Александр Владимирович Кынев, кандидат политических наук, эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований, в 2005- международный наблюдатель на парламентских и президентских выборах в Кыргызской Республике

 

КЫРГЫЗСТАН ДО И ПОСЛЕ «ТЮЛЬПАНОВОЙ РЕВОЛЮЦИИ»

 

Бурные события 2005 года еще не означают изменения системы правления в стране

 

Состоявшиеся 10 июля досрочные выборы президента Кыргызстана и ожидавшаяся убедительная победа на них К.Бакиева, вступившего в должность 14 августа, а затем назначившего премьер-министром Ф.Кулова, подвели своеобразную черту по кыргызским кризисом-2005, начавшимся с событий 24-25 марта 2005 года, что позволяет  подвести определенные итоги данному кризису, особенно с точки зрения интерпретации его причин и последствий.

Напомню, что кризис 24-25 мая, названный журналистами «тюльпановой революцией»[1], когда в результате массовых волнений и захвата толпой здания правительства страны из страны бежал президент А.Акаев, был вызван (точнее спровоцирован – все-таки причины и повод это не одно и тоже) в значительной степени подведением итогов предыдущих выборов – парламентских (депутатов Жогорку Кенеш), а именно несогласием значительной части населения с объявленными  результатами и ходом кампании. В результате этого кризиса в стране произошел фактический самораспад прежней власти и к руководству на волне сумятицы пришла коалиция разношерстных групп, в разное время оказавшихся в оппозиции к А.Акаеву. По сути, они просто заполнили тот вакуум власти, внезапно и столь шокирующе для многих возникший.  Лидером этой коалиции и и.о. президента страны и стал бывший премьер-министр Кыргызстана К.Бакиев.

Для любого аналитика, кто отслеживал события в Кыргызстане после 24-25 марта, очевидно, что оппозиция первое время в буквальном смысле не знала, что теперь делать и именно поэтому столь много вопросов вызывает то, какой будет политика новой власти и соответственно, какой будет дальнейшая судьба страны.

Доказательств слабости новой кыргызской власти более чем достаточно. Это и метания с тем, признавать или не признавать новоизбранный парламент (вначале было решено новый парламент не признавать и «старый» парламент[2] избрал и.о. президента И.Кадырбекова, а через день – К.Бакиева, затем было решено, что новый парламент все же надо признать, после чего этот новый парламент подтвердил избрание К.Бакиева), мучительные сомнения, когда же выбирать нового президента, и не менее мучительные размышления как же поступать теперь с А.Акаевым (возобладавшая в результате точка зрения добиваться его добровольной отставки была отнюдь не единственной – были и ярые сторонники его отстранения и уголовного преследования), и массовые мародерства конца марта, и еще более массовые самозахваты земельных участков в районе Чуйской долины прибывшими с других областей страны селянами. И начавшиеся убийства политиков и бизнесменов.10 апреля 2005 года неизвестным был застрелен знаменитый каскадер и соратник Феликса Кулова Усен Кудайбергенов. Накануне гибели он принимал участие в митинге против самовольного захвата земель в Бишкеке и его окрестностях. А в начале апреля в городе Ош был убит глава Южного регионального управления по борьбе с должностными преступлениями МВД республики Уран Алиев. 10 июня при выходе из своего офиса был убит депутат Жогорку Кенеша Жыргалбек Сурабалдиев, 21 сентября такая же судьба постигла Баямана Эркинбаева.

Слабость нового режима подчеркивали спорадические всплески деятельности различных маргинальных групп, несомненно, подстрекаемых теми, кто стремился «поймать свою часть рыбы в мутной воде». Искушение добиться своего по-максимуму, используя слабости момента, наиболее ярко выразилось  во временном захвате дома правительства 17 июня сторонниками недопущенного на выборы из-за наличия казахского гражданства кандидата У.Барыктабасова. После этого офисы возглавляемого У.Барыктабасовым общественного движения «Мекеним Кыргызстан» были подвергнуты обыскам и опечатаны, а сам У.Барыктабасов объявлен в международный розыск, эти события также подвигли назначенного первым вице-премьером Ф.Кулова более активно включиться в кампанию К.Бакиева[3]. 18 июня Бакиев и Кулов сделали совместное заявление, подтверждающее их предвыборные договоренности, а 20 июня Ф.Кулов заявил, что уходит со своего поста на период кампании для участия в агитации за Бакиева. Именно Кулову кстати почти с нуля пришлось восстанавливать силовые структуры страны. Их руководство требовало тотальной замены. Временного главу МВД Кенешбека Душебаева[4]  уволили почти сразу же, а 13 мая без всякого официального объяснения был отправлен в отставку Мыктыбек Абдылдаев, бывший генпрокурор, занявший должность и.о. главы МВД после событий 24-25 марта.

Вот к примеру как охарактеризовал события в Киргизии хорошо ее знающий «изнутри» С.Фуфаев, в отличие от многих отечественных комментаторов, ни на кого в Киргизии не работавший (почти все наши технологи, по традиции, работали на кандидатов действующей власти – это «секрет Полишинеля»), и поэтому не имеющий цели максимально демонизировать конкурентов и облагородить собственный проигрыш. «Стремительное падение режима А. Акаева стало очевидной неожиданностью для лидеров оппозиции, инициировавших протестные акции. Длительная осада киргизского «Белого дома», что первоначально планировалось, давала лидерам оппозиции с одной стороны возможность максимально дискредитировать Акаева в глазах и внешних сил, и населения республики, а с другой – давала время на то, чтобы разобраться с собственными внутренними противоречиями, определить, кто, с кем и против кого играет в оппозиционном стане, и на этой основе сформировать внутренне консолидированную новую властную команду (как это произошло на Украине). … вышедшая из-под контроля толпа и бегство Акаева поставили оппозицию перед необходимостью брать власть немедленно, не дожидаясь собственной внутренней консолидации. В результате сегодня реальную власть в республике осуществляют несколько остро соперничающих друг с другом политических группировок. Это порождает фактическое безвластие. Обычной является ситуация, когда на уровне городов и областей на власть претендуют сразу по два-три губернатора или мэра»[5].

Кстати, то насколько слаба, плохо структурирована и неготова к приходу к власти была оппозиция, является самым суровым приговором эффективности прежнему киргизскому руководству. Так называемые митинги-пикеты оппозиции в Бишкеке накануне выборов парламента производили жалкое зрелище – на них было больше журналистов, чем пикетчиков, а лидеры оппозиции в частных  разговорах жаловались на безденежье и то, что им никто не помогает «так, как помогали на Украине». Не было у оппозиции и единого лидера – Ф.Кулов сидел в тюрьме, а у вошедших в разношерстное объединение оппозиционных групп сил было совершенно разное видение кто должен статьи кандидатом в президенты (кто-то был за Р.Отунбаеву, кто-то за К.Бакиева, кто-то за иных деятелей).

Это же надо было так руководить, чтобы власть рухнула сама, милиция разбежалась и фактически никто не пришел на защиту, не имея фактически никакой реальной конкурирующей силы! Это политическое банкротство и профнепригодность правительства Акаева настолько шокирует (все-таки человек правил страной с 1990 года), что в попытке хоть как-то оправдать произошедшее некоторые аналитики готовы придумывать самые несуразные и фантастические конспирологические теории того, кто и почему организовал кыргызские события (анализ этих конспирологических теорий и вклада политтехнологов в кыргызские событий будет дан несколько далее). 

Однако, какие бы причины не привели к т.н. «тюльпановой революции», смена власти в Кыргызстане произошла. И даже если допустить верность хотя бы одной из конспирологических теорий, не стоит забывать, что причины приведшие к событию это одно, а последствия – совсем другое. И  уже на самом деле не очень важно, кто помог прийти к власти К.Бакиеву, Ф.Кулову и другим. Выборы 10 июля легитимизировали приход к власти в стране новой команды, в известной степени развязав ей руки и открывая возможности для широкомасштабных реформ как в политической, так и в экономической сфере. И кто бы ни помогал Бакиеву и Кулову, на любое давление в свой адрес они могут ответить самым важным и сильным аргументом – мощной народной поддержкой, продемонстрированной их союзу избирателями страны, если у них конечно, хватит для этого политической         воли и мудрости. Страна получила шанс попытаться сделать многое из того, что не получилось ранее. Именно реальные действия обладающего теперь всей полнотой законной власти правительства и покажут, что произошло в Кыргызстане 24-25 марта – действительно революция, или обыкновенный государственный переворот, лишь поменявший персоналии руководителей при сохранении прежней кланово-корпоративной системе.

 

Политико-экономическая ситуация в Кыргызстане после распада Советского Союза

еских

Чтобы понять как Кыргызстан «дошел до жизни» такой, в чем суть и причины кыргызского кризиса 2005 (и соответственно каковы могут быть последствия), стоит бегло рассмотреть,  что же происходило в независимом Кыргызстане перед распадом и после распада СССР, означавшего образование независимого кыргызского государства[6].

Несомненно, что даже во времена Советского Союза ситуация в различных советских республика была различной несмотря на внешнюю схожесть институционального дизайна (Верховный Совет – Президиум Верховного Совета – Совет Министров при руководящей роли входящей в КПСС республиканской компартии).

Так в Аджарии руководителем был представитель древнего  княжеского рода аджарских правителей Абашидзе, а в Средней Азии правили полубайские режимы, о которых столь много и красочно писали центральные советские газеты на заре перестройки и гласности. Родоплеменное деление, как на Кавказе, так и в Средней Азии (а в последней гораздо больше, учитывая разницу в развитии) всегда было серьёзным фактором, которое советская власть скорее микшировала, чем боролась с ним. Когда же СССР распался, формальные стандарты «пролетарского интернационализма» больше никого не смущали, и то, что длительное было тайным и не очень стало явным. В Кыргызстане клановость также всегда была сильна (хотя какого-либо одного доминирующего клана никогда не было), и речь не только о традиционном делении на Юг и Север страны, но и о сугубо местечковых кланах – таласских, чуйских на севере, ичкилики и отуз уул на юге и т.д. Деление по родам, принадлежность к семьям, часто насчитывающим по несколько тысяч человек, приобрело для людей новую важность, став фактором неформальных социальных гарантий. Наличие в составе клана или рода человека, занимающего высокий пост, лишь способствовало еще более явной иерархизации и мобилизации в составе данного семейного объединения. Таким образом, в случае личных неприятностей у кого-то из представителей рода быстро организовать волнения с участием нескольких тысяч человек не составляло особого труда. Из этой кланово-семейной картины (если твой родственник вступает в брак, то его новые родственники автоматически становятся членами твоей семьи и т.д.), особенно сильной в сельской местности, всегда несколько выделялся Бишкек - самый большой, образованный, индустриальный и «русский» город страны.

Клановость усиливалась естественно-географическим делением страны на южную и северную часть. Север оказался более модернизирован, индустриализирован и «русифицирован», жившие на севере страны киргизы были более свободолюбивы и ранее вели кочевой образ жизни (традиции и сейчас имеют огромное значение – к примеру, в Нарынской области можно наблюдать изобилие пасущихся овец и лошадей, но с трудом можно найти хоть один засеянный огород). Юг (в первую очередь примыкающий к Ферганской долине) был в основном аграрным (хлопок, бахчевые и т.д.) и гораздо более патриархальным.

Деление на Юг и Север помимо кланово-семейного и культурно-исторического имеет и национальный оттенок.

По итогам первой национальной переписи населения, прошедшей 24 марта 1999 года[7] общая численность наличного населения страны составила 4852,4 тыс. чел. Из примерно 5 миллионов жителей страны около 700 тысяч это узбекское этническое меньшинство, проживающее преимущественно в южных Ошской, Баткенской и Джалал-Абадской областях. Еще около 13-14% населения это условные «русские» (то есть все говорящие по-русски жители страны «нетитульного» происхождения – русские, украинцы, немцы, дагестанцы и т.д.), они проживают преимущественно на Севере, в основном в Бишкеке и Чуйской области.

Национальный состав населения по переписи 1999 года

 

 

 

 

Численность населения, чел.

 

Численность лиц данной национальности в %

ко всему населению

1999

в %

к 1989

 

1989

1999

1989

1999

 

Все население

4257755

4822938

100

100

113,3

в том числе:

 

 

 

 

 

Киргизы

2229663

3128147

52,4

64,9

140,3

Узбеки

550096

664950

12,9

13,8

120,9

Русские

916558

603201

21,5

12,5

65,8

Дунгане

36928

51766

0,9

1,1

140,2

Украинцы

108027

50442

2,5

1,0

46,7

Уйгуры

36779

46944

0,9

1,0

127,6

Татары

70068

45438

1,6

0,9

64,8

Казахи

37318

42657

0,9

0,9

114,3

Таджики

33518

42636

0,8

0,9

127,2

Турки

21294

33327

0,5

0,7

156,5

Немцы

101309

21471

2,4

0,4

21,2

Корейцы

18355

19784

0,4

0,4

107,8

Азербайджанцы

15775

14014

0,4

0,3

88,8

Курды

14262

11620

0,3

0,2

81,5

Другие

67805

46541

1,6

1,0

68,6

 

Еще при существовании СССР в июне 1990 в Оше в Ферганской долине начались столкновения кыргызов, представляющих там нацменьшинство и доминирующих узбеков. Причиной конфликта послужила земля колхоза имени Ленина, где 95% работников составляли узбеки. В мае 1990 малоимущие кыргызы потребовали предоставить им землю колхоза. Власти города, в основном состоящие из кыргызов, вначале согласились, но затем отменили свое решение. 4 июня на двух концах спорного поля собралось несколько тысяч узбеков и кыргызов, которые двумя различными маршрутами двинулись к Ошу, учиняя по пути погромы и избивая людей. На следующий день в город подтянулись дополнительные группы кыргызов из сельской местности, которые по дороге убивали узбеков. 5 июня узбекский анклав Узген был «очищен от приезжих»: практически все кыргызы были вынуждены насильно покинуть город. В ответ в ночь на 6 июня вооруженный кыргызский отряд, спустившись с гор, вошел в Узген. Резню удалось остановить только к вечеру 6 июля, когда в область были введены части Советской Армии. По данным следственной группы генеральной прокуратуры СССР, в конфликте погибло около 300 человек, по неофициальным данным в несколько раз больше.

Ошские события стали одним из катализаторов первой волны «русской миграции» из Кыргызстана. Пик миграции пришелся на 1994-1995 гг. В этот период по масштабам оттока русскоязычного населения страна вышла на первое место среди бывших республик СССР. Интересно, что в процентном отношении больше всего русских уехало тогда не из Оша, а из Бишкека и Чуйской долины (т.е., тех местностей, где русского населения и так было больше всего). В целом за пять лет, с 1989 по 1994 г., доля русских в Кыргызстане снизилась с 21,5% до 17%

Две трети русских жителей республики – местные уроженцы. Часть из них даже ни разу в своей жизни не бывала в России, по крайней мере, не жила там достаточно долго. В результате по ряду своих этнокультурных характеристик существенно отличается от «российских русских», что многие  мигранты хорошо ощущали, переезжая на жительство в РФ.  В результате определенной изоляции от основной части этноса в странах Средней Азии сформировался особый субэтнос “азиатских русских”, отделенный от “российских русских” культурной дистанцией. Некоторые этнографические детали у русских в Средней Азии “законсервировались” и сохранялись неизменными на протяжении более ста лет. Русские в Средней Азии сохранили в повседневном общении литературный русский язык тридцатых годов; туда практически не проникали изменения в словарном составе языка и сленг.

 В целом же русские стали появляться здесь в XIX  веке. Массовый приток русских в Кыргызстан начался еще в конце XIX в. Первыми поселенцами в крае были уральские казаки, целыми станицами переезжавшие в Семиречье, и крестьяне с юга России. Поэтому в Кыргызстане всегда было много русских крестьян – явление, совершенно не характерное для Средней Азии. В советское время в республику приезжали уже не крестьяне, а специалисты: учителя, врачи, инженеры, высококвалифицированные рабочие. Особенно быстро численность «русского» (в широком понимании) населения Кыргызстана росла в 1960-е гг. В этот период русское население Кыргызстана ежегодно увеличивалось на треть. Но уже в середине 1970-х началась обратная миграция – возвращение в европейскую часть СССР. Причиной тому стало перенасыщение рынка труда; в первую очередь это относилось к элитным должностям. Будущее вытеснение русских из стран Средней Азии было предопределено еще тогда всем ходом изменений в социально-экономической сфере региона за годы советской власти. Высшее и среднее образование в Кыргызстане сделало с 1926 г. такие успехи, что почти во всех гуманитарных областях к началу 80-х гг. специалисты-кыргызы могли заменить русских. К 1989 г. по удельному весу лиц с высшим образованием русские в Кыргызстане отставали от титульного населения почти в 1,5 раза. Правда, это не относилось к ВПК, металлургии, машиностроению, техническим научно-исследовательским институтам. Среди кыргызов всегда пользовалось особенной популярностью гуманитарное высшее образование, в советское время они в основном становились врачами, преподавателями, деятелями искусства, работниками местной администрации и партаппарата. Именно поэтому, несмотря на то, что тяжелая промышленность и наукоемкие отрасли после падения СССР пострадали прежде всего, русские инженеры и квалифицированные рабочие до сих пор живут в Кыргызстане… Еще в начале 1980-х гг. социальный состав русских в Кыргызстане значительно отличался от социального состава основного этноса в России. В это время из-за безработицы на селе начала уезжать из Кыргызстана деревенская молодежь. Русские теперь концентрировались, в основном, в городах. К тому моменту, когда распался Советский Союз и произошли Ошские события, 70% русских в Кыргызстане жили в городах, причем больше половины – в Бишкеке (тогда еще именовавшемся Фрунзе). Сельским хозяйством занималась всего одна десятая их часть.

