРФ даже тех избирателей, которые ранее, на прошлых парламентских выборах голосовали за КПРФ.

Теперь несколько слов о том, какой может быть деятельность граждан, структур гражданского общества в сложившейся ситуации, в том числе, и в рамках нашего проекта "Информатика для демократии — 2000+". Сложность ситуации для граждан и сторонников развития демократии в нашей стране в следующем. Когда органы власти, управления или Президент нашей страны принимают какое-то решение, они исходят из того, что это решение должно быть достаточно эффективным, т.е. должно приводить к определенным результатам, должно выполняться, в общем-то, в рамках ограниченных ресурсов бюджета, кадрового, временного и других, т.е. это решение должно быть весьма эффективным с их позиций. Для достижения такой эффективности чаще всего получается, что те решения демократического плана, которые периодически предлагаются со стороны некоммерческих организаций, правозащитных организаций, политических партий, в частности, для проведения выборов и обеспечения большего воздействия на их результаты граждан, избирателей, оцениваются чиновниками как неэффективные. Действительно, если в результате договорённостей элит уже известно, кто должен победить на выборах в одномандатном округе или какая партия победить по партийным спискам, зачем чиновникам нужно вводить дополнительный источник риска получения иного результата выборов? А такой риск всегда возрастает, когда на выборах начинают учитываться приоритеты и интересы широких социальных групп и структур гражданского общества.

Чтобы не быть голословным, ещё раз поясню свой вывод словами Президента РФ. В прошлом году он объяснял для прессы, почему необходимо разрабатывать и вводить в действие новые законы о местном самоуправлении, которые сейчас уже в первом чтении приняты в Государственной Думе РФ и, нормы которых, видимо, в ближайшем году начнут действовать. Я напомню, что в этих законах, фактически система местного самоуправления включается в систему государственного управления, что противоречит положению статьи 12 Конституции РФ о том, что "органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти". Президент РФ пояснил своё решение очень просто, он заявил, что, в принципе, наверное, было бы правильнее дать самостоятельность муниципальным образованиям, но граждане не проявляют активность, они не требуют от руководителей органов местного самоуправления ответственных и профессиональных решений, и потому в интересах самих граждан эти решения должны принимать органы государственного управления, и нести ответственность должны тоже органы государственного управления. Фактически, Президент РФ заявил, что раз на нижнем уровне управления нет активности граждан и контроля органов местной власти, то приходится менять технологию управления и включать органы местного самоуправления в "вертикаль власти" государственной, как теперь принято говорить. Но ведь активности граждан нет по вполне рациональной причине, потому что граждане не видят каких-то преимуществ от проявления своей активности, особенно для решения каких-то общественных, а не личных проблем. Со стороны граждан не будет общественной активности до тех пор, пока они сами не убедятся в том, что такая активность может быть эффективной. И в критериях этого своего выбора наши граждане, если вдуматься, мало чем отличаются от нашего Президента РФ.

Административные решения проблем получают определённые преимущества на нынешнем этапе развития нашей страны потому, что они понятнее для чиновников и проще для них в реализации. Но, если желать развития демократии в нашей стране, демократических норм управления, демократического устройства государства, придётся демонстрировать гражданам, что их активность может иметь вполне понятные позитивные, рациональные результаты. А это намного требует от чиновников значительно больших затрат времени и денег. Кроме того, к сожалению, все решения, связанные с повышением активности граждан и внедрением демократических принципов принятия и контроля исполнения решений намного сложнее административных в исполнении даже для самих граждан. Демократические решения сложнее даже для понимании граждан, чем административные решения, чем простые решения, типа обратиться к Президенту РФ и потребовать от него увеличить пенсии, пособия, исключить задержки заработной платы, защитить граждан от террористов и т.п. Как решать такие проблемы самим гражданам, какой может быть значимость для их решения проявлений общественной активности, если без участия органов власти какие-то проблемы невозможно решить, гражданам, чаще всего, просто непонятно. И в этой ситуации административные решения получают преимущества.

Негосударственные и некоммерческие организации в нашей стране разработали много разных вариантов деятельности по лоббированию приоритетов граждан и структур гражданского общества, по развитию общественной активности. Но практически все такие проекты и программы негосударственных и некоммерческих организаций финансируются зарубежными фондами. Наш отечественный бизнес и крупный, и средний, и мелкий особого интереса к такого рода проектам и программам не имеет, а потому их практически не финансирует. По крайней мере, финансирование деятельности структур гражданского общества из отечественных источников существенно меньше финансирования их из зарубежных источников. Поэтому, на мой взгляд, очень важно постоянно убеждать российский бизнес систематически и в достаточно больших объёмах поддерживать общественную активность по решению проблем и лоббированию общественных интересов. В целом, такие инвестиции нашего отечественного бизнеса, безусловно, окупятся формированием ответственного правительства, снижением коррупции в органах власти и государственного управления, созданием условий реальной конкуренции в экономике и т.п. Но для каждого конкретного бизнесмена, решившегося выделить деньги на финансирование проектов некоммерческих организаций, такие финансовые вложения ещё долго будут прямыми убытками. Поэтому я не знаю пока, как можно убедить российских бизнесменов начать осуществлять такое финансирование. Однако, это получилось во многих других странах мира — может получиться и у нас в России.

