О.Михайлова ХОД АГИТАЦИОННОЙ КАМПАНИИ

С момента благополучной регистрации семи основных претендентов на высший пост в государстве казалось, что до момента начала агитации не произойдет ничего не только сверхъестественного, но и вообще ничего примечательно даже в период активной предвыборной гонки. Активность основных соперников и соратников главного кандидата была мало заметна, они обращали на себя внимание исключительно недолго играющими громкими заявлениями.

Поначалу начали говорить о большом проценте фальшивых подписей, а также о том, что у трех кандидатов – И. Хакамады, И. Рыбкина и С. Глазьева – в подписных листах значатся одни и те же граждане, отдавшие свои подписи, одновременно за трех кандидатов. Продолжали муссировать вопрос о подкупе избирателей при сборе подписей в поддержку кандидата С. Глазьева. В связи с этим начала вроде бы завязываться интрига со снятием кандидатов-нарушителей с предвыборной дистанции. Однако ничего этого не произошло, потому что в избирательный процесс вмешались самые, что ни наесть потусторонние силы, поспособствовавшие, видимо, исчезновению одного из кандидатов-аутсайдеров – И. Рыбкина.

До сих пор нет внятного и понятного объяснения тому, каким образом И.Рыбкин сначала, не предупредив никого, отправился якобы в Киев на встречу с А. Масхадовым, затем, обнаружив за собой слежку, решил временно залечь на дно, а потом неожиданно сорваться и приехать в Москву, где в эфире радиостанции “Эхо Москвы” он долго давал невнятные и путанные объяснения; потом уехал в Лондон, оттуда говорил уже что-то Лондона. Естественно, что мнения и оценки политиков и политологов разделились: одни настаивали на том, что это самая обыкновенная ПР-акция, цель которой – монополизировать информационное пространство и обратить на себя внимание избирателей; другие поддерживали версию о том, что это действительно работа соответствующих спецслужб с целью не дать И. Рыбкину публично озвучить имеющийся у него компромат на действующего президента; третьи придерживались криминальной точки зрения, в соответствии с которой кому-то было необходимо сорвать выборы, поводом для чего могло послужить исчезновение одного из кандидатов. Однако все сошлись на том, что двери большой политики с грохотом захлопнулись перед И. Рыбкиным. В то же время сам кандидат ни в коем случае не отказался от намерений вести избирательную кампанию, но из Лондона, он даже запросил о разрешении обеспечить ему телемост с Москвой, чтобы участвовать в телевизионных дебатах. Однако Центральная избирательная комиссия отказала И. Рыбкину участвовать в теледебатах из столицы Великобритании, так как это противоречит действующему избирательному законодательству, по которому необходимо лично присутствовать на соответствующем мероприятии, исключение делается, только если кандидат болен или находится при выполнении служебных обязанностей.

В то же время Б. Березовский, осуществляющий общее руководство кампанией И. Рыбкина, был все-таки зарегистрирован его доверенным лицом. А вот Олег Малышкин, кандидат от ЛДПР, остался без доверенного лица В. Жириновского, которому было отказано в этом, так как он является действующим государственным чиновником.

Другим не менее заметным событием, переросшим в скандал среди кандидатов, стало выступление 12 февраля действующего президента и одновременно кандидата на этот пост В. Путина перед своими доверенными лицами в здании МГУ. На этой встрече он представил отчет о своей работе на посту президента и поделился планами на ближайшие четыре года в случае своего переизбрания на второй срок. Причиной для возмущений со стороны кандидатов-оппонентов стало не столько сама встреча, сколько то, что ее в прямом эфире транслировали два федеральных канала – “Первый канал” и “Россия”. В общей сумме в течение дня они прокрутили сюжетов на эту тему на 57 и 62 минуты. Это не считая того, что основные федеральные печатные издания также не обошли вниманием это событие и посвятили ему большое количество статейного материала. Участниками избирательного процесса подобное положение вещей было расценено как предвыборная агитация вне временных рамок и агитационных правил, предусмотренных законодательством. Однако ЦИК постановила, что кандидат В. Путин абсолютно чист перед избирательным законом, так как упомянутые выше телеканалы не имели умысла агитировать за кандидата, а просто информировали население об общественно значимом политическом мероприятии. Отдельных кандидатов не удовлетворило такое положение вещей и они стали требовать предоставления аналогичных условий для них, а кандидат И. Хакамада намерена подать жалобу в Верховный суд РФ на решение ЦИК. В результате ничто и никуда не сдвинулось, так как кандидаты не получили требуемого времени на федеральных каналах, и те самые федеральные каналы остались при своих интересах, не говоря уже о кандидате В. Путина.

В указанные законом сроки началась и основная избирательная кампания, правда, основные шумные мероприятия отшумели до этого момента. Настала пора теледебатов, в которых отказался участвовать основной претендент на пост главы государства В. Путин, в активную телеборьбу вступили только три кандидата: И. Хакамада, О. Малышкин и С. Глазьев. Однако основные вопросы у них были не друг к другу, а к В. Путину, отчего их встречи потеряли всякий смысл и интерес не только для зрителей, но и для телеканалов. Так, телеканал НТВ отказался от размещения в период избирательной кампании агитационных материалов в специальном рекламном блоке в вечернее время, а также и от проведения теледебатов в связи со снижением рейтинга таких программ. На остальных каналах дебаты идут в крайне неудобное для телезрителей время, что также не сводит усилия кандидатов практически на нет.

Текущий рейтинг действующего президента (70%) и минимальные показатели у всех остальных кандидатов, даже вместе взятых, не оставляет никаких сомнений в исходе выборов 14 марта. С другой стороны, при 100%-й предсказуемости результата встает большой вопрос по явке избирателей. Может случиться так, что на участки придет менее 50%-в от числа голосующих, что автоматически сделает выборы недействительными и ни один из нынешних кандидатов не сможет участвовать в следующих выборах. Видимо, с этим связаны действия отдельных региональных и местных чиновников. Так, в одном из районов Санкт-Петербурга поступила разнарядка обеспечь явку избирателей не менее 70%; в ряде больниц Хабаровска с 01 марта планируют госпитализировать пациентов только с открепительным талоном; во Владивостоке ректор Дальрыбвуза А. Ким пообещал руководителям “Единой России” явку студентов-избирателей 99,99%.

На фоне всех происходящих в период предвыборной кампании событий И. Хакамада призвала отказаться от участия в выборах, так как, по ее мнению, эта кампания “все больше приобретает черты беззакония и вранья”, “конкурентная борьба идей и альтернатив становится невозможной”. И. Хакамада призвала присоединиться к ее инициативе Н. Харитонова и С. Глазьева. Союза не получилось, так как Н. Харитонов полностью зависим от КПРФ, от которой он баллотируется, а С. Глазьев решил все же продолжить идти по нелегкому избирательному пути.

И все же самыми заметными оставались в этот период действия президента-кандидата. Неожиданно для всех в конце февраля президент отправил в отставку действующее правительство во главе с М. Касьяновым и предложил на это место кандидатуру М. Фраткова. Из всех выдвинутых объяснений такого неожиданного поступка большинством СМИ и политиков было подхвачено именно электоральное, то есть президент именно перед выборами произвел замену премьера, чтобы продемонстрировать заранее ту команду, с которой он собирается работать, ту экономическую политику, которую собирается проводить, а также, сделав таким образом новое правительство политическим, проведя его через выборы и разделив с ним ответственность.

До окончания избирательной кампании остается две недели.