Часто считается, что решающую роль в вытеснении русских из республик бывшего СССР сыграла отмена русского языка как официального. В советское время более 70% славян (русских, украинцев, белорусов) совершенно не знали кыргызского языка. Только 1,2% (!!!) русского населения свободно владело местным языком. Для сравнения: в других республиках бывшего СССР – на Украине, в Литве, Армении и пр. – таких было от 27 до 38%. Преподавание кыргызского было отменено в русских школах еще в 1960-е годы, тогда же на русский перевели все делопроизводство. Таким образом, вплоть до принятия Закона о языке (23 сентября 1989 г.) русские жили, по удачному выражению одного из исследователей, в атмосфере “языкового комфорта”[8]. Согласно новому Закону, единственным государственным языком Кыргызской Республики объявлялся кыргызский, на который предполагалось в кратчайшие сроки перевести все деловое, научное и официальное общение в пределах республики (со временем срок полного перехода на кыргызский передвинули - сначала на 2000 г., потом на 2005 г.). Закон стал логическим следствием того, что пришло время радикальной смены политических элит и изменения статуса русских. Еще в советское время руководители из числа титульной национальности при приеме на работу отдавали предпочтение работникам-кыргызам, даже если квалификация последних была ниже. Теперь же началось вытеснение русских из смешанных коллективов. Естественно, чем выше пост занимал человек по службе, тем острее он ощущал конкуренцию.

Последствия массовой эмиграции русских не замедлили сказаться на кыргызской экономике. Рабочие места, которые освободились с их отъездом в непроизводственной сфере, пустовали недолго, но вот собственных квалифицированных ИТР Кыргызстана, как выяснилось, катастрофически не хватало. Президент Акаев был вынужден пойти на известные уступки русскоязычному населению, чтобы предотвратить новые волны миграции. Так, в 1993 г. был открыт Славянский университет в Бишкеке, в 1994 г. появился Указ о мерах по регулированию миграционных процессов, который предусматривал применение русского языка в качестве официального на тех предприятиях, где большинство коллектива – русскоязычные, расширение представительства славян в органах управления государством и т.д.  Более того, в марте 1996 г. в конституцию страны была внесена поправка, сделавшая русский язык официальным наравне с кыргызским.

Массовое бегство русских, действительно, пошло на спад, хотя решающую роль в этом, видимо, сыграли другие факторы (просто самые мобильные к тому времени уже уехали). В 1999-2000 миграция вновь усилилась, а дополнительным толчком к миграции в 2005 стали события 24-25 марта. Если за 1999 г. миграция в Россию составила 6123 чел., то в 2000 г. она выросла почти в три раза и достигла 18435 чел., а отрицательное миграционное сальдо составило 9,9 тыс. чел. У сегодняшней миграции есть и своя специфика. За рубеж, прежде всего в Российскую Федерацию, уезжают уже и кыргызы. Целыми семьями, как правило, на временные заработки, но, "освоившись", не спешат возвращаться обратно[9].

Для Кыргызстана характерна проблема аграрного перенаселения – высокой рождаемости в сельской местности, особенно на юге страны, где иметь 5-6 детей в семье дело привычное. По данным ООН на 2001 год в стране было 35% населения в возрасте  до 14 лет, 58,9% в возрасте от 15 до 64 лет и лишь 6,14% старше 65 лет.  Одновременно экономические проблемы ведут к массовой безработице на селе и легальной и скрытой миграции населения  в район Бишкека.

 По данным переписи 1999 года численность городского населения (в Кыргызстане 20 городов и 29 поселков городского типа) составила 1717,1 тыс. чел., сельского (всего в стране 1805 сельских населенных пунктов, в числе которых 227 – с населением 3000 человек и более) – 3135,3 тыс. чел. За десять лет, прошедших после переписи 1989 г., население увеличилось на 562 тыс. чел., или на 13%. Городское население за этот период возросло на 76 тыс. чел., или на 4,6%, а сельское – на 486 тыс. чел., или на 18,3%. Удельный вес горожан в общей численности населения снизился с 38,2 до 34,9%. В поселках городского типа по состоянию на 24 марта 1999 г. проживало 146 тыс. чел., что на 10% меньше, чем было десять лет назад. Наибольшее увеличение численности населения (на 24-26%) отмечается в Бишкеке и Ошской области. Население двух областей – Нарынской и Чуйской – сократилось на 2-3%. Основная причина – миграция жителей Нарынской области в г. Бишкек, а жителей Чуйской области – за пределы Кыргызстана.

Средний размер домохозяйства – 4,4 человека, в том числе в городах – 3,5 и в сельской местности – 5 человек. Самый большой размер домохозяйств у сельского населения Джалал-Абадской (5,5 чел.), Ошской (5,5), Таласской (5,2) и Нарынской областей (5,1 чел.). Самые маленькие домохозяйства – в городских поселениях Чуйской области (3 чел.) и в г. Бишкеке (3,3 чел.).

В результате внутренней миграции возле основных городов, в первую очередь Бишкека, образовались целые «пояса нищеты». «В Киргизии есть кому выйти на улицу. Вокруг практически всех крупных городов за последние 14 лет образовались спонтанные поселения, где живут выходцы из села. Экономика страны находится в перманентном кризисе. Прокормиться в глубинке очень сложно, поэтому люди бегут в город. Общее число таких поселенцев оценивается в полмиллиона человек. Эти компактно проживающие, малообеспеченные люди без определенных занятий — прекрасный материал для всякого рода массовых волнений»[10].

Столь сложный состав населения не мог не сказываться и на относительно конкурентном характере местной политики, существенно отличавшемся, к примеру, от соседних Узбекистана и Казахстана. Еще в советские годы была выработана негласная формула, когда все высшие посты в республике распределялись между основными группами (северные кыргызы – южные кыргызы – русские - узбеки), тем самым сохраняя определенный баланс. Так, существовала традиция назначать на пост первого секретаря кыргызского ЦК по очереди выходцев с севера и с юга республики.  Однако с достижением независимости никакой вышестоящей следящей за балансом надзорной инстанции, как в годы СССР, уже не было, и чем дальше шло время, тем он все более и более размывался, создавая искушение для доминирующей властной группировки занять все ключевые посты. В результате к концу правления А.Акаева в органах власти страны доминировали «северяне» - чуй-кеминский (сам президент Аскар Акаев и его наиболее близкие соратники), таласский (жена президента Майрам Акаева) и нарынский кланы. Русский Н.Танаев символически занимал пост ничего не решающего премьер-министра, а южане вообще фактически ничего реально не имели (знаменательно, что события 2005 начались именно на юге страны).

Что касается религиозного фактора, о котором столь любят писать в России, то его в Кыргызстане всегда была небольшой. Да, везде есть мечети (построенные явно поточным методом и похожие друг на друга как хрущевки в российских городах), но распространенный в стране ислам носит скорее сугубо ритуально-формальный характер (также как в России ритуальную роль играет православие), встретить на улице женщину в чадре или мужчину в религиозной одежде практически невозможно. Относительно (но именно относительно) более распространен ислам на юге страны, где проживает многочисленная узбекская диаспора.

Обострение этнических проблем и проблем кланово-родового распределения власти сопровождалось в независимом Кыргызстане и тяжелейшим экономическим кризисом.

Сегодня Кыргызстан – одна из самых нищих стран бывшего СССР. Производство резко сократилось после распада Советского Союза в 1991 г., но начало восстанавливаться с середины 1995 г., стал увеличиваться экспорт. Однако пенсии, пособия по безработице и зарплата в госсекторе по-прежнему выплачиваются с задержками. Иностранная помощь сыграла главную роль в экономическом подъеме республики в 1996-1997 гг. Рост удержался на уровне в 2,1 % в 1998 в значительной степени из-за кризиса в России, но вырос до 3,6 % в 1999 и оценен в 5,7 % в 2000. Однако затем последовал новый спад. По данным Межгосударственного Статического комитета СНГ Кыргызстан в I полугодии 2005г. по сравнению с I полугодием 2004г. среди стран СНГ занимал последнее место по росту промышленного производства (-9,8%)[11]. В среднем, по странам СНГ рост промышленного производства составил в I полугодии 2005г. 5%.

Состав ВВП по секторам экономики: сельское хозяйство – около 39%; промышленность - 22%; сфера услуг - 39%. Доля населения, находящегося за чертой бедности: не менее 52% (оценка ООН), по другим данным- 78%. Не имеющее денег за покупку топлива (своей нефти, газа, угля в стране нет) население активно спиливает растущие вдоль дорог деревья, чтобы топить ими буржуйки. Теперь у многих дорог вместо красивых аллей деревьев только пеньки… И это на фоне активно экономически развивающегося казахского соседа, который для многих в Кыргызстане становится все более недостижимым объектом подражания. Именно в Казахстан на заработки в сезон (лето и осень) уезжает значительная часть взрослого населения страны.

Кризисная ситуация в народном хозяйстве Кыргызстана в 1990-е сопровождалась существенным увеличением числа различных образовательных учреждений, в большинстве своем финансируемых за счет иностранных образовательных программ. А.Акаев говорил «Я постоянно работаю с молодежью. Меня всю жизнь критиковали, что по числу университетов Киргизия “впереди планеты всей”. Но что делать? Я не мог дать работу молодежи, и сказал, что надо дать молодежи шанс учиться. Сегодня в Киргизии 200 тысяч студентов на 5 миллионов населения. А в соседней Туркмении, к примеру, на 6 миллионов населения – всего 20 тысяч студентов[12]». Таким образом, экономический кризис сопровождался ростом притязаний и запросов значительной части общества, преимущественно молодежи, которая, получая образование, не могла работать по профессии.

Хлопок, шерсть и мясо - главные сельскохозяйственные продукты и статьи экспорта страны. Промышленный экспорт составляют золото, ртуть, уран и электроэнергия.  Сферы экономики: малое машиностроение, производство тканей, пищевая промышленность, производство цемента, обуви, пиломатериалов, холодильного оборудования, мебели, электромоторов, добыча золота, редкоземельных металлов.

Если абстрагироваться от проблем сельского хозяйства, преимущественно развитого на юге страны, тот основами кыргызской экономики начала 1990-х были ее рекреационные ресурсы (Иссык-куль), электроэнергетика (несколько крупных ГЭС) и золотодобыча. Все эти отрасли оказались в плачевном состоянии.

Курорты Иссык-куля находятся в полуразрушенном состоянии и принимают в основном «диких туристов» из России и Казахстана, легальные дохода от туризма минимальны. Электроэнергетика утратила рынки сбыта (Узбекистан и Казахстан давно заместили кыргызские источники) и существенно снизила объемы производства. Производство электроэнергии в 1999 составило 12,981 млрд кВт-ч.  Главный источник производства электроэнергии это гидроэлектростанции (93,33%), на втором  месте - ископаемое топливо (6,67%).

Что касается золота, то до настоящего времени на территории республики выявлено около 200 коренных месторождений золота. Все они были обнаружены в советское время, в постсоветский период же никаких открытий сделано не было несмотря на работу на территории страны большого числа иностранных компаний (ТЭК, «Ньюмонт», «Баррик», «Камеко», «Сентерра», «Сентрал Эйжа Голд», «Юрейжн Минералс», «Голд энд Сильвер», «Кентор» и т.д.) и израсходование около 50 млн долларов на проведение геологоразведочных работ. Фактически золотодобыча оказалась в руках  компаний, прямо или косвенно контролируемых лицами, занимающими властные позиции, и ее доходы лишь в незначительной степени идут в «общекыргызскую копилку». Одно из крупнейших месторождений – Кумтор, по данным Всемирного банка золотодобыча на этом месторождении обеспечивает около 40% от общего уровня экспортных поступлений и 30% от совокупного объема промышленного производства республики[13]. Именно с Кумтором связано множество скандалов. На нем было создано совместного с канадцами предприятие «Камеко» по добыче золота, которое получило налоговые льготы, чтобы «встать на ноги». Тот факт, что за добытое на кыргызской земле золото республика не получает прибыли вызывал недоумение оппозиции. Прибыли же почти все эти годы в отчетах "Камеко" просто не было. Все заработанные деньги по данным кампании шли на покрытие огромного коммерческого кредита. В итоге за десять лет разработки, когда из земли было вынуто более ста тонн золота, Кыргызстан получил всего 56 миллионов долларов. Когда же предприятие вроде бы стало окупаемым грянула крупная авария - обвалился борт карьера и засыпал уже подготовленные к выемке запасы богатой руды. И опять прибыль упала до нуля. Взволнованные этими обстоятельствами, депутаты Жогорку Кенеша решили провести парламентские слушания, чтобы выяснить, почему же главное богатство страны (запасы Кумтора оцениваются в пятьсот тонн золота), практически ничего не дает в казну государства. Депутаты запросили данные по всем важнейшим экономическим показателям, но получили категорический отказ: никто, дескать, не имеет права вмешиваться в деятельность иностранной компании. А затем стало известно что госпакет акций предприятия внезапно был продан по символической цене… Всего, как подсчитали депутаты, иностранная компания за счет добытого в кыргызских горах металла выплатила полумиллиардный кредит. По убеждениям многих аферы с золотом не могли быть осуществлены без прямого корыстного интереса руководителей страны.

Запасы Кумторского месторождения должны истощиться к 2009 и для сохранения объемов добычи стране необходимо наладить разработку других месторождений. Надежды связаны с группой месторождений с запасами около 50-100 тонн (Танды-Булак Левобережный, находящийся на стадии проектирования и многострадальный Джеруй, который не могут достроить с советских времен и разрабатывавшая которое компания «Оксус» в 2004 лишена лицензии), иные месторождения совсем небольшие – запасы в них колеблются в пределах 5-15 тонн, и лишь в редких случаях доходят до 50 т.

 

Политическая ситуация в Кыргызстане в 1990-2004 годах

 

На фоне всей этой кланово-этнической пестроты и экономической разрухи  Кыргызстан традиционно считался самой «либеральной» из автократий Центральной Азии, во многом по причине личного имиджа президента А.Акаева, человека внешне мягкого, интеллигентного, бывшего президента академии наук республики. Одной из первых среди бывших стран СССР Кыргызская Республика приняла демократическую конституцию, ввела собственную валюту, закрепила право на частную собственность.

В октябре 1990 года с введением института президента в стране было установлено подобие парламентарной республики - президент избирался парламентом и был зависим от него. Сам институт президентства был введен по предложению парламентского блока «За демократическое обновление и гражданскую гармонию». 27 октября 1990 А.Акаев впервые был избран президентом Верховным Советом Киргизской ССР из 12 кандидатов в борьбе с партийным кыргызским лидером А.Масалиевым. Это во многом произошло благодаря «шелковой» революции  1990 в Кыргызстане – активной роли интеллигенции, на волне демократического подъема в городе шли пикеты и митинги, благодаря чему и стало возможно избрание демократического, как казалось тогда, руководителя. Верховный Совет мог оказывать реальное влияние на внутреннюю и внешнюю политику государства, контролировать правительство.

14 декабря 1990 законом об изменении конституции было определено, что глава государства – Президент Киргизской ССР – является главой высшей исполнительной и распорядительной власти. Была введена должность вице-президента, а Совет Министров был преобразован в Кабинет Министров с премьер-министром во главе, который полностью формировался Президентом с последующим утверждением Верховным Советом. 

Но вскоре Кыргызстан пошел по пути, удивительно похожему на своих центральноазиатских соседей. Уже 12 октября 1991 Акаев подтвердил свои полномочия на всенародных безальтернативных выборах (фактически плебисците - его кандидатуру выдвинул своим постановлением Верховный Совет), набрав около 96% голосов. А до этого после августовских событий 1991 года Верховный Совет принял Декларацию о государственной независимости Республики Кыргызстан и национализировал имущество Компартии Киргизии.

Полномочия парламента все более и более сокращались, а президента все более возрастали, причем процесс изменения конституций шел постоянно. Некоторое время после обретения независимости республика жила по еще советской конституции 1978 г. Первоначально именно в ее текст вносились отдельные изменения. Первая конституция суверенного Кыргызстана была принята парламентом, а не путем всенародного голосования 5 мая 1993 г., затем она менялась в 1994, 1996, 1998, 2003.  По конституции 1993 г. глава государства обладал большими полномочиями, он определял структуру правительства, назначал министров (с согласия парламента) и осуществлял контроль за работой кабинета. Президент мог осуществить роспуск парламента по результатам общенародного референдума. Со своей стороны, однопалатный парламент из 105 депутатов также располагал рядом существенных прерогатив. В сферу его полномочий, в частности, входили права определять основные направления внутренней и внешней политики, давать официальное толкование законов, решать вопросы административно-территориального устройства.