Для улучшения ситуации на выборах, напротив, некоторые рекомендации можно было бы попытаться сделать. В первую очередь это может быть расширение такого рода проектов, как наш "Информатика для демократии-2000+". Собственно этот проект и был задуман не столько для того, чтобы обмениваться информацией по сети Интернет, сколько для того, чтобы попытаться найти какую-то общую деятельность для активных граждан и потом эту деятельность предлагать по всем регионам России. При расширении нашего этого проекта было бы желательно не просто делать мониторинг выборов, кстати, не только федеральных, но и региональных тоже. Было бы очень важно, по-моему, представлять в этом проекте аналитику выборов и политического процесса в целом, было бы желательно, на мой взгляд, чтобы эта аналитика была двухуровневой: с позиций аналитиков из Москвы и с позиций аналитиков из регионов. К сожалению, те сообщения о нарушениях и о событиях на выборах, которые на наш сайт поступали из регионов в течение прошедшей предвыборной кампании в Государственную Думу РФ не содержали такой аналитики. А потому трудно было делать обобщения, выводы и рекомендации по изменению ситуации, хотя бы на следующих выборах.

Я понимаю, что, возможно, нашим корреспондентам не хочется тратить время на такую аналитику, но уверен, что, увидев от неё определённую пользу, многие из них включатся в работу такого рода. Ведь в нашем проекте принимают участие только активисты, только те, кто тратит своё время и силы на решение общественных проблем. Для повышения эффективности формирования аналитического направления нашего проекта я бы предложил разработать определённые, научно обоснованные методики оценивания ситуаций в регионах и в целом по стране.

В рамках нашего проекта или в ходе исполнения других проектов имело бы смысл попытаться как-то продвигать технологии типа проведения гражданских экспертиз. У нас обычно под гражданской экспертизой понимается собрание граждан, собрание общественности с привлечением средств массовой информации для обсуждения наболевших проблем. Но, как правило, такие обсуждения становятся просто митингами, на результаты которых органы власти и управления, как на местном уровне, так и на региональном реагируют одинаково. Они успокаивают граждан и лидеров общественного мнения, утверждая, что обязательно учтут их пожелания при принятии управленческих решений. Но сами эти решения очень редко бывают в интересах граждан, потому что сами решения принимаются чиновниками без участия заинтересованных граждан. Заинтересованные граждане мешают чиновникам принимать и исполнять решения, что характерно для любых стран, не только для России.

Для того чтобы решения, лоббирующие интересы граждан, гражданского общества, лоббирующие выгодные им решения их проблем, были более обоснованы, на мой взгляд, нужно постепенно пытаться внедрять другой вариант гражданской экспертизы. В этом варианте экспертизу должны проводить не малокомпетентные в делах государственного и муниципального управления граждане, а профессиональные эксперты, не менее профессиональные, чем эксперты, работающие на органы власти, органы государственного или муниципального управления и помогающие им принимать управленческие решения. Иначе говоря, в гражданских экспертизах обсуждать и принимать решения должны были бы профессиональные эксперты, отличающиеся от экспертов властных структур только одним — в гражданской экспертизе эксперты должны оценивать проблемы с позиций граждан, должны работать по заказу общества, граждан и их объединений, а не по заказу органов власти. Естественно за своё участие в такого рода гражданских экспертизах профессиональные эксперты должны получать оплату на уровне их оплаты при работе по заказам органов власти и структур бизнеса. Обеспечить такой уровень оплаты могли бы и зарубежные и российские фонды. Чтобы показать эффективность такого рода гражданских экспертиз можно предложить выполнить несколько таких экспертиз в рамках проектов Фонда ИНДЕМ и других организаций, представители которых присутствуют на нашей конференции. Если нам в ходе подготовки и проведения таких гражданских экспертиз удастся найти хотя бы некоторые достаточно эффективные решения проблем, которые пока решаются только административными методами или не решаются вообще, то можно было бы надеяться на расширение такого рода работ и для проведения антикоррупционных экспертиз, и для разработки изменений избирательного законодательства, и для обеспечения соблюдения в нашей стране свободы слова и повышения активности наших граждан, о которых я говорил выше. Спасибо.

