конференция /стенограмма выступления

Кынев Александр Владимирович,
ведущий эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований,
Москва


«Роль политических партий в избирательных кампаниях»

Винюков И. А.: — Если нет вопросов, тогда — Александр Кынев — «Роль политических партий в избирательных кампаниях».

Кынев А. В.: — Что касается политических партий, я хотел бы сделать акцент именно на этом, потому что сегодня много говорили о законе о выборах, каким он был, как он менялся за эти годы, каковы его проблемы. Но, на мой взгляд, проблемы гораздо шире и нужно говорить не об одном законе, а целом комплексе вещей, которые привели к той ситуации, какая сегодня есть. Я абсолютно убежден, что тот несовершенный закон мог быть абсолютно таким, каков он есть, но могли бы быть другие результаты, если бы, был другой закон о политических партиях.

Что произошло? На сегодняшний день мы имеем дело с общей политикой, которая направлена на минимизацию процесса политконкуренции в принципе. Закон может быть любым, но если система такова, что она минимизирует количество участников процесса, то будь закон хороший или плохой, если их закон искусственно фильтрует, ограничивает другими нормативными актами, то выбора реального не возникает. Общая система направлена на отчуждение общества от выборов и от власти, как таковых, потому что все новации последних лет имеют единственный смысл: создать максимально комфортные условия для себя, "родной любимой" власти с тем, чтобы у нее же ее и остаться. По сути дела, целый комплекс изменений в разных законодательных актах имеет одно значение: сохранить власть в своих руках, придав этому сохранению вид демократических процедур, грубо говоря, попытка имитировать так, что бы и, похоже было на демократию, и чтобы ничего не менялось и вся власть была в наших руках. На мой взгляд, такой краеугольный закон, который совершенно извратил политическую систему, это закон о политических партиях. Что произошло на практике? Мы имеем дело с законом, который фактически лишает граждан возможности принимать участие в процессе политического управления. Если довести эту ситуацию до абсурда, когда будет полностью пропорциональная система — получается, что простой гражданин не будет иметь никакой возможности обладать пассивным избирательным правом, не состоя ни в какой политической партии.

Я сам, как человек, который работал в одной из партий. Это была партия "Яблоко", объездил многие регионы, мы с Вячеславом Владимировичем Игруновым с нуля создавали многие организации и наблюдали процессы во многих партиях. Принцип очень простой: все реальные политические партии, какие были, будь то "Яблоко", "СПС", кто то еще, я исключаю коммунистов (это отдельная история), не имели реального актива в стране, никогда он не превышал уровень 4-5 тысяч, это был придел для всех, и СПС, и для ДПР, я не говорю про фиктивные партии типа КДП и не говорю про партии, где нет реальной численности, не говорю про коммунистов. Реальные партии никогда за этот порог не выходили. Значит, установлена завышенная планка — 10 тыс. членов. Она абсолютно завышена по всем показателям, сам уровень фиксации, т.е. закон, который есть, он состоит из взаимопротиворечащих вещей, страна, которая в течение 10 лет жила в ситуации кадровых партий, вдруг заставляет эти партии становится массовыми, к чему это приводит? Когда есть кадровая партия, у которой маленький актив в Москве, есть какие-то менеджеры на местах, и вдруг закон требует, чтобы она стала массовой, естественно, и там устанавливаются абсолютно нереальные сроки. Вся система построена не так как это принято в обычных странах, что возникает некая общественная инициатива, некие комитеты в регионах, они как-то аккумулируются, возникает федеральная партия. У нас все наоборот: нужно создать федеральный оргкомите, в очень сжатый срок провести конференции в 45 субъектах, и при этом, чтобы было 10 000 членов, на каждого человека, чтобы была заполнена карточка, все паспортные данные, протоколы, все это сдать в МИНЮСТ, там, это, все, проверяют, после, этого, еще, нужно, чтобы, ты, в, каждом, субъекте, зарегистрировал официально юридлицо, и только ты после этого становишься политической партией, и каждый год надо проходить перерегистрацию в первом квартале каждого года, подтверждая эти 10 000 членов. Это очень дорогая и затратная вещь, которая, очевидно по силам только крупной финансово — промышленной группе. Что произошло? Когда кадровую партию заставляют имитировать массовость, возникает имитация, совершенно очевидно, что получить эти цифры невозможно и занимаются элементарным подлогом; закон ставит заведомо невыполнимые нормы, которые, а практике очень легко опровергаются. Я знаю, что по многим регионам, когда не хотели регистрировать ту или иную партию, делалось очень просто: давался список, милиция шла по квартирам, тех людей, которые числились членами этой партии. Приходит милиция в 10 вечера: " А Вы вступали в партию такую-то?" Простой советский обыватель, живущий в маленьком городке, что он скажет? " А чего это Вы пришли? Нет, конечно, никуда я не вступал". И это вот замечательная система, которая вынуждает всех заниматься имитацией. Вынуждает как правых, так и левых и центристов: — всех. Все знают, что изначально существуют на неких подложных документах и имитируют какие-то требования закона. Все становятся зависимыми и любую партию в любой момент можно при желании убрать. Все это понимают и в такой системе никакая независимая политическая партия возникнуть не может. В чем проблема всех этих партий? То, о чем говорит Владимир Львович — потеря лица, неспособность сформулировать какие-то внятные программы, установки, ценности, мало того, что их лидеры — не бойцы и давно пережили свой политический Ренессанс и их карьера идет к закату, но они привыкли к своей нише и никому ее уступать не хотят. Мы все говорим об ответственности власти, а на мой взгляд, демократические партии несут за все это безобразие не меньшую ответственность, чем Кремль, чем кремлевские технологи, потому что все эти законы, в частности этот чудовищный закон о партиях, принимались при потворстве очень многих представителей и "Яблока" и СПС, которые тем самым хотели зацементировать политическую систему, зацементировать собственные электоральные ниши, не давая возможности в них возникнуть никаким новым политическим партиям, никаким новым проектам, чтобы, грубо говоря, приватизировать этого избирателя и считать его навечно, связанным с самим собой, чтобы, никто, другой, при, этой, системе возникнуть, не мог, были только мы. И сама же эта система их, по сути дела и погубила, поэтому сегодня кричат, что вот, "кремль"! Да в Кремле было все равно, какой вы закон напишете. Вы его сами написали и приняли в таком виде, какой он есть. В результате мы имеем систему слабых недееспособных партий. То, что я говорю: — искусственное наращивание численности привело к двум вещам:

  1. превращению многих партий просто в пиар-инструменты
  2. партии, в которых и раньше то идеологическая составляющая была слабо выражена, наполняясь случайными людьми, просто стали размываться и утрачивать какую бы то ни было идеологическую самоидентификацию. Они стали крайне подвержены манипуляциям с численностью и т.д. и все эти скандалы безумные в регионах между лидерами именно через это, к сожалению. Это привело и к чисткам, к тому, что реальное ядро в партии стало минимальным. Это привело к тому, что и "Яблоко" и "СПС" в последние годы жили между небом и землей. В оппозиции или нет; за или против и т.д. Никакой четкой позиции ни у кого не было. Они были оппозиционны настолько, насколько это было безопасно. Сказать, что это было кому-то противоречащим в Кремле, да ничего подобного. Это было, пардон, как "оппозиция Его Величества" а не "его Величеству", при этом оппозиция мелкая, трусливая, жалкая и принимающая законы, чтобы себя зацементировать, не дать никому другому появиться на политической сцене. В результате всего это в сочетании с избирательным законом произошел коммулятивный эффект и произошло обрушение всей этой системы.

Что мы видим сейчас? Их структуры на местах распадаются, причем с бешеной скоростью; это видно сейчас по избирательной кампании, которая сейчас идет, г-жи Хакамады в условиях, когда обе правые партии не захотели ее поддерживать на местах происходит безумная совершенно картина. У Хакомады 75 полноценных штабов региональных, ни одним из них не руководит член СПС, во многих региональных субъектах руководят региональные лидеры "Яблока", под которые "подложены" местные СПС. Возникает что-то феерическое. При этом тех членов "Яблока", которые стали работать на Хакамаду, в "Яблоке" уволили. Распад принимает какие-то смешные дурацкие формы.

Главная причина, это деньги, естественно. Здесь символ очень простой — деньги. Поэтому очевидно, что на базе этого никакого нового проекта правого не будет. Это просто машина по зарабатыванию денег. Старая структура рушится. Люди, поняв, что это бесперспективно, просто уходят. Это видно в Москве, в Астрахани, в огромном количестве субъектов, где по сути дела организации "Яблока" просто прекратили существование на сегодня.

Единственная надежда возникает на региональные выборы. В частности, 7 декабря у нас в 7 регионах прошли по новому закону выборы по партийным спискам. Более подробно о том, что я сейчас говорю, можно прочесть в журналах "Полис" №2, №6 за этот год. В №2 у нас большая статья с моим коллегой. Мы проанализировали те выборы по спискам в регионах, которые были там за последние 10 лет. Таких регионов было 9. Статья в №6 посвящена партийному составу законодательных собраний с цифрами со статистикой. Мы там проанализировали статистику по большинству субъектов федерации и там это все можно прочитать.

Завершая, могу сказать только одно, что закон о политических партиях требует радикальной реформы, потому, что это закон, без которого невозможно создать субъектов, реально участвующих в политическом процессе, потому, что если мы их не создадим, некому будет участвовать в этой политике. Почему абсентеизм? Потому что люди разочаровались в старых политических силах, а закон новых создавать не дает. И получается, что человек, который отшатнулся от Яблока, от СПС, от Коммунистов у него остается выбор: либо идти голосовать против всех либо вообще не идти голосовать. Когда нет реального предложения, реальной стимуляции, растет абсентеизм и протестное голосование. И, на мой взгляд, только изменение этого закона способно в этой ситуации создать новый дух, дать возможность создавать сто-то новое, а без этого ничего не произойдет, к сожалению глубокому, либо система дойдет до такой стадии, когда сама в концов развалится, потому что, очевидно, что минимизация конкуренции ведет к снижению качества управления; это априори.

Когда чиновник знает, что он "вечный", и он никого не боится, он меньше слушает, меньше советуется, больше делает глупостей. Это вредно для страны, это вредно для общества.

Винюков И. А.: — Спасибо, Александр Владимирович. Особое спасибо и поздравления с днем рождения, которое он провел в нашем обществе.
Если есть вопросы, пожалуйста, он сейчас от нас уйдет.