Акаев начал медленную, но  верную замену республиканских чиновников на своих ставленников. Вначале премьер-министром, оставшимся с 1986 года, был Апас Джумагулов. Однако уже 22 января 1991 вместо него на пост премьер-министра А.Акаев предложил Насирдина Исанова, незадолго до того назначенного вице-президентом[14].  Причем предложение об отставке Джумагулова вызвало возмущение  многих депутатов, однако сам он не стал сопротивляться инициативе Акаева.  Президент стал проводить политику урезания прерогатив законодательной власти. Своими указами от 2 декабря 1991 и 12 февраля 1992 он «вынужденно» взял на себя основные функции управления страной, чтобы преодолеть «агрессивное противодействие агрессивной части парламента рыночным реформам»[15]. Премьер-министром Н.Исанов был недолго, так как 29 ноября 1991 он погиб в дорожной аварии и его заменил Турсунбек Чынгышев. К концу 1993 в стране разразился т.н. «золотой скандал» - назначенная Жогорку Кенеш (Жогорку Кенеш по-киргизски означает «Верховный Совет» и с начала 1990-х это название на русский уже не переводили) комиссия обвинила правительство в злоупотреблении с золотом и других нарушениях. Кыргызстаном было получен кредит в 13,8 млн.долларов, большая часть которого пошла, по объяснению Т.Чынгышева, фирме «Сиабеко», возглавляемой Бирнштейном, с которым был заключен контракт. 13.12.1993  правительство  Чынгышева было отправлено в отставку президентом после выражения недоверия Жогорку Кенешем за продажу золотого резерва республики зарубеж. Пропрезидентская пресса объясняла нападки парламента тем, что в нем засели «остатки коммунистической номенклатуры». На этот раз кандидатуры на пост главы правительства предлагались депутатами. Из 14 кандидатов на первом месте был бывший первый секретарь ЦК Компартии Киргизии Дж.Аманбаев (165 голосов), вторым – бывший премьер А.Джумагулов (159 голосов). Акаев выбрал  Джумагулова и представил его на утверждение парламенту, который 14 декабря 1993 вновь стал главой правительства. Практически сразу Акаев и его ближайшее окружение стали критиковать новое правительство, вплоть до обвинений в «игнорировании и прямом саботаже решений и указов президента»[16], в результате Джумагулов быстро минимизировал свою активность и фактически ушел в «политическую тень».  Для усиления своих позиция 30 января 1994 по инициативе А.Акаева был проведен референдум по вопросу «Подтверждаете ли вы, что Президент Республики Кыргызстан, всенародно избранный 12 октября 1991 года на 5 лет, является Президентом Кыргызской Республики и вправе осуществлять на срок его избрания полномочия, установленные Кыргызской Республикой?». На этом референдуме Акаев получил убедительную поддержку избирателей.

К осени 1994 кризис отношений президента и парламента еще более обострился, сторонники Акаева (общим числом 143 депутата) объявили о своем отказе от участия в работе Жогорку Кенеш.  Президиум Жогорку Кенеша и большая часть депутатов собирались продолжить свою работу, несмотря на то, что кворум уже не набирался (в Жогорку Кенеш того времени было 350 депутатов). Правительство заявило об отставке, президент получил выбор – принимать ли отставку правительства или распускать парламент. Им было принято решение распустить парламент и назначить референдум по изменению конституции.

Парламент с 1994 (решение о разделении парламента на две палаты было принято на референдуме 22 октября 1994, назначенном президентом в связи «с невозможностью дальнейшего осуществления Жогорку Кенешем 12 созыва его основной функции – законодательной деятельности») оказался дополнительно ослаблен разбиением на две палаты (Законодательное Собрание и Собрание народных представителей), то есть для гипотетического противостояния парламента с президентом парламенту вначале надо было договориться внутри - между палатами. Причем первоначально полномочия между палатами не были разделены (!) и избранный в 5 и 19 февраля 1995 депутатский корпус провел целый год со старыми положениями конституции. Полномочия между палатами были разделены только по итогам референдума 10 февраля 1996 года.

По изменениям Конституции 1996 года  лишь одна из палат парламента – собрание народных представителей – давала согласие на назначение премьер-министра.

С 1996 президент стал единолично утверждать структуру правительства и назначать его членов без согласия парламента, лишь «по консультациям» с премьер-министром, только он мог назначить референдум по изменениям конституции[17], президент также обрел право единоличного назначения глав  местных администраций. С 1996 парламент также лишился права требовать отчета правительства или отдельных его членов, президент обрел право увольнять правительство в любой момент по собственному желанию.

24 декабря 1995 в стране были проведены новые президентские выборы, на которых А.Акаев вновь победил с 71,65%. Формально выборы должны были пройти только в августе 1996, так как полномочия А.Акаева, подтвержденные референдумом, истекали в октябре 1996. Не исключено, что Акаев пошел на досрочные выборы именно с цель деморализации не успевающей подготовиться к ним оппозиции. Он был выдвинут на пост президента тремя тысячами трудовых коллективов (!), Партией единства Кыргызстана и Демократической партией женщин Кыргызстана

На пост президента также выдвигались М.Айбалаев, Дж.Аманбаев, Т.Бакир уулу, А.Масалиев, М.Шеримкулов, О.Текебаев, Ю.Тойчубеков. Для регистрации нужно было собрать 50 тысяч подписей, 10 октября своим постановлением Центризбирком решил, что число подписей должно собираться по регионам пропорционально численности избирателей. Это внезапное изменение правил выдвижения кандидаты Текебаев и Айбалаев пытались оспорить в Конституционном суде, но безрезультатно. В итоге Бакир уулу отказали в регистрации именно из-за того, что его подписи не были собраны пропорционально численности избирателей, у Тойчубекова по итогам выбраковки подписей осталось менее 50 тысяч. Генеральный прокурор подал в Верховный суд требование об отмене регистрации трех кандидатов – Айбалаева, Аманбаева и Текебаева, так как имелись заявления отдельных лиц, что они не подписывались за данных кандидатов и соответственно их подписи подделаны. Требование прокуратуры Верховный суд удовлетворил, отстраненные кандидаты обратились в Конституционный суд, но им было отказано в рассмотрении заявлений, так как Конституционный суд решил, что это не входит в его компетенцию. Отстраненные кандидаты считали, что их снятие с выборов имело целью минимизировать распыление голосов и обеспечить победу А.Акаева в первом туре. Особенно опасен для власти мог быть бывший первый секретарь ЦК КП Киргизии Дж.Аманбаев, много работавший в сельском хозяйстве и уважаемый в Нарынской и Иссык-Кульской областях. В результате к выборам кроме Акаева допустили только бывшего первого секретаря Компартии Кыргызстана А.Масалиева (именно его сменил во главе компартии в свое время Дж.Аманбаев) и бывшего председателя Верховного Совета М.Шеримкулова.  Масалиев в итоге занял второе место с 24,4%, а Шеримкулов получил всего1,7% голосов.

Довольно скоро - 17 октября 1998 г. был проведен новый референдум. Теперь менялся численный состав палат, уменьшался депутатский иммунитет (вводился ценз оседлости для депутатов Собрания народных представителей в 3 года проживания на соответствующей территории), парламент мог принимать законы, предусматривающие сокращение доходов или увеличение расходов только с «согласия Правительства». Кроме этого Акаев использовал эту реформу конституции для введения института частной собственности на землю. В результате модель власти в Кыргызстане стала соединять элементы полупрезидентской и президентской республики. Не являясь главой правительства, президент, тем не менее, получил огромные возможности по контролю за его формированием и деятельностью.

До весны 1998 пост премьер-министра сохранял назначенный  еще в 1993 А.Джумагулов. Причиной отставки Джумагулова 24 марта 1998 года многие считали, что невзирая на покладистость Джумагулова Акаев продолжал считать его своим потенциальным соперником. Новым премьером стал Кубанычбек Жумалиев, человек лично преданный Акаеву, его бывший аспирант, не имеющий почти никакого хозяйственного опыта. Правительство Жумалиева ситуацию явно «не держало» - уже в ноябре 1998 в стране разразился кризис на валютном рынке, в котором президент обвинил главу Нацбанка М.Султанова, а 23 декабря был вынужден уволить очевидно не справившееся с кризисом правительство Жумалиева. Помимо валютного кризиса  Жумалиева обвинили в срыве аукциона по продаже Кантского цементно-шиферного завода, отзыве претензий должникам госбюджета, нарушении норм ВТО, срыве ряда международных соглашений и т.д. Тем не менее объявленные виновниками кризиса Жумалиев и Султанов были назначены…. губернатором  ключевой Джалал-Абадской области и министром финансов соответственно (!). 25.12.1998 новым премьер-министром стал Жумабек Ибраимов, как вскоре выяснилось – тяжело больной. 4 апреля 1999 он умер через несколько дней после онкологической операции. Пришлось снова искать нового премьера. На этот раз выбор Акаева пал на опытного Амангельды Муралиева, которого 21 апреля 1999 парламент утвердил незначительным большинством. Но уже через год и 7 месяцев – 11 декабря 2000 правительство Муралиева направило президенту прошение об отставке, так как сложило полномочия в связи с избранием Акаева на новый президентский срок.

2000-й год стал годом новых парламентских и президентских выборов.

Парламентские выборы 2000 года в Кыргызстане прошли 20 февраля (первый тур) и 12 марта (второй тур). Избиралось две палаты - Законодательное собрание (45 депутатов по одномандатным округам) и Собрание народных представителей (45 депутатов по одномандатным округам и 15 по пропорциональной системе с 5%-м заградительным барьером) Жогорку Кенеша. Причем одномандатные округа по выборам обоих палат территориально совпадали. Именно в 2000 году в стране был введен новый  Кодекс о выборах, который привнес много нового в избирательную практику республики. Впервые были проведены выборы в одну из палат по смешанной избирательной системе. Был введен институт постоянно действующих избирательных комиссий, впервые подробно регламентировались механизмы голосования вне помещения для голосования, досрочного и по открепительным удостоверениям и т.д. Впервые в странах СНГ после России была использована автоматизированная система подсчета голосов "Шайлоо" (по-кыргызски – «Выборы»).

Всего на парламентских выборах 2000 года по одномандатным округам был выдвинут 601 кандидат в депутаты, из них зарегистрировали только 455 человек, из этих 455 кандидатов 30 сняли свои кандидатуры по собственному желанию, 11 – были отстранены уже после регистрации, в том числе 4 человека - по решению Верховного суда, 5 - по решению городских и районных судов и 2 - по решению Центральной избирательной комиссии. В результате, 20 февраля 2000 года в бюллетени для голосования было включено 414 кандидатов в депутаты, из них - 219 кандидатов по выборам в Законодательное собрание и 195 кандидатов - по выборам в Собрание народных представителей.  В трех округах выборы были безальтернативными, в 27 (9 на выборах Законодательного собрания и 18 на выборах Собрания народных представителей) ко дню голосования оставалось всего 2-3 кандидата. В первом туре по одномандатным избирательным округам избрано 16 депутатов: 7 - в Законодательное собрание, 9 - в Собрание народных представителей.  После первого тура по личному заявлению сняли свои кандидатуры еще 6 претендентов, по решению суда - 11, по решению ЦИК - 1 кандидат. При этом принималась очень странная норма о том, что кандидат признается автоматически избранным в случае отказа второго кандидата от участия в выборах или снятия его с регистрации перед вторым туром голосования.

После первого тура выборов с выборов были отстранены ведущие оппозиционные кандидаты Д.Усенов (Партия народа), Суваналиев («Ар-Намыс»), лидировавший после первого тура. Перешедший в оппозицию к Акаеву бывший вице-президент Ф.Кулов лидировал в первом туре и проиграл во втором из-за очевидных нарушений (его арестовали сразу после выборов). О.Текебаев (партия «Ата-Мекен») был избран после того, как выиграл судебный процесс в день второго тура; Т.Бакир уулу был избран, но привлечен к суду после 2 тура по обвинению в подкупе избирателей.

По итогам первого тура на основании решения суда были признаны недействительными выборы по Иссык-Кульскому избирательному округу № 17. В связи с рассмотрением судом избирательных споров второй тур не состоялся в Кадамджайском избирательном округе № 25.

Для выборов депутатов Законодательного собрания по партийным спискам своих кандидатов выдвинули 15 политических партий, зарегистрированных Министерством юстиции за год до назначения выборов (первоначальное требование было 6 месяцев, но с приближением выборов его ужесточили) и уставы которых предусматривали участие в выборах в органы государственной власти. Из них пять политических партий сформировали 2 избирательных блока: блок "Союз демократических сил" (создан партиями Единства Кыргызстана (ПЕК), Социал-демократической, Партией экономического возрождения при неформальной поддержке пропрезидентской партии «Адилет» Ч.Айтматова; и блок "Манас", объединивший Республиканскую народную партию и партию Защиты интересов работников промышленности, сельского хозяйства и малообеспеченных семей Кыргызской Республики. 

Всего из 27 зарегистрированных к началу выборов политических партий 15 появились после парламентских выборов 1995. 8 партиям не было разрешено участвовать в выборах из-за того, что они были зарегистрированы менее чем за год до выборов, в их число вошли оппозиционная «Ар-Намыс», Республиканская, «Кайран-эл», а также пропрезидентская «Адилет» Ч.Айтматова. 4 партии (Партия народа, «Манас эл», Партия трудового народа, Партия горожан) были отстранены от участия в выборах, так как их уставы не предусматривали участие в выборах.

В ходе подготовки и проведения выборов решениями Первомайского районного суда и Верховного суда список партии Демократическое движение Кыргызстана (лидер Ж.Жекшеев), решивший неформально объединиться с партией «Ар-Намыс», был лишен регистрации за нарушение внутрипартийного порядка выдвижения кандидатов в депутаты.

В результате в бюллетень для голосования по партийным спискам было включено 9 политических партий и 2 избирательных блока. Единственной более или менее сильной оппозиционной партией на выборах была Партия коммунистов Кыргызстана. Пропрезидентскими партиями были ДПЖК, «Моя страна», Партия ветеранов войны в Афганистане, блок СДС.

Из 11 списков более 5% голосов получили 6 - пять партий и один избирательный блок. В частности Партия коммунистов Кыргызстана получила 27,65% голосов избирателей (5 мандатов); пропрезидентский избирательный блок "Союз демократических сил" -18,64% голосов (4 мандата); Демократическая партия женщин Кыргызстана - 12,69% (2 мандата); политическая партия ветеранов войны в Афганистане и участников других локальных боевых конфликтов - 8,03% (2 мандата); Социалистическая партия "Ата-Мекен" - 6,47% (1 мандат); политическая партия "Моя страна" - 5,01% (1 мандат). Оставшиеся 4 партии и блок «Манас» не смогли преодолеть 5%-й барьер.

В целом же после выборов 2000 года уверенное большинство в обеих палатах Жогорку Кенеш было у сторонников А.Акаева. Оппозиция объявила, что результаты в большинстве случаев сфальсифицированы. Феликс Кулов тогда заявил, что, несмотря на поражение, не откажется от участия в борьбе за кресло президента. Однако, по мнению многих власть посчитала, что превратившийся уже в культовую личность за свои оппозиционные взгляды отставной генерал становится чересчур опасным для Белого дома. В марте 2000 года Кулов был арестован следователями национальной безопасности и обвинен в злоупотреблении служебным положением в бытность председателем МНБ.

Президентские выборы 29 октября 2000 обернулись скандалом. Исходя из требования Конституции  о том, что кандидат в президенты должен владеть государственным языком и статьи 61 Кодекса о выборах, гласящей что владение государственным языком это «умение читать, писать, излагать свои мысли и публично выступать на государственном языке», Центризбирком создал лингвистическую комиссию, возложив на нее обязанности по проверке владения государственным языком кандидатами на должность президента[18] и оставив за собой право определения уровня владения государственным языком. ОБСЕ расценила языковой экзамен как противоречащий статье 25 Международной конвенции о гражданских и политических правах, ратифицированной Кыргызстаном, и статье 5 Копенгагенского документа ОБСЕ. Один из главных конкурентов Акаева на выборах 2000 года бывший вице-президент страны и лидер партии «Ар-Намыс» Феликс Кулов отказался сдавать данный экзамен, ссылаясь на неконституционность создания лингвистической комиссии (его допустили к выборам, так как в августе 2000  суд вынес ему оправдательный приговор).  Претенденты Исхак Масалиев (сын бывшего первого секретаря Компартии Киргизии А.Масалиева) и Дооронбек Садырбаев (лидер партии «Кайран эл») подали в Конституционный суд иск о признании постановления ЦИК о создании лингвистической комиссии антиконституционным. Но Конституционный суд 13 сентября 2000 года отказал им.

Всего было выдвинуто 19 кандидатов. Из 15 кандидатов по 7 было вынесено заключении о владении государственным языком – по А.Акаеву, Т.Акунову, А.Атамбаеву, Д.Садырбаеву, Т.Бакир уулу, О.Текебаеву, М.Эшимканову (один из семи, Д.Садырбаев затем был отсеян на сборе подписей), остальные 8 экзамен не сдали. В ходе кампании были возбуждены уголовные дела против двух лидеров оппозиции – лидера Партии народа Данияра Усенова за деяние, имевшее место в 1996, и против Феликса Кулова, обвиненного в мошенничестве и растрате во время работы в правительстве (то есть во время работы под непосредственным руководством А.Акаева – это было уже новое уголовное дело против Кулова). Намеревавшийся баллотироваться в президенты Т.Тургуналиев, был арестован в мае 2000 и обвинен в подготовке покушения на президента. Тургуналиев получил 16 лет тюремного заключения, позже сниженные до 6.

Трое кандидатов – Атамбаев, Текебаев и Эшимканов – распространили политическое заявление, что лингвистическая комиссия и необоснованное аннулирование подписей избирателей в подписных листах использовалась для отстранения кандидатов, способных создать реальную конкуренцию действующему президенту.

Несмотря на обстоятельства, Ф.Кулов незадолго до президентских выборов 2000 создал тандем с депутатом парламента Омурбеком Текебаевым (ныне – председатель Жогорку Кенеш), что стало для всех сенсацией. Однако шансы и возможности действующего президента были намного сильнее, штаб Акаева повсеместно использовал в предвыборной гонке административный ресурс и фактическую монополию в СМИ. А.Акаева во время приездов в Бишкек поддержали его коллеги по СНГ И.Каримов и В.Путин. В итоге А.Акаев получил 74,47% голосов, а ближайший из конкурентов Омурбек Текебаев 13,89%. За А.Атамбаева проголосовало 6%, М.Эшимканова 1,08%, Т.Бакир уулу 0,96%, Т.Акунова 0,44%.