Винюков И.А.: Спасибо, Владимир Львович. — Вопросы. Пожалуйста. Энергично подходите, задавайте, готовьтесь.

Габдулла Исакаев: — Вот вопрос по поводу гражданской экспертизы. Я полагаю, что вам, наверное, известно, что Нина Беляева выходила и инициативой на гражданском форуме о создании закона по гражданской экспертизе, но, как видим, результаты этого круглого стола нулевые. Со стороны правительства идет просто-напросто саботаж. Как Вы оцениваете? Мы говорим, что, да, необходимо, а смысл-то в чем? Нам все равно палки в колеса поставят.

Владимир Львович Римский: — Здесь ситуация тоже довольно сложная. Я Вас приглашаю почитать страницы 46 и 47 в брошюре Ассоциации "ГОЛОС", здесь моя позиция изложена. Кратно, я хочу сказать, что у нас, к сожалению, формируется такое представление, что юридическими мерами можно регулировать политику. Но и практика, и теория политической деятельности, особенно, если читать зарубежных авторов, показывает, что этого не происходит ни в Великобритании, ни во Франции, ни в Германии, ни в США, ни в других развитых странах мира. Да, юридическое регулирование политики чрезвычайно важно, но оно не решает политических проблем. Поэтому, первое, с чего нужно начать, и вот здесь я не согласен с Ниной Беляевой, нужно начать не с разработки закона, а с отработки на практике некой эффективной процедуры проведения гражданской экспертизы. Пусть это будет в каком-то одном регионе, в какой-то отдельной сфере деятельности, допустим, в сфере антикоррупционной экспертизы законодательства. Если на практике удастся показать, что можно четко, конкретно, эффективно, действительно доказательно объяснять, что та или иная норма законодательства будет способствовать коррупции и это будут все знать, то потом уже можно будет добиваться непринятия такой нормы или её отмены. А затем можно будет лоббировать изменения в регламент Государственной Думы РФ, вот антикоррупционные экспертизы, так же как, скажем, экспертизы расходования бюджетных финансовых средств, прилагались к тексту каждого законопроекта, который поступает в Государственную Думу РФ. Потом можно было бы лоббировать требование того, чтобы вместе с экспертами от правительства антикоррупционные экспертизы готовили бы независимые эксперты. И после отработки этой практики можно было бы лоббировать обязательность независимой антикоррупционной гражданской экспертизы любого законопроекта. В этом случае нормы закона о гражданской экспертизы соблюдались бы потому, что они поддерживаются не только желаниями активистов гражданского общества, но и сложившейся политической и законотворческой практикой. Хоть это и относительно длительный путь, но он с большей вероятностью приведёт к результату, чем кажущейся более коротким начинающийся с разработки законопроекта.

Винюков И.А.: — Спасибо. Три человека нас вынуждены покинуть, они будут до кофе брейка, даже четыре, поэтому я прошу сократить вопросы, на вопросы можно будет ответить чуть-чуть позже. Если настаиваете, Владимир Львович до ужина останется сегодня. Поэтому, если можно, сократить вопросы. Пожалуйста.

Разумов А. П.: — Если только можно коротко, Владимир Львович, мы говорим о манипуляции общественным мнением. Вот не поддаемся ли мы сами этой манипуляции, когда говорим, что "КПРФ" сильно проиграла, ведь если мы сделаем сумму итогов выборов, включив туда "Родину", "Аграрную партию" и всех тех, которые близки по своей программе "КПРФ", мы наберем те же 25%.

Винюков И.А.: Извините, для записи, — это вопрос Разумова.

Владимир Львович Римский: — "КПРФ" потому и проиграла, что стратегия этой партии на выборах была проигрышна, потому что эта партия отдала свои голоса другим партиям и избирательным блокам. В результате в нынешнем составе Государственной Думы РФ ни "КПРФ", ни блок "Родина", ни тем более "Аграрная партия" никак не могут участвовать в принятии решений. Это, безусловно, проигрыш партии "КПРФ", как лидера нашей левой оппозиции.

Разумов А. П.: — Это- факт, но если мы говорим об общественном мнении, то в обществе слой этот остался тем же, примерно.

Владимир Львович Римский: — Я говорил о политике, о том, какие у нас граждане, это отдельный разговор. Граждане меняются меньше. Это естественно, справедливо. Многие из тех, кто на прошлых выборах поддерживал левые политические силы и на этих выборах поддержал эти же левые силы. Но их стратегические ошибки при подготовке и проведении выборов не позволили их избирателям надеяться на эффективную защиту их интересов. Так что, и граждане — сторонники левых политических сил тоже проиграли на прошедших парламентских выборах.

Винюков И.А.: — Если нет больше вопросов, тогда — Александр Кынев — "Роль политических партий в губернаторских кампаниях.