Ф.Кулов признал итоги президентских выборов 2000 и объявил, что готов сотрудничать с новой властью, за что подвергся критике бывших союзников. Тем временем в уголовном деле Ф.Кулова нашлись «новые обстоятельства». Бишкекский гарнизонный военный суд вновь рассмотрел пакет прежних обвинений и осудил его на семь лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Кулова лишили генеральского звания и всех наград.

Новые президентские выборы означали формирование нового правительства. Новым премьером стал губернатор Чуйской области Курманбек Бакиев. После президентских выборов 2000 года и отставки правительства во главе с А.Муралиевым кандидатура Курманбека Бакиева наряду с А.Муралиевым и министром национальной безопасности Т.Айтбаевым рассматривалась как одна из возможных на пост премьера. 21 декабря 2000 г. президент А.Акаев до процедуры открытого голосования по кандидатуре премьер-министра предложил депутатам собрания народных представителей Жогорку Кенеша на тайное рейтинговое голосование две кандидатуры – К.Бакиева и А.Муралиева. Победителем стал Бакиев, после чего президент официально представил его кандидатуру, она и была утверждена большинством голосов.  На посту премьера Бакиев изначально повел себя «слишком  самостоятельно». Растущая популярность премьер-министра автоматически вызывала подозрительность ближайшего окружения президента. В частности его постарались сделать «крайним» в деле о территориальном урегулировании с соседними странами. В феврале 2001 г. К.Бакиев подписал с премьер-министром Узбекистана Уткиром Султановым секретный “Меморандум об урегулировании правовых основ делимитации государственной границы между Кыргызской Республикой и Республикой Узбекистан”, в соответствии с которым предусматривалось соединение находящегося внутри Кыргызстана узбекского анклава Сох с основной территорией Узбекистана. Соединение предполагалось провести путем обмена кыргызской территории “вдоль реки Сох в обход кыргызских населенных пунктов с адекватной компенсацией в пользу Кыргызстана”. Группа депутатов Жогорку Кенеша, в основном с юга страны, выступила резко против и потребовала отставки руководителя, “который тайно торгует кыргызской землей”. Депутат тогдашнего Жогорку Кенеша А.Мадумаров (после «тюльпановой революции» - один из и.о. вице-премьер-министра Кыргызстана), зачитал вслух соответствующие статьи Конституции, согласно которым любое изменение границ государства и вопросы его административно-территориального устройства являются прерогативой парламента. Он заявил, что и глава государства, и глава правительства не имеют полномочий на подписание подобных меморандумов. В итоге К.Бакиев признал превышение своих полномочий, объяснив это сложной энергетической обстановкой в Кыргызстане, проблемами с подачей узбекского газа в Бишкек и Чуйскую область. Публикация сведений о меморандуме в кыргызской прессе сопровождалась резкой критикой в адрес премьер-министра, что явно происходило не без «помощи» части его противников в руководстве страны.

Однако причиной отставки кабинета Бакиева стали не интриги  и конфликты с окружением А.Акаева, а трагические события 17-19 марта 2002 в Аксыйском районе Джалал-Абадской области.  Их причиной стало задержание 5 января 2002 оппозиционного депутата парламента А.Бекназарова.

Бекназарову предъявили обвинения в злоупотреблении служебным положением в бытность следователем Токтогульской районной прокуратуры в 1995 году, когда он расследовал дело об убийстве.  Около 20 депутатов Законодательного собрания (нижней палаты) парламента собрались срочно в воскресенье, 6 января, и приняли обращение к президенту с требованием немедленного освобождения арестованного депутата. По их мнению, арест носил откровенно политический характер. По словам депутатов, СНБ совместно с Генеральной прокуратурой создали специальную комиссию, которая специально изучала биографию Бекназарова в поисках компрометирующих его материалов. Арестованный депутат начал голодовку протеста. Начались пикеты в его поддержку, сторонники депутата объявили, что начнут создавать в Бишкеке и в Джалал-Абаде общественные комитеты защиты Бекназарова. Число людей, участвующих в голодовках достигло 380 человек, в том числе 2 депутата парламента. Невзирая на акции протеста начался суд над Бекназаровым. 14 марта сторонники Бекназарова в Аксыйском районе перекрыли камнями несколько дорог, соединяющих села Кербен, Жангы-Жол, Кара-Суу и Сары-Челек. Ситуация накалялась, и 17 марта ОМОН открыл огонь по жителям села Кызыл-Туу, которые направлялись пешком в центр Аксыйского района село Кербен. Всего в это время у села Боз-Пиек находилось от 300 до 500 человек. Когда жители отказались повернуть назад и продолжили марш, ОМОН открыл по ним огонь. После этого жители области подожгли ночью здание районного отделения милиции в селе Кербен и забросали камнями районную администрацию. По официальным данным, в ходе беспорядков погибло 5 человек, 80 получили ранения. Президент Акаев обвинил в организации беспорядков оппозицию.  19 марта Бекназаров был свобожден, в этот же день премьер-министр К.Бакиев приехал в Аксыйский район и сообщил демонстрантам, что все их требования выполнены, а глава администрации района снят с работы. Премьер также сообщил, что семьям погибших правительство окажет материальную помощь. Толпа приветствовала сообщение Бакиева и потребовала наказать лиц, допустивших смерть невинных людей, а также руководство государственного телевидения, которое распространяло ложь о Бекназарове. Начавшееся расследование событий в Аксыйском районе сопровождалось обвинениями в адрес руководителей силовых структур в попытках  сокрыть факты применения силы против мирных демонстрантов.  22 мая 2002 правительство Бакиева ушло в отставку, 30 мая 2002 новым главой правительства стал ранее работавший первым вице-премьером профессиональный строитель Николай Танаев, русский по национальности (он стал первым русским премьером независимого Кыргызстана).

Явное обострение социально-политической обстановки, примером чего стали в частности Аксыйские события, приближение окончания  третьего президентского срока и невозможность вновь баллотироваться по действующей конституции подтолкнули А.Акаева вынести на референдум 2 февраля 2003 года помимо очередного вопроса о доверии президенту[19]  текст новой Конституции Кыргызстана. 

Под давлением парламентской и внепарламентской оппозиции, требующей пересмотра конституции и увеличения полномочий парламента, поддерживаемой митингами и иными акциями протеста, президент и его окружение провели Общенациональный круглый стол в июле 2002 среди оппозиционных политических сил, а в сентябре 2002 собрали Конституционное совещание для принятия решения о внесении изменений и дополнений в Конституцию. Проект, принятый Конституционным Совещанием, был выставлен на всенародное обсуждение 17 октября 2002.  По итогам этого обсуждения «экспертная группа» из 17 человек, назначенная президентом, должна была написать проект новой конституции. Конституционное совещание было собрано лишь для ознакомления с проектом, выставляемым на референдум. Причем сама работа над проектом конституции проходила непрозрачно, общественность не имела данных о том, насколько изменение проекта конституции связано с результатами обсуждения и насколько с закрытой от общественного контроля внутренней организацией работы экспертного совета при президенте. Столь стремительное продвижение на ходу без объяснений менявшегося проекта новой конституции встретило протесты оппозиции[20].

Получившаяся в результате конституционная реформа несколько усилила полномочия правительства и парламента, но «по-акаевски». Жогорку Кенеш стал однопалатным, а его численность была определена в 75 депутатов, избираемых по одномандатным округам, выборы по партийным спискам были отменены «из-за слабости партийной системы» (самое забавное, что именно по этой причине они и вводились, чтобы эту слабость преодолеть). Согласно этой конституции парламент вновь получил существенные права (в частности персонально утверждать каждого члена правительства, выражать недоверие правительству по результатам ежегодного отчета премьер-министра). В тоже время президент сохранил «эксклюзивное» право на назначение референдумов, решение вопроса об отставке правительства, издание указов, имеющих силу закона, неограниченные фактически основания для роспуска парламента и т.д.

Наблюдатели не исключали, что это прелюдия к новому изменению конфигурации власти в стране, к примеру, передаче основных полномочий премьер-министру, пост которого займет А.Акаев, или же переходу к избранию  президента парламентом.

К этому времени база поддержки режима Акаева все более и более сужалась. Режим окончательно принял черты «семейного правления», когда реальную, но неформальную власть осуществляли жена президента Майрам, его дочь Бермет и сын Айдар  (еще один сын президента Илим был отправлен на учебу в США, а вторая дочь не пользовалась таким влиянием, как старшая). Основные властные посты и самые доходные сферы бизнеса были распределены или между членами семьи, или между их фаворитами.

Женой президента был создан знаменитый фонд «Мээрим», отчисления денег в который бизнесменами зачастую решали возникающие у них проблемы. Ключевую роль в управлении семейными активами играл зять Акаева, Адиль Тойгонбаев (муж Бермет), он, в частности, контролировал алкогольную отрасль Кыргызстана и крупный цементно-шиферный завод (единственный в стране), имел свой медиа-холдинг и т.д.. Другие члены акаевской семьи заведовали многочисленными фондами и общественными организациями, где также аккумулировалась немалая часть денег.

Так основная оппозиционная газета «Моя столица - новости» 6 февраля опубликовала  материал «Дом, который построил Акаев» с подробным перечислением объектов, которые, по мнению газеты контролирует семья президента.

Согласно этим данным под контролем жены президента Майрам Акаевой находились фонд «Мээрим», Торговый центр "Берекет Гранд", рекламная фирма "Континент" (размещение билбордов). Сестры М.Акаевой – одна статс-секретарь агентства по кадрам, вторая - Аязгуль Саркишева, заместитель губернатора Таласской области (контролировала Таласский мелькомбинат "Дан-Азык"), третья сестра –  У.Исаева, заместитель губернатора Иссык-кульской области. Брат Майрам А.Шамбетов контролировал крупнейший бишкекский рынок «Ош базары», еще один брат  Майрам - советник Посольства в Германии, племянница - II секретарь посольства в Москве. Брат президента руководил национальным парком «Кемин», племянники -  начальник «СЭЗ-Бишкек» в аэропорту "Манас" (продажа бензина без налогов на американскую военную базу в Манасе), начальник  консульского управления МИД, генеральный консул в ОАЭ.

Дочь президента Бермет Акаева работала директором в компании "Интраком Дженерал Машинери", которая занималась продажей воздушно-морского оборудования и новых химических и военных технологий и проживала в Женеве до 2003 года. Кроме того, она возглавляла «Фонд Ага-Хана», Американский Университет в Центральной Азии, а также партию «Алга, Кыргызстан!» («Вперед, Кыргызстан!»). Ее муж  Адиль Тойгонбаев контролировал Кантский цементно- шиферный завод, Кадамжайский ртутный комбинат, Карабалтинский сахарный завод, АО "Аэропорт Манас", АО "КыргызАлко", Сеть бензозаправок "ШНОС", ОсОО "МИС" (поставка ГСМ в а/п "Манас"и а/б Ганси - по экспертным оценкам, на закупку топлива американская военная база тратила порядка $13 млн. в год).), "Аалам Сервис" в "Бишкек-СЭЗ", а также целую медиа-империю - ТВ канал "КООРТ", Газета "Вечерний Бишкек", Радиостанция "Love Radio", Рекламное агентство "Айрек", Информагентство "КыргызИнфо". Также по данным МСН под контролем А.Тойгонбаева были горнолыжная база "Норус" и АО "КыргызТелеком".

Айдар Акаев в 29 лет стал советником министра финансов и президентом Олимпийского комитета страны. Среди контролируемых Айдаром  Акаевым структур по мнению газеты "ЭнергоБанк", республиканская сеть автозаправок "НК Альянс", сотовая сеть "BITEL", сотовая сеть "FONEX",  санаторий "Иссык-Куль-Аврора", территория в санатории "Кыргызское взморье", пансионат "Гулькаир", торговый дом "Silk Way", ресторан "Irish Pub", дискоклуб "FIRST", ресторан "STARS", сеть супермаркетов "Народный", гостиница "Бишкек", ГП "Темир", ОА "Кумтор", ОсОО "ЭлКат", ТВ канал "НБТ", ТВ канал "Пирамида", Токмакский стеклозавод "Интергласс", станция "Мерседес-Барат", Джалал-Абадский хлопковый завод, помимо всего этого финансовый контроль над АО "СеверЭлектро" АО "ОшЭлектро" АО "Кыргыз Газ", АО "Кыргызнефтегаз", АО "Электрические станции" АО "КыргызТелеком".

Как хорошо видно из вышеизложенного, пока экономика страны все более и более зависела от семьи президента, в стране шла постоянная организационная неразбериха – бесконечные реорганизации, конституционные реформы при все более растущих полномочиях президента. Но эти широчайшие прерогативы главы государства, как показала практика, не решили проблемы эффективности деятельности исполнительной власти. За годы независимости до мартовских событий 2005 года правительство назначалось и уходило в отставку 10 раз, сменилось 8 премьер-министров, средний срок пребывания в этой должности составил немногим более года. Так по мнению Т.Искаковой изменения конституции с 1993 года носили «судорожные черты и свидетельствуют, с одной стороны, о понимании того, что премьер-министр слишком слаб, а с другой стороны – о нежелании предоставить ему побольше власти»[21]. В Кыргызстане реализована столь близкая российскому опыту модель сильного президентства, который обладая всеми ключевыми полномочиями по формированию, текущему руководству органами исполнительной власти, формально не отвечает за ее деятельность.

С постепенным ростом влияния «семьи» стал трещать по швам  хрупкий и годами выстраиваемый кланово-этнический баланс. Каждый член семьи стал тащить во власть своих любимчиков, а это значит, что под них нужно было освобождать места. Только ленивые не судачили о том, что президент лоббирует собственных учеников и аспирантов, его жена Майрам родственников и друзей детства, дети – своих друзей… Причем какой-нибудь чиновник мог одновременно получать просьбы и указания и от самого президента, и от его жены и от детей, и все надо выполнить, а фавориты разных членов семьи конкурируют и интригуют друг против друга. Естественно, что подобный рост влияния «семьи» буквально на все сферы жизни в стране не мог не вызвать взрыва недовольства даже среди тех, кто все последние годы был лоялен президенту.

Основой правящей элиты к весне 2005 были таласский (Талас – родина М.Акаевой) и чуй-кеминский кланы (Кеминский район Чуйской области – родина А.Акаева).  

Так администрацией президента с февраля 2004 руководил бывший губернатор Чуйской области Тойчубек Касымов, имевший репутацию «человека Майрам Акаевой», дружащий с ней с детского сада. С ним вел аппаратную войну за влияние первый заместитель Руководителя Администрации Президента Кыргызской Республики – заведующий отделом организационной работы и политики государственного управления Болот Джанузаков. И хотя Джанузаков тоже представлял Север, но любовью Майрам не пользовался и выполнял функции «рабочей лошадки».

Большое влияние имел ставший в феврале 2004 губернатором Чуйской области Азамат Кангильдиев – близок к Майрам Акаевой через жену-врача (работавшую статс-секретарем минздрава), оказывал содействие Майрам Акаевой с «наполнением» фонда «Мээрим». Входил в ближний круг первой леди и глава Счетной палаты Д.Оскенбаев.

Близок был к семье бывший секретарь Совета безопасности М.Аширкулов, министр экологии и чрезвычайных ситуаций Т.Акматалиев. Репутацию «кошелька семьи» имел он из лидеров пропрезидентской партии «Адилет» Ташкул Кириксизов - бывший глава Счетной палаты, представитель «старой» номенклатуры, теневая фигура, публично дистанцирующаяся от всех, есть мнение о связях с братьями Черными и т.д.

Из «южан» в команде можно было назвать только первого вице-премьера (и бывшего премьера) К.Жумалиева, бывшего аспиранта Акаева, однако также близкого к Майрам, а также председателя Законодательного Собрания Жогорку Кенеш Абдыганы Эркебаева.

Внутри семейного клана к началу 2005 также шла ожесточенная внутренняя борьба. Помимо противостояния главы администрации президента Касымова с его первым заместителем Джанузаковым шла борьба «за близость к телу» также между Касымовым и Кангельдиевым. В целом происходил очевидный конфликт между старыми и новыми членами команды. Так выпал к началу 2005 из президентского окружения уволенный из губернаторов Ошской области Накен Касиев (врач, в 1991-1999 министр здравоохранения Кыргызстана, как гласит народная молва, «выводил президента из запоев»).

Ощущая нарастание нестабильности, ряд представителей президентского окружения к началу 2005 приняли решение «перестраховаться» и баллотироваться в депутаты парламента (что гарантировало 5 лет еще относительно спокойного для них существования). Так поступили глава Счетной палаты Д. Оскенбаев, вышеназванный Н.Касиев, губернатор Нарынской области А.Салымбеков, двое министров и другие.

 

Выборы Жогорку Кенеш 2005 года и события 24-25 марта 2005

 

Важность предстоящих 27 февраля и 13 марта 2005 года выборов депутатов Жогорку Кенеш определялась несколькими факторами: дальнейшим ухудшением внутренней социально-экономической обстановки, психологическими ожиданиями элиты и политически активной части населения после «оранжевых революций» в Грузии и Украине, а также, как уже отмечалось,  в первую очередь, истечением в конце года последнего по действующей конституции срока нахождения у власти президента А.Акаева. В этих условиях контроль над парламентским большинством имел для власти решающее значение, только он позволял или путем дальнейших изменений конституции, или путем избрания премьер-министром или самого Акаева или его сына или дочери сохранить власть в руках правящего клана. Оппозиция открыто говорила о том, что прорабатывается вариант дестабилизации ситуации в стране и продления полномочий президента за счет ведения чрезвычайного положения.

Во многом именно в результате того, что «цена вопроса» оказалась столько высока, по скандальности кыргызские парламентские выборы-2005 превзошли все предыдущие избирательные кампании в стране. Видимо отчасти исходя из ставки на родственников как «на самых проверенных людей», а отчасти по причине катастрофически выросшего уровня вмешательства Семьи президента в управление страной, на выборы пошло рекордное число родственников как самого президента, так и его ближайшего окружения. В частности в депутаты баллотировались дочь президента Бермет, сын президента Айдар, две сестры жены президента, сын премьер-министра, сын и зять главы президентской администрации Т.Касымова, брат министра внутренних дел, муж министра социальной защиты, брат губернатора Чуйской области и т.д. (правда, под нажимом общественности некоторым из них в ходе кампании пришлось снять свои кандидатуры, к примеру сестре Майрам Акаевой – вице-губернатору Иссык-кульской области).
По поводу выдвижения своих детей А.Акаев заявил «они уже взрослые, и я хочу, чтобы они нашли свое место в жизни. Рано или поздно, но я буду завершать свою политическую карьеру. Что ж, пусть мои дети тоже пробуют себя на этом поприще» [22].
Рекордным было и число привлеченных на выборы политтехнологов (преимущественно российских). Так как основные финансовые ресурсы были в руках официальных кандидатов или близких к власти крупных бизнесменов, то нетрудно догадаться, на каких кандидатов политтехнологи преимущественно работали (конкретных фамилий «героев» называть не будем, чтобы не сочли, что ставится цель сделать кому-то рекламу или антирекламу). Используемые для  продвижения кандидатов технологии были традиционными. В первую очередь речь идет о подкупе, которым в меру обладания финансовыми и организационными ресурсами занимались все, и провластные, и оппозиционные кандидаты. Как отмечала газета «МСН» «нищенское существование в высокогорных селах заставляет людей принимать подачки перед выборами. И хотя сердцем и разумом человек на стороне одного кандидата, но, получив мешок муки или 100-200 сомов, он уже считает себя обязанным голосовать за того, кто их дал»[23].

На эти выборы оппозиция шла уже без Ф.Кулова (он отбывал наказание по решению суда), однако среди ее лидеров появились прежде лояльная президенту Роза Отунбаева (уроженка северной Таласской области, как и жена Акаева Майрам) и ушедший в 2002 с поста премьер-министра после Аксыйских событий уроженец юга республики и один из самых богатых людей Кыргызстана, бывший губернатор Джалал-Абадской области Курманбек Бакиев. Именно Отунбаева и Бакиев воспринимались как наиболее явные кандидаты от оппозиции на осенних президентских выборах. 29 декабря февраля 2004 пять оппозиционных блоков подписали меморандум о сотрудничестве для совместного противодействия административному ресурсу. В этот оппозиционный альянс вошли "Народное движение Кыргызстана" во главе К.Бакиевым (объединение НДК, вобрало в себя порядка девяти политических партий, среди которых коммунистическая партия, партия "Асаба" и другие), общественно-политическое движение "Ата-Журт" («Отечество») во главе с Р.Отунбаевой (в него вошли также О.Текебаев, А.Мадумаров, Д.Садырбаев, И.Масалиев, М.Мукашев), общественно-политическое движение "Жаны-Багыт" («Новый курс») также бывшего главы МИДа Мурата Иманалиева, Народный Конгресс Кыргызстана Алмаза Атамбаева (здесь же «Ар-Намыс» Ф.Кулова, Партия бедняков, Социалистическая Партия Кыргызстана),  и Гражданский союз "За честные выборы" бывшего секретаря Совета Безопасности М.Аширкулова.  Однако это оппозиционное единство было в известном смысле условным – реально координации усилий в виде какого-то центрального штаба почти не было, каждый боролся за политическое выживание самостоятельно, общими были только призывы и заявления. 

Причем сам термин «оппозиция» также довольно условен. Кандидатов с «давно устоявшимся» оппозиционным имиджем было не так уж много (братья Бакиевы, А.Бекназаров, А.Мадумаров, О.Текебаев и т.д.), зато было большое число кандидатов, которые превращались в оппозиционеров уже в ходе избирательной кампании, после того как стали объектом применения против себя административного ресурса. Фактически бесцеремонным нажимом в пользу «семейных кандидатов» в оппозицию де-факто выталкивались все остальные. Формально штабом кандидатов от власти «по должности» руководил премьер-министр Танаев, однако вторым, параллельным центром принятия решений был глава администрации президента Т.Касимов, на которого постоянно давили Майрам, Бермет и Айдар Акаевы. В результате в числе обиженных оказывались даже некоторые из тех, кому поддержку обещал лично президент.  Таким образом, вместо стиля консолидации и объединения вокруг себя различных групп и сил команда А.Акаева пошла прямо противоположным путем, максимально сужая круг собственных сторонников.    

Финансовые ресурсы оппозиции существенно уступали ресурсам власти (то, чем располагала семья президента, выше перечислено). К близким к оппозиции причислялись Эко-банк (М.Мукашев), Тулубай-банк (Адилов), Иссыкукульинвест банк и некоторые другие. Сами лидеры оппозиции при самом благоприятном стечении обстоятельств рассчитывали максимум на 25 мест в 75-местном парламенте, об этом, к примеру, заявляла на встрече в Московском Центре Карнеги в начале февраля Р.Отунбаева.

Главными рупорами оппозиции стали газета «Моя столица-новости» (МСН) и киргизский филиал радио «Свободная Европа» («Азаттык»). Впрочем, данное радио принималось в основном в Бишкеке и его окрестностях.  В сельской местности страны принимаются в основном только КТР (Кыргызская телерадиокомпания), ОРТ и РТР, на которых вставками выходят местные телекомпании конкретных регионов. Основным средством массовой информации для удаленных населенных пунктов является радио.

В качестве механизма агитации оппозиция активно использовала «устное народное творчество» - по стране распространялись аудиокассеты местных бардов с «песнями протеста» и стихами, на доступном образном языке объясняющие жителю глубинки, что происходит. Активно использовался «самиздат», а для «продвинутой публики» - интернет.  Так представители оппозиции распространяли стенограмму секретного заседания правительства под руководством премьер-министра Н.Танаева, где оглашались средства и методы борьбы против неугодных власти кандидатов в депутаты (такими терминами как "ликвидация объекта" и т.д.), власти достоверность этой стенограммы категорически отрицали. Затем в руки оппозиции попало якобы письмо заместителя руководителя администрации президента Б.Джанузакова, в котором давались указания правительству касательно предстоящих выборов. Документ был написан в жестких тонах: следить за всеми представителями организаций, которые имеют связи с оппозицией, прессинговать оппозиционную печать и т.д. Есть мнение, что появление этих «документов» было PR-ходом самой президентской команды, призванным вывести из игры всех колеблющихся и сомневающихся.

Что касается тактики власти, то на центральных телеканалах и в официальных газетах «с российским размахом» шла массовая кампания черного пиара, рассказывающая о том, что лидеры оппозиции, это экстремисты, работающие на деньги Запада (хотя было очевидно, что по обладанию финансовыми ресурсами кандидатам оппозиции далеко до партии власти) и при этом связанные с международным терроризмом, что в штабе К.Бакиева якобы печатали фальшивые сомы и т.д. Согласно этим сообщениям, 21 февраля 2005 г. правоохранительные органы города Джалал-Абад возбудили уголовное дело, связанное с изготовлением фальшивых денег. Был задержан Акмаль Тураханов, работающий компьютерщиком в штабе кандидата в депутаты ЖХ КР Жусупбека Бакиева, брата экс-премьер министра. По его признанию, в штабе Ж.Бакиева он печатал поддельные денежные купюры достоинством 500 сомов. На допросе А.Тураханов признался в том, что фальшивомонетничеством занимался под контролем сына Жусупбека Бакиева Алмаза. Журналистами делался вывод, что «участники НДК в предвыборную кампанию вкладывают явно не свои кровные деньги». Уже после первого тура выборов К.Бакиев рассказал свою версию истории «про купюры», по его мнению, эта акция давно готовилась под него: нашли грамотного компьютерщика, отрекомендовали его как хорошего специалиста и посадили в штаб брата. Все остальное было показано по телевизору: “специалист” включил принтер, вышла купюра. На стенах домов Отунбаевой других критически настроенных политиков, журналистов и правозащитников появились нарисованные красной краской долларовые купюры, призванные создать образ купленной, спонсируемой с Запада оппозиции.

Причем для борьбы с оппозицией применялись и иные методы, в частности «делегирование» в нее властью своих представителей. Так в мае 2004 сначала «по поручению» возглавил общественное движение «За честные выборы», а затем был отправлен в отставку с поста секретаря Совета Безопасности М.Аширкулов.  История с внезапным появлением сверхлояльного Акаеву Аширкулова в оппозиции изначально вызывала  множество кривотолков и недоверия,  к нему все время относились как к «пятой колонне» власти в оппозиционных рядах[24].

Одновременно с «разоблачением» оппозиции, которое осуществлялось не только СМИ медиа-холдинга зятя президента А.Тойгонбаева (телеканал КООРТ, газета «Вечерний Бишкек»), но и созданными под выборы пропрезидентскими общественными организациями (типа «общества защиты прав избирателей»), шел и вал популистских обещаний. Президент Акаев обещал стране невиданное экономическое возрождение и якобы огромные инвестиции от РАО ЕЭС и компании «Базовый элемент» в строительство алюминиевого комбината и т.д.
Помимо «пиар-инструментов» активно применялось и обычное силовое давление, отказ в регистрации оппозиционным кандидатам, отстранение их от выборов. Всего из 473 кандидатов подавших документы на регистрацию было зарегистрировано лишь 427, к дня голосования в бюллетенях осталось 389 человек. В частности 4 кандидатам – бывшим послам (включая Р.Отунбаеву) было отказано в регистрации, так как они последние 5 лет перед выборами не проживали в стране (то, что они находились в командировке, представляя интересы страны, видимо никого не интересовало[25]). Решениями судов и окружных комиссий с выборов были отстранены Маратбек Джунушалиев (округ  67), Ачахан Тургунбаева (округ  45), Акылбек Жапаров, Курманбек Байтереков и Бейшенбек Болотбеков (все трое из округа 34, в котором в итоге остался единственный кандидат – бывший партийный лидер Киргизии Т.Усубалиев, которому таким образом создавали максимальный «комфорт»), Арсланбек Малиев (округ  75, митинги протеста, проведенные сторонникам Малиева и перекрытие ими дорог привели к переносу голосования в Тонском округе №75 на 13 марта), Эркинбек Алыбаев (округ  66), Абдиреим Кулбаев (округ  3) и другие. В результате в трех округах ко дню выборов вообще осталось по одному кандидату. А так как родственные связи в Кыргызстане очень сильны и несправедливость против человека означает возмущение не только его, но и его многочисленных родственников и земляков, то практически везде, где против оппонентов провластных методов были применены силовые методы, начались вспышки протеста, стихийные митинги, перекрытия дорог, захваты зданий администраций. В результате в некоторые округа в день голосования не могли добраться даже международные наблюдатели. 

Конечно было бы неверным говорить о том, что оппозиция сама была безгрешной. Проблема не в том, что оппозиционных кандидатов обвиняли в том, что они не делали. Скорей всего обвинения в подкупе избирателей, нарушений в агитации и т.д. соответствовали действительности. Однако это то, что в Кыргызстане является не просто обычной практикой всех кандидатов, но обыденными нормами местной жизни в принципе, и злоупотребления со стороны «официальных» кандидатов были гораздо более грубыми и бесцеремонными (вплоть до поголовных раздач денег по списку избирателей через домкомы). Проще говоря, закон нарушали все, но карали за его нарушение только оппозицию, именно это и создало ощущение несправедливости. Так никакой реакции не было на многочисленные факты подкупа и запугивания избирателей от имени Бермет Акаевой, Айдара Акаева, Олега Журавлева, Ольги Безбородовой, Дамира Оскенбаева и т.д.

В результате это силовое давление еще более повышало степень недовольства и раздражения населения. Громким скандалом стало, когда за несколько дней перед выборами внезапно было отключено электричество в типографии, где печаталась главная оппозиционная газета МСН и было лишено прежней эфирной частоты радио «Азаттык».  Только 7 марта  АО «Северэлектро» подключило типографию Центра поддержки СМИ «Freedom House» к электроснабжению. Отключение объяснили тем, что «электрик типографии самолично перекинул кабель с одной линии на другую». С точностью до наоборот работали и многие «черные технологии», не учитывающие страновую специфику и поэтому вызывающую лишь неприятие и консолидацию протестного электората. 

Кроме того, в условиях крайне развитой клановости, когда родственные отношения идут по кругу, складывалась ситуация, когда и во власти и в оппозиции были люди, имеющие опосредованные родственные отношения, что автоматически означало постоянный переток информации (правильнее «утечки») и из органов власти к оппозиции, и наоборот. Отчасти такая система «взаимного слива информации» гарантировала определенным лицам сохранение части своего положения при любом развитии событий. Это еще более радикализовало как власть, так и оппозицию, опасающихся измены, и иногда вело просто к истеричным действиям.

Необходимо признать, что под давлением ОБСЕ и оппозиции несмотря на явное административное давление и отстранение от выборов ряда кандидатов в избирательный процесс были включены и демократические новации. Главной из них стала маркировка специальным раствором пальцев проголосовавших избирателей, чтобы исключить возможность их повторного голосования (что было более чем реально, учитывая разрешенные в Кыргызстане дополнительные списки избирателей и возможность голосовать почти по любому документу, помимо паспорта, а на участках где менее 500 избирателей, Кодекс о выборах вообще разрешает голосовать без документов, если личность избирателя подтвердят хотя бы 2 члена комиссии). 

Бороться с введением маркировки пытались путем распространения самых невероятных слухов – чернила, которыми маркируют пальцы, дескать влияют на здоровье и снижают потенцию (!!!). В результате ЦИК даже обратился в Департамент Государственного санитарно-эпидемиологического надзора для проведения лабораторных испытаний невидимых чернил (спрея) для маркировки избирателей. Перед выборами было оглашено официальное заключение по результатам лабораторного исследования. В частности в нем было сказано, что «невидимые чернила - это однородная бесцветная прозрачная жидкость со слабым запахом спирта. По исследованным показателям в пробе чернил не обнаружено радиоактивного загрязнения, а также кожно-раздражающего действия[26]».

Законодательно было закреплено и назначение не менее трети членов избирательных комиссий по предложениям от политических партий (причем, чтобы исключить ангажированность, при принятии решения предполагалась процедура жребия, если число предложений партий превышает число мест в комиссии), а также жребием распределение обязанностей членов комиссий при открытии участка.

Однако даже многие эти позитивные новации как показало наблюдение, на практике не соблюдались. Несмотря на строгие правила формирования избирательных комиссий, в их составе сплошь и рядом оказывались чиновники администраций, подчиненные лица и родственники кандидатов, депутаты местных советов, что прямо запрещено законом. Нормой было, когда в составе комиссии находятся прямые подчиненные  председателя комиссии по месту основной работы. Проправительственные партии «Алга, Кыргызстан» (Вперед, Кыргызстан) Бермет Акаевой и «Адилет» Ч.Айтматова оказались представлены в 65 и 63 окружных избирательных комиссиях соответственно из 75, что в разы превышает представительство всех иных партий.

Для того, чтобы легитимизировать происходящее, были созданы лояльные власти общественные организации Ассоциация народов Кыргызстана, Ассоциация неправительственных организаций, Союз (Конгресс) местных сообществ и даже «Объединенный Совет Демократической Безопасности» (термин «демократическая безопасность» - явное ноу-хау акаевских политтехнологов). Их деятельность сводилась к докладам общественности о проводимом ими мониторинге, суть которого была в том, что  все идет хорошо, а если нарушители  «демократической безопасности» и есть, то это оппозиция. Им вторили наблюдатели от дружественных властям Кыргызстана стран, входящих в СНГ и ШОС. Кыргызское телевидение даже показывало интервью одного из депутатов Государственной Думы РФ о том, что он «просто завидует тому, какая в Киргизии развитая демократия и принесет эту благую весть на родину, в Россию».

Наблюдение о ОБСЕ, ENEMO и иных международных организаций говорило об обратном.

Наблюдатели Европейской сети организаций по наблюдению за выборами (ENEMO), в состав миссии которой также входили представители российского «Голоса», в день выборов фиксировали факты административного давления на избирательных участках, повсеместного присутствия на участках чиновников администраций и представителей правоохранительных органов, которые в ряде случаев фактически руководили работой комиссий, незаконного проведения агитации и подкупа избирателей, плохой организации избирательного процесса избирательными комиссиями.  В округе № 25 (избирательный участок № 158) учителей и врачей, являющихся государственными служащими, их руководители принуждали голосовать за определенного кандидата. В округе №33 (избирательный участок № 4062) на участке присутствовали не уполномоченные лица и открыто инструктировали людей за кого голосовать. В округе № 32 (избирательный участок № 1133), член ОИК, при выдаче бюллетеней говорил избирателям, чтобы они отдавали свои голоса за определенного кандидата. В округе № 34 (избирательный участок № 1134) представитель УВД присутствовал на избирательном участке и проверял документы избирателей до того, как они опускали бюллетени в урны. В округе № 65 (избирательные участки № 273, 275) главы сельской и районной администрации контролировали процесс голосования и запугивали наблюдателей. В округах 24, 32, 70 наблюдатели фиксировали организованную доставку избирателей на участки. В округе №25 из бюллетеней не был вычеркнут снявший свою кандидатуру кандидат Пиязов, на ряде участков отмечались случаи раздачи оплаченных счетов за электричество, выдачи  ликеро-водочной продукции.

В Университетском избирательном округе №1, где баллотировалась Бермет Акаева, члены комиссий - преподаватели жестко контролировали голосование избирателей-студентов, у некоторых которых перед голосованием принудительно были отобраны зачетки.

Буквально перед днем голосования «без причин и следствия» шло массовое исключение из состава участковых избирательных комиссий «нелояльных» членов. Так в Сокулукском округе №65, где баллотировался близкий к семье Президента Акаева экс-глава Счетной Палаты Д.Оскенбаев, почти на всех участках перед днем голосования из составов УИК были выведены члены, назначенные от кандидата А.Муртазалиева. Сценарий был идентичен -  неким лицом подавалась жалоба, что такой-то член комиссии замечен в агитации, не утруждая себя проверкой заявлений ТИК немедленно выводил данных членов из состава комиссий (к примеру участки №258 в с.Ак-Жол, №280 в с.Садовая, №273 и №274 в с.Александровка и т.д.). Причем при посещении участков председатели УИК старались скрыть, что накануне голосования в составе комиссий были произведены замены.  Такая чрезмерная суровость к поголовно выведенным из УИК членам комиссий от Муртазалиева сопровождалась к примеру тем, что в УИК №274 входило сразу две двоюродных сестры кандидата Д.Оскенбаева – обе по фамилии Давузовы, причем одна из них была секретарем комиссии. На участке №275 в с.Александровка председателем УИК был  заместитель директора СПК «Дружба», а среди членов комиссии было еще 2 постоянных работника данного СПК и 3 сезонных рабочих  того же СПК (т.е. подчиненные председателя комиссии по месту основной работы).

Никакой критики не выдерживала организация работы  избирательных участков, практически нигде не было информации о кандидатах и порядке голосования, неправильно заполнялись протоколы и отсутствовали их увеличенные копии. Голосование избирателей зачастую шло без надлежащих документов, удостоверяющих личность, и без проведения  членами избирательной комиссии положенной процедуры маркировки  избирателей, либо же без проверки наличия данной маркировки у входящих на участок избирателей. Например, в избирательном округе № 73, избирателям непосредственно у участков перед голосованием выдавались свидетельства о рождении и справки с места жительства (форма № 9), по которым они тут же голосовали по дополнительному списку. Наблюдатели также заметили, что имело место голосование с чужими паспортами и свидетельствами о рождении (избирательный округ № 36).

Зачастую участки располагались в заведомо не пригодных для голосования помещениях, где даже не было место для размещения наблюдателей, а стоявшие перед участком милиционеры произвольно отбирали из стоящей перед участком толпы тех, кого они пропускали на участок (в маленьком селе практически по поводу каждого было известно, за кого он намерен голосовать). Отчасти во многом как из-за этого, так и из-за безграмотности комиссий и вероятно умысла в ряде случаев имели место случаи нарушения прав наблюдателей (особенно в Университетском округе №1, где баллотировалась Бермет Акаева, глава окружной комиссии прямо запретила подпускать наблюдателей к столам, где шла выдача бюллетеней). В избирательном округе № 14 (избирательный участок № 72) наблюдателей разместили в 20 метрах от избирательной урны и не разрешили ознакомиться со списком избирателей. В избирательном округе № 25 (избирательный участок № 128) члены участковой избирательной комиссии пытались запугать наблюдателей от одного из кандидатов, в то время как были очень приветливы к наблюдателям от другого кандидата.  В избирательном округе № 39 (избирательный участок № 59) наблюдателей заставили оставаться на расстоянии, не позволяющем им наблюдать за тем, что происходило на участке для голосования.  В избирательном округе № 56 (избирательный участок № 23) представитель местной власти заставил наблюдателей от одного из кандидатов покинуть избирательный участок, в то время как другим наблюдателям было позволено остаться, наблюдателям ENEMO было сказано, что этот человек является «руководителем». В избирательном округе №65 (избирательный участок №273) председатель участковой комиссии согласился допустить международных наблюдателей только после вмешательства присутствовавшего на участке заместителя главы администрации села (что также является нарушением).

Широко применялись манипуляции со списками избирателей. К примеру, во время сверки списков избирателей участка № 1119 Тоголокмолдоского избирательного округа, расположенного в здании Автодорожного техникума, были обнаружены фамилии 103 граждан, якобы прописанных по адресу: пр.Мира, 56, кв. 0. По этому адресу расположен учебный корпус университета, и никакого жилого помещения в этом здании изначально не было и не могло быть. На участке № 1124 в списке было указано 109 студентов, прописанных в общежитии № 1 (общежитие Бишкекского медучилища), но не проживающих в общежитии. Было также установлено, что в список были включены и студенты, которым не исполнилось 18 лет и граждане других государств СНГ. Также установлено, что студенты, проживающие в общежитии № 1, указаны в двух списках по адресам: Боконбаева, 144 и Логвиненко, 14, фактически выяснилось, что это одно и то же общежитие[27].

Непосредственно в день голосования отмечались многочисленные случаи, когда избиратели не были включены в списки избирателей, большое количество избирателей было внесено в дополнительные списки, не оповещались о месте и времени голосования, неверно были записаны фамилии избирателей, имелось различное написание фамилий и имен избирателей, избиратели вычеркивались из списков не чернилами, а карандашом (избирательный округ № 25, участковые избирательные комиссии № 152, 156, 159); избиратели, придя на участок обнаруживали, что кто-то проголосовал за них.

В округах № 34, 73, 65  наблюдателями ENEMO были зафиксированы случаи переписки с новыми данными в окружных избирательных комиссиях протоколов участковых избирательных комиссий (проще говоря, производилась замена протоколов УИК, то есть фальсификация). Похожие нарушения фиксировали также наблюдатели ОБСЕ, местные наблюдатели.

Именно во многом благодаря активной работе наблюдателей многих нарушений и фальсификаций удалось не допустить или предотвратить, хотя несомненно, что в совокупности допущенные в ходе избирательной кампании в Кыргызстане нарушения вряд ли позволяют говорить о том, что итоги выборов были честными и свободными.

Всего в первом туре было избрано 32 депутата, в остальных округах был назначен второй тур. В частности, после первого тура в парламент прошли сын президента Айдар Акаев  (он набрал почти 80% голосов в родном для президентской семьи Кеминском избирательном округе) и 8 представителей пропрезидентской партии «Алга Кыргызстан!», а также  оппозиционеры А.Бекназаров и М.Мукашев. Сын премьер-министра Николая Танаева Алексей, хоть и занял второе место из четырех в Куренкеевском округе Бишкека, не потерял шанс стать депутатом, так как его основной соперник, владелец крупнейших столичных рынков Мамытбай Салымбеков преодолел 50% барьер. В Тонском округе № 75, где в бюллетенях был единственный кандидат Т.Усубалиев, большинство избирателей проголосовало «против всех кандидатов». Были отменены и итоги голосования на ряде участков Карасууского округа №41[28].

Во второй тур вышли дочь президента Бермет Акаева (она набрала 45,5% голосов, при явке 52%, против нее во второй тур вышел оппозиционер Болотбек Марипов), 14 кандидатов от «Алга, Кыргызстан!» и ряд видных представителей оппозиции (К.Бакиев, А.Мадумаров, О.Текебаев).

Сразу после первого тура лидер “Народного движения Кыргызстана” Курманбек Бакиев, вышедший во второй тур по Караункурскому округу № 25, провел пресс-конференцию. Он заявил, что за все годы демократии таких бесчестных выборов в Кыргызстане ни разу не было. По его словам сразу же после начала агитационной кампании сотрудники госадминистрации Тогуз-Тороуского района объездили все села и предупредили избирателей, что никто ни в коем случае не должен голосовать за К.Бакиева, чтобы потом можно было говорить: человек, который не смог стать депутатом, хочет стать президентом страны. Бакиеву не давали для встреч с избирателями административные здания, и люди вынуждены были стоять на морозе и т.д. 

В Аламудунском округе № 62, где победил крестник Аскара Акаева Каныбек Иманалиев, в суд поступило заявление кандидата А.Карпасова о том, что окружная и участковые комиссии составили дополнительные списки избирателей, которых сотнями свозили к местам голосования на микроавтобусах, в эти дополнительные списки было включено 1656 фамилий. Но на участки, в нарушение Кодекса о выборах, было выдано на 4917 бюллетеней больше, чем требовалось по основным спискам.  Оппозиция обвиняла власти, что в нарушение Кодекса о выборах были зарегистрированы кандидатами и избраны депутатами граждане иностранных государств - России и Узбекистана - Кадыржан Батыров (Джалал-Абадский округ № 30) и Абдумиталип Хакимов (Базаркоргон-Сузакский округ № 27) [29].

Несмотря на протесты и возмущение по поводу того, как прошло голосование 27 февраля, перед вторым туром «закручивание гаек» лишь усилилось, что привело к новой вспышке недовольства.

Так 5 марта 2005 решением Нарынской окружной избирательной комиссии №33 с выборов был снят вышедший во второй тур кандидат Ишенбай Кадырбеков (он получил 32,38% против 34,6% у Карганбека Самакова). 7 марта это решение подтвердил  ЦИК Кыргызстана. Решение отменить регистрацию И.Кадырбекова было принято по жалобе его конкурента К.Самакова на нарушение сроков ведения предвыборной агитации уполномоченным представителем И.Кадырбекова - М.Ассакуновым. Согласно пункту 1 статьи 31 Кодекса о выборах, при проведении повторного голосования агитация возобновляется со дня официального опубликования решения ОИК о назначении повторного голосования. Окружная избирательная комиссия №33 назначила повторное голосование своим решением от 01.03.05. Но, в связи с тем, что ни районные, ни областная газеты «Тенир-Тоо» до 8 марта не печатаются, по мнению К.Самакова всякая агитация до этого времени незаконна. Очевидно, что подобное затягивание де-факто играло на руку провластному кандидату, так как в результате на проведение агитации (второй тур – 13 марта, а  уже 12 агитацию вести закон запрещает) если исходить из позиции ЦИК вообще не оставалось времени.  По мнению же И.Кадырбекова опубликованием решения можно считать его озвучивание на радио «Алмаз» 02.03.05 в 17 часов 15 минут. При голосовании по проекту постановления мнения разделились: пять членов Центральной избирательной комиссии во главе с Председателем С.Иманбаевым проголосовали за отмену решения окружной избирательной комиссии №33; шесть - против этого решения, один воздержался. Таким образом, постановление Центральной избирательной комиссии об отмене решения ОИК №33 не было принято. В Нарыне немедленно начались стихийные волнения сторонников И.Кадырбекова  - митингующие установили на центральной площади города 2 юрты, парализовали движение общественного транспорта, постоянная численность митинга достигла 500-600 человек, была перекрыта автомагистраль Бишкек-Торугарт в районе сел Карачий и Она-Арча, где блокированием дороги и проведением митингов было занято около 1000 сторонников И.Кадырбекова. Они остановили на трассе автомашину, в которой находился губернатор Ш.Медетбеков, возвращавшийся в Нарын из Бишкека, и в течение нескольких часов удерживали его.  Митингующие, по их словам, отпустили главу области с одним условием, чтобы он как можно скорее решил вопрос по делу кандидата Кадырбеков. Ему дали 1 час для принятия решения. В Нарыне митингующие требовали отставки президента, губернатора, глав различных ветвей власти и упразднения окружкома, члены которого почти в полном составе отсутствовали.

Утром 7 марта 2005 г. в Караколе перед зданием Иссык-Кульской областной госадминистрации состоялся митинг с участием сторонников нескольких кандидатов.
Митингующие требовали отставки губернатора Иссыккульской области Токон Шайлиевой, которая, по их мнению, не смогла обеспечить честные и прозрачные выборы в области. В этот же день в населенном преимущественно узбеками г. Узгене в Ошской области, свыше 500 человек вышли на митинг перед Узгенской райгосадминистрацией и затем заняли ее здание, требуя проведения честных и справедливых выборов.

7 марта депутат парламента и один из лидеров оппозиции К.Бакиев предложил срочно, в течение ближайших нескольких дней, провести внеочередную сессию Жогорку Кенеша 3-го созыва для рассмотрения вопроса о досрочных выборах Президента Кыргызстана. Об этом он сообщил на встрече с митингующими

Таким образом, несмотря на внешний успех партии власти, было очевидно, что президент постепенно утрачивает контроль над ситуацией. В этих условиях многие ранее нейтральные местные кланы стали все более осторожничать и задумываться о целесообразности дальнейшей поддержки президента.

Было очевидно, что в 4 округах (Чуйском № 59, Нарынском  № 33, Кочкорском  № 34, Карасууйском  № 41) голосование 14 марта провести не удастся, и оно было перенесено на 20 марта.

Второй тур 13 марта в 39 округах прошел с еще большими нарушениями, чем голосование 27 февраля[30]. В понедельник с утра на митинги вышли сторонники проигравших кандидатов в Оше, Узгенском, Алайском и Токтогульском районах, в Джалал-Абаде и Баткене, Таласе и других местах. Митингующие перекрывали дороги, требуя отставки руководства страны, проведения повторных выборов. 15 марта 2005 года экс-кандидаты в депутаты Жогорку Кенеш по Асанбаевскому округу №6 Мелис Эшимканов, по Курулушскому округу №11 Кабай Карабеков и Токтогульскому округу №21 Токтосун Мадияров отметили многочисленные нарушения во время выборов со стороны их оппонентов, которые, в основном, были представлены от партии власти «Алга, Кыргызстан!». Как сообщили участники пресс-конференции, их оппоненты в день голосования предлагали избирателям от 100 до 500 сомов за один голос. «В день выборов жителям Токтогульского района давали, в частности, желтые карточки о праве получения 50 литров бесплатного дизтоплива», - сообщил Т.Мадияров. К.Карабеков также сообщил, что имеет доказательства административного давления на участковые комиссии. Он также отметил факты многократного голосования. «В Академии МВД одна и та же рота голосовала трижды. Курсанты мазали маслом палец, входили в участок, затем выходили, стирали маслом палец и затем их командир повторно заводил в участок», - сказал К.Карабеков. К.Карабеков уверен, что по всем участкам, кроме двух, победителем оказался он. частники сообщили, что они располагают видео- и аудиодоказательствами всех перечисленных нарушений.

Несмотря на то, что в Кочкорском округе №34 избиратели проголосовали против единственной указанной в бюллетене кандидатуры Т.Усубалиева, 14 марта Первомайский районный суд Бишкека не смотря на протесты разрешил Т.Усубалиеву участвовать в повторных выборах[31]. Скандалом завершилось подведение итогов в Алайском и Куршабском округах. В Алайском округе №44 первоначально объявили о победе спикера Законодательной Палаты Абдыганы Эркебаева[32], после чего сторонники бывшего министра финансов Марата Султанова (еще недавно также входившего в команду президента) перекрыли автотрассы Ош–Сарыташ в районе населенных пунктов Гульча и Сопукоргон. Кроме того, около здания Алайской районной госадминистрации собралось около 500 человек, которые говорили, что выборы в округе прошли непрозрачно и нечестно, и скандировали «Отменить выборы!», «Не уйдем пока не восторжествует справедливость!», а также «Выборы в Чоналае сфальсифицированы!». В один момент была предпринята попытка ворваться в здание райадминистрации.  Рассмотрев жалобы 15 марта окружная комиссия отменила на своем заседании результаты выборов по 4 участкам Алайского округа №44. При пересчете голосов победителем теперь уже был признан Марат Султанов с 52,08%. Абдыганы Эркебаев набрал 47% голосов. В Куршабском округе №39 победителем первоначально был признан Мамат Орозбаев, за которого проголосовало 11538 человек (49,27%), а за Адахана Мадумарова – 11366 (48,54%). Однако после того как под давлением было принято решение пересмотреть результаты по 3 участкам округа, с 63% голосов избирателей победителем был признан Мадумаров, но практически немедленно ЦИК выпустил заявление, что Мадумаров и Султанов депутатами не станут. В пресс-релизе ЦИКа было отмечено, что «в результате отмены окружными комиссиями итогов голосования соответственно на трех и четырех избирательных участках, изменилось соотношение голосов, набранных кандидатами, и лидеры поменялись. Эти лидеры незаконно объявили себя избранными, что не соответствует Кодексу о выборах». ЦИК постановил провести на спорных участках повторное голосование.

Ну а самым большим скандалом стал объявленный проигрыш в своем округе Курманбека Бакиева. В ответ в центре Джалал-Абада начался многотысячный митинг, объявленный народным курултаем. На нем 15 марта перед митингующими выступил Курманбек Бакиев. В своем выступлении он отметил факты применения грязных технологий со стороны официальных властей в процессе выборов. После выступления К.Бакиева было принято решение о создании Координационного Совета объединения Народного единства Кыргызстана, председателем которого был избран экс-кандидат в депутаты по Когартскому округу №31 Жусупбек Жээнбеков. Заняв здание областной администрации фактически оппозиция заявила о захвате власти в Джалал-Абадской области. В результате резиденция Жусупбека Шарипова, официального главы госадминистрации, губернатора Джалал-Абадской области, назначенного Президентом КР, временно находилась расположена в здании ГУВД г.Джалал-Абада, тогда как кабинет Жусупбека Жээнбекова, избранного губернатором на Курултае, находился в одной из юрт на площади города. Ж.Шарипов назвал действия митингующих и проведение ими Курултая противозаконными и уголовно наказуемыми. По его словам, все ответственные за эти действия люди будут в соответствии с Уголовным Кодексом КР наказаны и посажены.

Похожий сценарий проходил в Нарынской области. Сторонники экс-кандидата по Кочкорскому округу Нарынской области №34 Акылбека Жапарова, захватили 16 марта здание Кочкорской райадминистрации, требуя отмены решения Верховного суда в пользу Т.Усубалиева. Кроме того, главным требованием митингующих были отставка руководителя региона Ш.Медетбекова и руководства республики, включая Правительство и Президента. 17 марта 2005 года, жители Кочкорского района избрали нового «народного» акима по джалал-абадскому сценарию. Им стал глава айыл окмоту «Чолпон» Бейше Качекеев.

Такая же многолюдная акция протеста прошла и в Таласе, избиратели проигравшего выборы Равшана Жээнбекова заблокировали здание обладминистрации, взяли в заложники губернатора и акима Бакай-Атинского района.

16 марта депутаты действующего пока еще парламента, всего 38 человек, приняли обращение в адрес председателя конституционного суда Кыргызстана, председателя  Законодательного собрания Жогорку Кенеша, Совета Безопасности ООН.  В нем говорилось о том, что исполнительная власть Кыргызстана, грубо нарушив кыргызскую Конституцию, раньше срока окончания полномочий действующего парламента, не позволила провести внеочередную сессию парламента 10 марта. В обращении также было сказано, что состоявшиеся парламентские выборы в Кыргызстане не соответствовали демократическим стандартам, прошли с многочисленными нарушениями, а президент страны Аскар Акаев перестал выполнять функции гаранта Конституции. Авторы обращения потребовали правовой оценки действий правительства и привлечения к ответственности тех, кто их инициировал. Они предложили создать смешанную комиссию для расследования обстоятельств нарушений, снять с должностей и привлечь к ответственности секретаря Совета безопасности и министра внутренних дел Кыргызстана. По мнению депутатов, к расследованию и оценке антиконституционных действия кыргызского правительства должно было подключиться международное сообщество. В эту комиссию, по их мнению, нужно включить и депутатов парламента.

17 марта обострилась ситуация в Узгене. Сторонники Адахана Мадумарова, узнав, что их лидера снова отбирают победу по округу, заново овладели зданием райгосадминистрации.

19 марта 2005 года, у жилмассива Кок-Жар на юго-восточной окраине Бишкека прошел митинг с участием экс-кандидатов в депутаты Мелиса Эшимканова и Кабая Карабекова, а также лидеров Социал-демократической партии Алмаза Атамбаева, Демократического движения Кыргызстана (ДДК) Жыпара Жекшеева и партии «Жаны Багыт» Муратбека Иманалиева. На митинге присутствовало более 3 тыс. человек. Выступавшие митинга требовали пересмотра итогов голосования по выборам в Жогорку Кенеш КР, а также отставки высшего руководства страны. По их словам, власть применяла грязные технологии на выборах с целью продвижения своих кандидатов в парламент. Так, М.Эшимканов сравнил нынешнюю политическую ситуацию в Кыргызстане с ситуацией в Румынии в конце 80-х годов, когда глава Румынии Чаушеску был расстрелян, и предостерег Президента КР. «Я бы очень не хотел бы, что бы такое случилось с Аскаром Акаевым», - сказал он. В заключение митинга была принята резолюция с требованием пересмотра результатов выборов, отставки Президента и его команды. «Мы даем им шанс добровольно уйти», - сказал А.Атамбаев.

В тот же день на народном курултае в Оше был избран «народный глава» области - Председателем Народного совета Ошской области стал Анвар Артыков.
Перед
толпой в Оше выступили Курманбек Бакиев, Розу Отунбаева, Адахан Мадумаров, Топчубек Тургуналиев, представители парламента Грузии и другие. Всего в митинге приняло участие около 5 тысяч человек.

20 марта ночью в городах Ош и Джалал-Абад правоохранительные органы провели операцию по освобождению зданий областных администраций. Они начались в 5:30 утра и длились примерно 30 минут. Во время захвата зданий милиционеры избивали мирных демонстрантов дубинками, отчего десятки людей получили ранения. Кроме этого имели место стычки между  протестующими и силами правопорядка. Неустановленное количество демонстрантов были арестованы. Некоторые из них были доставлены в близлежащие полицейские участки. При этом Анвар Артыков, избранный накануне главой альтернативного органа власти Ошской области – председателем Народного Кенеша, был арестован еще до штурма. По сведениям из Оша, поздно ночью в субботу, 19 марта, его пригласили на переговоры с легитимным губернатором области Кубанычбеком Жолдошевым. После переговоров он был задержан до утра, а, когда начался штурм здания обладминистрации бойцами ОМОНа и сотрудниками милиции, он был арестован.

После того, как спецназ киргизского МВД штурмом взял здания областных администраций в Оше и Джалал-Абаде, более тысячи человек ворвались в здание Джалал-Абадского УВД и подожгли здание. Поздно вечером основная часть митингующих сосредоточилась в центре Джалал-Абада, затем часть из них двинулась в сторону аэропорта, фактически взяв его под полный контроль. Чтобы самолеты с войсками не могли приземляться, взлетную полосу забросали камнями. Пропрезидентские силы (в частности общественный фонд «С народом и для народа») потребовали объявить чрезвычайное положение, закрыть оппозиционные СМИ и защитить президента «как гаранта конституции», а оппозиция в лице координационного совета народного единства обвинила власти в развязывании войны против народа и потребовала отставки президента[33]. Центр по наблюдению  ОБСЕ призвал стороны воздержаться от использования силовых методов и оставаться приверженными законности, диалогу и уважению основных принципов прав и свобод человека. Эксперты ОБСЕ заявили, что опасаются, что блокирование автодорог и захват правительственных зданий приведет к вспышке насилия в стране.

Фактически весь Юг Кыргызстана оказался в руках оппозиции, колонны оппозиционеров двинулись на Бишкек.

Тем временем власти страны продолжали игнорировать протесты и 20 марта в двух округах на севере страны состоялось «отложенное голосование». В Нарынском округе №33 не смотря на протесты И.Кадырбекова так и не восстановили. В результате голосования 20 марта победил К.Самаков, получив 47%, «против всех» проголосовали 44,3%. Для Нарынской области фигура Кадырбекова является «знаковой», он не только 2 срока избирался в парламент, но и провел закон о снижении пенсионного возраста для женщин в Нарынской области до 45 лет связи с тяжелыми условиями проживания[34]. В Чуйском избирательном округе № 59 за депутатский мандат от этого округа боролись депутат ЗС парламента прошлого созыва А.Керимкулов и предприниматель Р.Шаботоев. В результате голосования победил Айдарбек Керимкулов с 42,47%, «против всех» голосовало по официальным данным  23,1%, за Р.Шаботоева -33%.

Напряжение нарастало, в Бишкек прибывали недовольные с разных частей страны, да и на окраинах самого города хватало пребывающих в непонятном статусе переселенцев из других областей. Возмущение множества разрозненных групп стало давать кумулятивный эффект.

23 марта Акаев сменил министра внутренних дел, назначив и.о.министра Кенешбека Душебаева. Генпрокурор страны заявил  о том, что лидер оппозиции К.Бакиев подозревается в совершении тяжких государственных преступлений, в ответ Бакиев ужесточил требования и потребовал незамедлительной отставки Акаева. В от же день в  Оше состоялась сессия депутатов городского кенеша (совета). Ее участники отказали в доверии мэру Оша Сатыбалды Чырмашеву и избрали нового главу города. Им стал Мамасадык Бакиров, до этого занимавший пост вице-мэра Оша.

24 марта в г.Ош приземлился вертолет, на борту которого была правительственно-парламентская делегация из Бишкека, прибывшая для переговоров с оппозицией. Представители оппозиции выдвинули предварительные условия ведения переговоров с властями: немедленная отставка замруководителя президентской администрации Б.Джанузакова, начальника пограничных войск К.Садиева, официальное признание статусов руководителей Ошского и Джалал-Абадского народных советов. Одновременно утром в Бишкеке начались три митинга: в районе медицинского центра доктора Ж.Назаралиева, возле Ошского рынка и на площади возле парламента Киргизии. На митинге возле центра Назаралиева собралось около пяти тысяч человек, на нем выступили лидеры оппозиции Роза Отунбаева и Курманбек Бакиев. В 12.30 участники акции протеста по проспекту Чуй двинулись в сторону "Белого дома". Собралось примерно 5-7 тысяч человек. Около 11.50 закончилась пресс-конференция Алмаза Атамбаева, который сообщил, что сотрудникам правоохранительных органов было выдано оружие для применения против мирного населения. Также Атамбаев заявил, что в случае, если будет убит хотя бы один человек, весь акаевский режим будет отвечать перед законом и народом Кыргызстана. На митинге выступил и.о. министра внутренних дел К.Душебаев. Он пообещал, что правоохранительный органы не будут применять силу в отношении митингующих. Душебаев призвал сторонников оппозиции не брать штурмом и не разграблять правительственные здания. Число участников митинга постоянного увеличивалось. Дальнейшее является объектом множества спекуляций: около полвторого в ряды митингующих ворвались несколько десятков спортивного вида мужчин в белых кепках и с синими повязками затеяли драку. Накануне так же одетые люди принимали активное участие в разгоне небольшого митинга в центре Бишкека. Участники митинга ввязались в рукопашную, используя все подручные средства, нападавшие "кепочники" были отброшены и  убежали в сторону резиденции президента, сотрудники милиции их не задерживали. Затем на площади раздались первые выстрелы - в ответ на агрессию участников митинга спецназ открыл стрельбу холостыми патронами. Разъяренные демонстранты ринулись к бишкекскому Белому дому, где находятся резиденции президента и правительства страны. Полной неожиданностью стало, что охранявшая его милиция не оказала сопротивления и толпа ворвалась в здание. Некоторые из чиновников, не успевших убежать, были жестоко избиты. К этому моменту президент Акаев уже успел покинуть Белый дом, после чего исчез на несколько дней. Фактически власть, как уже было отмечено в самом начале статье, внезапно самоликвидировалась, в городе воцарился хаос, милиция разбежалась. Одновременно группа оппозиционеров направилась в пригород Бишкека, где в колонии отбывал срок заключения бывший вице-президент Кыргызтана Феликс Кулов. Через час Ф.Кулов уже выступал по кыргызскому государственному телевидению с обращением к нации. Поздравив с победой народной революции, он призвал кыргызов соблюдать спокойствие, не сводить счеты с противниками, а силовые структуры страны - не применять против мирных людей оружие. Одновременно под  контроль оппонентов Акаева перешла третья область Киргизии - Баткенская. Несколько тысяч противников президента страны Аскара Акаева захватили здание обладминистрации в Баткене на юго-западе республики.

Экстренно собравшийся парламент прежнего созыва избрал временным главой государства Ишенбая Кадырбекова, временное правительство возглавил К.Бакиев. На следующий день Бакиев одновременно стал и временным главой государства, Ф.Кулову было получено курировать силовые структуры и занять восстановлением порядка. Глава Конституционного суда Кыргызстана Чолпан Баекова заявила на заседании парламента, что Бакиев легитимно назначен и.о.президента и вправе издавать указы.

Ночь с 24 на 25 марта 2005 вошла в историю страны как «ночь мародеров» - после девяти вечера в никем не охраняемом городе начались грабежи. Причем грабили преимущественно магазины, принадлежавшие членам и фаворитам семьи бежавшего президента. Сценарий грабежей был примерно одинаков – к магазину подъезжал джип, из него выходили крепкие молодые люди, били стекла, после чего толпа, которой таким образом был дан сигнал, что «грабить можно», тащила все, что могла унести.

25 марта ИА "Кабар" распространило полученное по электронной почте заявление А.Акаева. В нем в частности было сказано: «В республике совершен антиконституционный государственный переворот. Кучка безответственных политических авантюристов и заговорщиков встала на криминальный путь захвата власти путем силовых акций. Неуправляемая и разрушительная волна анархии и погромов захлестнула столицу и многие регионы страны. Разбойные действия осуществляются экстремистами под лживыми революционными лозунгами и призывами. Слухи о моей отставке с поста Президента являются лживыми и злонамеренными… с самого начала возникновения беспорядков в южных районах страны я твердо заявил, что не встану на путь силовых акций против своего народа… Сотни миллионов людей во всем мире воочию убедились, что же из себя представляла действовавшая по наущению экстремистов масса одурманенных людей, которые по преступному приказу главарей штурмовали Белый дом, а потом занялись в городе погромами и поджогами… В создавшихся условиях я принял решение во избежание кровавых эксцессов временно покинуть страну. Это было сделано во имя гуманизма, во избежание кровопролития, предотвращения жертв… Являясь и на сегодня легитимным президентом Кыргызстана, я горд тем, что за четырнадцать с лишним лет своего президентства смог осуществить крупные демократические реформы, сохранить в обществе гражданский мир и согласие, шаг за шагом вел линию на улучшение жизни людей, преодоление бедности, сохранение в стране гражданского мира и согласия… Достигнутые мной в последнее время с большим трудом договоренности о реализации крупнейших общенациональных проектов в сфере гидроэнергетики, создания алюминиевого производства, железнодорожного строительства, развития туризма и др., потенциально способные дать работу десяткам тысяч людей, могут быть сорваны. Демократически и экономически рухнувшая страна может оказаться изгоем в международном сообществе".

В  тот же день Председатель Верховного суда Курманбек Осмонов заявил, что суд единогласно принял решение об отмене регистрации нового состава парламента. "Таким образом, мандат полномочий возвращен двухпалатному парламенту Киргизии, сроки полномочий которого по Конституции истекают 14 апреля", - сказал Осмонов, выступая на внеочередном заседании парламента прежнего созыва. Он уточнил, что "речь не шла об отмене результатов выборов по одномандатным округам". "Признаюсь честно, что это было и политическое, и правовое решение", - отметил Осмонов. Таким образом, смена власти в стране была фактически узаконена юридически.

Как уже отмечалось, у неожиданно пришедшей к власти оппозиции, состоявшей из различных групп, первоначально не было четкого понимания, что делать дальше. Их общим интересом было избавление от режима Акаева, но во всем остальном их интересы существенно отличалась[35]. Южанин К.Бакиев, ставший и.о. президента, хотел как можно быстрее провести президентские выборы и легитимизировать себя в качестве  полноценного главы государства. Имел президентские амбиции и северянин Ф.Кулов, но ему было выгодно как можно дольше откладывать проведение президентских выборов, так как ему было крайне важно законным путем добиться своей реабилитации по тем уголовным делам, по которым он был осужден при А.Акаеве. Традиционное противостояние северян и южан со сменой власти приобрело новые формы. Под угрозой прихода к власти южан многие северяне среди бывших сторонников А.Акаева стали переходить на сторону Ф.Кулова. Необходимость консолидации интересов «северян» понимали и сами уроженцы Севера Ф.Кулов и Р.Отунбаева, это выразилось в частности в резкой смене их отношения к тому новоизбранному 27 февраля и 13 марта парламенту, который они первоначально называли нелегитимным (в этом парламенте позиции северян были существенно сильнее, чем в старом). Это было одним из мотивов того, что вскоре между новой исполнительной властью и новым парламентом был достигнут компромисс. Другим мотивом было то, что в составе нового парламента оказалось слишком много влиятельных людей, ссориться с которыми новая власть, не имеющая пока эффективных силовых структур не могла себе позволить (фактически любой крупный бизнес в стране предполагает наличие некоего хорошо выстроенного «околовооруженного» блока поддержки). Бакиев и Кулов признали новый парламент, а новый парламент 28 марта подтвердил избрание К.Бакиева премьер-министром. Ф.Кулов пригрозил арестом всем, кто будет мешать работе нового парламента[36]. Показательно, что спикером нового парламента стал О.Текебаев, которого Ф.Кулов поддержал на президентских выборах 2000 года (интересно, что всего за неделю до событий 24-25 марта О.Текебаев назвал более молодого К.Бакиева «мальчишкой»).  Такое изменение позиций новых лидеров страны приняли не все. Так видный деятель оппозиции Болот Шамшиев заявил в интервью российскому «Коммерсанту»: «Не может быть! Не могли они отказаться от своего основного требования распустить этот новый, купленный парламент. Туда же избрались одни коррупционеры!... Если они и правда его признали, то и впрямь можно говорить, что никакая это не революция, а государственный переворот» [37]. А  бывший депутат Жогорку Кенеша, и.о. вице-премьера  Адахан Мадумаров, член политсовета возглавляемого Р.Отунбаевой движения "Ата-Журт" ("Отечество") стал одним из основателей комитета "27 марта", назвавшего новых лидеров предателями потому, что они признали избранный при Акаеве с многочисленными нарушениями парламент.

Различным был и подход Кулова и Бакиева и к тому, что делать с бывшим президентом Акаевым. По конституции страны досрочные выборы президента могли быть проведены только в случае отставки президента по заявлению, сделанному на заседании Жогорку кенеша  (чего явно не было), отрешения от должности в порядке, предусмотренном конституцией, при невозможности осуществления полномочий по болезни или смерти. Эта явная коллизия была использована Ф.Куловым с целью затянуть проведение выборов. Первоначально «старый» парламент назначил проведение досрочных выборов президента республики на 26 июня 2005 года. Однако после того как Центральная избирательная комиссия подтвердила легитимность парламента, избранного 13 марта 2005 года, предыдущий состав двухпалатного парламента был признан завершившим свой срок работы. Вслед за этим спикер нового парламента О. Текебаев заявил, что решение о проведении досрочных президентских 26 июня незаконно, так как противоречит конституции.

Вначале Ф.Кулов заявил, что Акаев может вернуться в страну и ему будет гарантирована безопасность (тем самым Акаеву могла бы быть предоставлена возможность уйти в отставку согласно конституции на заседании Жогорку кенеша), однако несколько часов спустя и.о. президента К.Бакиев заявил, что возвращаться беглому президенту не следует, так как «его разорвет толпа». Часть депутатов требовала отрешить президента от должности и судить его. Был избран компромиссный вариант. После серии телефонных переговоров  3 апреля в Москве А.Акаев после переговоров с председателем Жогорку Кенеш О.Текебаевым подписал протокол о намерении сложить полномочия. Накануне этих переговоров председатель Конституционного суда  Ч.Баекова заявила, что Акаев уже не может считаться президентом, так как его бегство из страны как таковое можно расценивать как добровольное сложение полномочий[38]. После того, как парламент утвердил заявление президента, президентские выборы были наконец назначены на 10 июля 2005 года.

11 апреля парламент создал комиссию по расследованию обстоятельств событий 24-25 марта, было также решено провести конституционную реформу, предусматривающую сокращение полномочий президента, усиление полномочий парламента и самостоятельность правительства.

После того как новый парламент был-таки легитимизирован, в его составе начались постепенные изменения через «точечный» пересмотр результатов по отдельным округам.

Сначала прошло переголосование на отдельных участках Карасууского округа №41[39] и Алайского округа №44, избранными депутатами были признаны Арапбай Толонов и бывший министр финансов Марат Султанов.

Затем в начале мая предполагалось провести переголосование по 15 участкам Бакайатинского округа №55 Таласской области, где весной баллотировались Равшан Жээнбеков и Жусуп Иманалиев, но оно не состоялось из-за беспорядков[40].

В июне состоялись новые выборы по Тонскому округу №75 Иссык-кульской области (там голосование 27 февраля и 14 марта вообще не проводилось) и Кочкорскому округу №34 Нарынской области (где избиратели ранее проголосовали «против всех», после того как в округе оставили единственного кандидата – бывшего руководителя советской Киргизии Т.Усубалиева). Первый тур голосования в Кочкорском округе проходил 5 июня, по результатам которого никто из 7 баллотировавшихся кандидатов не был избран, наибольшее число голосов получили кандидаты Н.Жапаров  и Р.Ирсалиев. 19 июня 2005 года в результате второго тура довыборов в этом округе победил бизнесмен Рахатбек Ирсалиев  с 60,4%, его оппонент кандидат Нурлан Жапаров (брат ставшего после революции министром финансов А.Жапарова) набрал 38,5 %. В Тонском округе №75 депутатом был избран Арсланбек Малиев, которого отстранили от весенних выборов.

На 31 июля было назначено повторное голосование на 3 участках Куршабского округа №39 (Узгенский район Ошской области) и 2 участкам Курулушского избирательного округа №11 (Бишкек).

Первоначально после второго тура 14 марта было объявлено об избрании депутатом от Курулушского избирательного округа Бишкека редактора газеты «Вечерний Бишкек» (именно эта принадлежавшая зятю президента А.Тойгонбаеву газета была главным печатным рупором проакаевских кандидатов и активно публиковала компромат на оппозицию) Ольги Безбородовой. Законность ее избрания оспаривал другой кандидат - Кабай Карабеков, представлявший интересы Курулушского округа в прошлом парламенте.

В Куршабском же избирательном округе баллотировался один из лидеров оппозиции, после «тюльпановой революции» и. о. вице-премьер-министра Адахан Мадумаров. Он уверенно выиграл в первом туре. Но во втором по первоначальным данным своему ближайшему конкуренту М.Орозбаеву, после чего, как уже отмечалось, началась неразбериха с определением победителя и Верховный Суд постановил провести переголосование на спорных участках.

В результате переголосования 31 июля в обоих округах депутатами вместо проакаевских Безбородовой и Орозбаева стали бывшие оппозиционеры Карабеков и Мадумаров.

И если переголосование на избирательных участках №№ 1204 и 1206 по Курулушскому избирательному округу № 11, приведшее к победе Кабая Карабекова, прошло спокойно (после этого постановлением ЦИКа ранее признанная избранной депутатом О.Безбородова была лишена депутатских полномочий), то в Куршабском округе переголосование прошло со скандалом.  У Адахана Мадумарова сразу не заладились отношения  с окружной комиссией Куршабского округа №39. Началось с того, что 25 июля окружная избирательная комиссия приняла решение об отмене регистрации А.Мадумарова, ссылаясь на то, что кандидат находится на государственной службе и не отстранен от занимаемой должности, что противоречит Кодексу о выборах. Данное постановление окружкома было отменено решением ЦИК Кыргызстана 26 июля и этим же решением он был восстановлен как кандидат.  Однако после переголосования 31 июля окружная комиссия отказалась признавать А.Мадумарова избранным. На заседании ЦИК 2 августа был заслушан отчет членов комиссии об итогах их поездки в Куршабский избирательный округ. По их мнению в целом повторное голосование на избирательных участках №№ 58, 59 и 62 прошло в соответствии с нормами Кодекса о выборах, а допущенные нарушения не смогут служить основанием для признания итогов голосования недействительными. ЦИК отменила постановление окружной избирательной комиссии и признала избрание депутатом А.Мадумарова. 3 августа бывший кандидат в депутаты соперник Мадумарова Мамат Орозбаев заявил о нарушениях в ходе повторных выборов по Куршабскому округу и заявил о своем намерении подать в суд иск с требованием признать выборы по округу недействительными.  По словам М. Орозбаева, «явка на избирательные участки 31 июля составила 2 тыс. 400 избирателей, в то время как явка избирателей на президентских выборах на 3 этих участках составила более 8 тыс. избирателей».  Также М. Орозбаев считает, что в день повторных выборов 31 июля на трех избирательных участках данного округа наблюдался административный нажим со стороны Мадумарова.    «Адахан Мадумаров для равноправного участия на выборах должен был снять с себя полномочия и.о. вице-премьер-министра КР, председателя комитета по подготовке инаугурации Курманбека Бакиева. Однако он это не сделал и нарушил Кодекс о выборах. Он воспользовался своим влиянием в ходе подготовки выборов», - сказал М.Орозбаев.  М. Орозбаев рассказал, что в ходе подготовки голосования, около 20-30 милиционеров стояли на каждом участке, где проверяли паспорта каждого избирателя.  “Известно, что многие улицы были переименованы и в паспорте оставалась прописка по прежнему названию улицы и это стало причиной, по которой людям не давали возможности проголосовать», - пояснил М. Орозбаев.  

Были пересмотрены и итоги выборов в Университетском избирательном округе №1, где первоначально депутатом была признана дочь экс-президента Бермет Акаева. 16 мая ЦИК решил признать избрание Бермет Акаевой депутатом Жогорку Кенеша по Университетскому округу № 1 недействительным в связи с многочисленными нарушениями. 13 июня Первомайский райсуд г. Бишкек отказался удовлетворить заявление А.Акаевой о восстановлении ее депутатских полномочий, а 30 июня это решение подтвердил Верховный суд. Новые выборы по Университетскому округу были назначены на 18 сентября и Б.Акаева уже не имела права принять в них участие[41]. В итоге голосования 18 сентября во второй тур вышли главный соперник Бермет Акаевой на весенних выборах журналист Болотбек Марипов (39,96%) и депутат Жогорку Кенеш III созыва Эркин Булекбаев (31,44 %).

По иным причинам освободилось место еще двух округах – так как 10 июня был убит депутат Дж.Сурабалдиев (Тундукский округ №8), а депутат А.Бекназаров, бывший оппозиционер, сложил полномочия в связи с назначением генеральным прокурором страны (Аксыйский округ №20).

Одновременно с борьбой за постепенный пересмотр итогов выборов парламента страны в феврале-марте 2005 активная борьба продолжалась и по поводу того, что несмотря на события 24-25 марта, продолжил свою деятельность сформированный при А.Акаеве состав Верховного суда. Неоднократно проходили митинги и пикеты с требованием отставки председателя Верховного суда К.Осмонова. 22 апреля Верховный суд Киргизии прекратил свою работу после того, как в него проникли около 80 человек, требующие отставки Осмонова. Участники протестной акции утверждали, что они являются сторонниками проигравших парламентские выборы по решению судов кандидатов в депутаты. Они расположились на этажах, где и находились почти 45 дней, пока представители т.н. «народного ополчения» силой не выдворили их на улицу. И только в июне Верховный суд возобновил работу.  При этом сам Осмонов первоначально подал заявление об отставке, но затем забрал его обратно, в итоге парламент отставку Верховного суда принимать не стал. По мнению противников Осмонова то, что он передумал уходить в отставку, «уже не имеет значения», т.е. парламент может рассмотреть его прошение об отставке. По их мнению, после инаугурации Бакиева, новый президент страны примет политическое решение по Верховному Суду. Согласно действующей конституции Председатель Верховного Суда может быть снят с должности на заседании депутатов парламента 2/3 голосами.

Таким образом парламентские выборы 27 февраля и 13 марта и стремление администрации Акаева любыми средствами сохранить власть и провести в депутаты лояльных людей в сочетании с тяжелейшей социально-экономической обстановкой и  резким ростом протестных настроений привели к событиям 24-25 марта. Результатом стал приход к власти своеобразного симбиоза различных оппозиционных групп с частью сил, ранее считавшихся лояльными режиму Акаева. Переход исполнительной власти к бывшим лидерам оппозиции сочетался с сохранением за прежней государственно-административной элитой многих важных государственных постов. В частности, несмотря на частичный пересмотр итогов выборов депутатов Жогорку Кенеша по наиболее скандальным случаям, подавляющее большинство избранных 27 февраля и 13 марта депутатов сохранили свои полномочия.

Это подчеркивает, что режим Акаева в конце своего правления фактически не имел реальной поддержки даже среди многих своих номинальных сторонников. Наряду с ростом открытых оппозиционных настроений существовала объективная всеобщая усталость от режима Акаева как среди элиты, так и населения в целом. Режим полностью утратил к этому времени авторитет и доверие и обладал властью скорее по инерции, был не состоянии мобилизовать в свою защиту сколь-нибудь значимые общественные силы.

Некоторые (в основном те, кто консультировал политически обанкротившегося президента), смешивая правду и ложь,  все списывают на профнепригодность самой команды Акаева (мы дескать работали хорошо, клиент был никакой) и одновременно сознательно придумывают могущественных врагов, якобы все это искусно организовавших, чтобы собственное поражение выглядело, скажем так, «поприличней». Хотя, как показывает анализ кыргызских событий, политтехнологи-авантюристы (для которых «черный пиар» и применение админресурса не редкая необходимость, а постоянная потребность самовыражения) внесли свой немалый вклад, чтобы кыргызский режим обрушился. Можно выделить три главных мифа о кыргызских событиях, которые так любят наши политтехнологи, работавшие на акаевский режим.

Миф 1. Государственный переворот в стране организовала «наркомафия»

Суть мифа такова – Кыргызстан один из центров центральноазиатского наркотрафика, хорошо известно, что через юг страны проходит наркотрафик из Афганистана и Таджикистана. У Акаева первоначально все с лидерами наркомафии было дескать хорошо, но под парламентские выборы президент, увидев, что ему удалось сохранить большинство среди депутатов, решил увеличить «откаты» от наркобаронов, те возмутились и устроили переворот. Называются даже фамилии этих наркобаронов. На севере это был, дескать, известный доктор-нарколог Ж.Назаралиев, а на юге депутат парламента крупный бизнесмен Баяман Эркинбаев.

Несомненно, что условный «фактор криминала» в Кыргызстане очень важен (экономика страны в последние годы имела преимущественно теневой характер), но не до такой степени, чтобы стать детерминантой всего политического развития страны. Он напрямую связан с той крайней нищетой в первую очередь сельского населения, которая существует в Кыргызстане. Однако говорить какой-то реально правящей страной «наркозакулисе» также смешно и нелепо, как говорить о «мировом политическом заговоре» или «протоколах сионских мудрецов». История по Назаралиева просто нелепа (что про врача-нарколога правда, так это его действительно крайнее тщеславие и обидчивость, известно, что он был лично обижен на Акаева за проявляемое по отношению к нему, как ему казалось, неуважение), а что касается Эркинбаева, то про его криминальные связи действительно ходило много слухов, но в данном случае скорее нужно говорить о коррупции (сращивании власти и капитала), чем о мифической наркомафии.

Элемент правды состоит в том, что в условиях кланового общества и доминирования неформальных систем коммуникации при общей слабости власти и насквозь коррумпированных и недееспособных силовых структурах, единственным реальным способом защиты бизнеса была опора на собственные околовоенизированные формирования. Соответственно переход или выталкивание в оппозицию для любого политика и бизнесмена означало мобилизацию всех имеющихся возможностей. В том числе и этих неформальных «групп поддержки».

 Устраивая экономико-политический передел в интересах Семьи и разрушая систему межкланового баланса, президент сам играл с огнем. Количество обиженных перешло в качество протеста, а так как вытолкнутые в оппозицию фигуры действительно обладали мощной опорой и могли быстро мобилизовать своих сторонников, кроме того, «горючего материала» в виде населяющих окраины Бишкека нищих переселенцев из сельских районов было более чем достаточно, то результат не заставил себя долго ждать.

Скорее нужно говорить не о том, что криминал устроил революцию 24-25 марта, а о том, что он был одной из сил, сыгравшей на дестабилизацию положения и в этом смысле внес свою лепту в смену власти в стране. Одного же желания криминала сменить власть было явно недостаточно – показательно, как уже после событий 24-25 марта попытки вновь инсценировать беспорядки и продолжать «ловить рыбку в мутной воде» уже при совершенно иных общественных настроениях встретили явное и четкое сопротивление новой власти, послужив одним из катализаторов процесса политического объединения К.Бакиева и Ф.Кулова, так как рост нестабильности в стране являлся непосредственной угрозой обоим.

Данный миф является, видимо, прямым результатом пиар-наработок президентских политтехнологов по демонизации оппозиции в ходе прошедшей избирательной кампании. Тогда  темой «оппозиции на службе наркомафии» «мочили» политических оппонентов, теперь в тех же терминах объясняют революцию. Так о том, что во власть идет наркомафия публично заявлял в ходе избирательной кампании к примеру ответственный партии секретарь “Алга, Кыргызстан!” Мелис Джунушалиев. Более того, заявлялось, что «наркомафия тесно  сотрудничает с религиозными радикалами и их интересы в определенной степени совпадают, особенно в плане дестабилизации общественно-политической ситуации в стране”.

Миф 2. Помощь Запада. Суть мифа очевидна. События в Кыргызстане – результат «экспорта революций» и работы коварных американцев.

Роль внешнего фактора в кыргызских событиях 2005 года (как впрочем, и в  других «цветных революциях» 2004-2005 годов) не стоит не недооценивать, не переоценивать. С одной стороны, действительно в Кыргызстане реализуется множество различных программ, связанных с различными западными институтами и фондами (NDI, IRI, USAID, Фонд Сороса и т.д.). С другой – говорить о том, что американцы организовывали какие-то «школы революционеров» и правительство Акаева было «антизападным» смешно. Политика на максимальное привлечение в страну различных западных грантодателей сознательно реализовывалась и инициировалась самим А.Акаевым, так как в самом Кыргызстане не было, нет и в ближайшее время не будет денег не только на образовательные программы, но даже на нормальное оснащение органов власти. Именно при А.Акаеве в Кыргызстане была открыта первая американская военная база на территории СНГ, открылся американский университет, львиная доля расходов связанных с организацией и проведением избирательной кампании в 2005 также была профинансирована различными западными фондами. Когда бывший глава ЦИК С.Иманбаев, организовывавший кампанию на американские в том числе деньги, говорил о том, США и американский посол лезут не в свои дела, то это было просто смешно. Акаевский Кыргызстан уже был абсолютно зависим от международной финансовой помощи. Внешний долг Кыргызстана по разным подсчетам составляет от 1,4 до 1,75 миллиарда долларов, достигая 90% валового внутреннего продукта. Сначала власти Кыргызстана набрали внешней помощи столько, сколько смогли, а затем на выборах стали говорить о том, что Запад помогает оппозиции. Очевидно, что никакой иной цели, кроме как такими разговорами дискредитировать оппозицию, не было. 

Дополнительно дестабилизировать ситуацию и разрушать то, во что уже вложено немало денег, представителям пресловутого Запада не было никакого резона. Кроме того, создавать новый очаг напряженности во взрывоопасном центральноазиатском регионе США не было никакого смысла. Действительно, и американское посольство, и ОБСЕ пытались влиять на ситуацию в Кыргызстане, но влиять в смысле заставить власть и оппозицию достичь компромисса, более всего они были заинтересованы в мирной передаче власти и сохранении контроля за ситуацией. И поведение миссии ОБСЕ, представителей иных структур однозначно говорит о том, что они до последнего пытались удержать оппозицию от крайних мер.

Таким образом, организации революции в том смысле, как это понимают большинство политтехнологов и чиновников не было. Но были реализованы стратегии постепенной смены типа политической культуры, мягкой подготовки новой элиты и замены прежней власти. Несомненно, что различные «западные» фонды содействовали развитию в Кыргызстане институтов гражданского общества, поддерживали оппозиционные партии и иные общественные организации в течение довольно длительного периода, обучали их технологиям гражданского действия и т.п. Но события 24-25 марта произошли не поэтому, а потому, что прежняя власть утратила чувство политической реальности. Несомненно, что в истории  всегда важен и субъективный фактор, но без объективных оснований и влияния множества других факторов он не способен перевернуть маховик истории. Несомненно, что где-то эта помощь «из-за бугра» может помочь, положить дополнительные ресурсы на одну из чаш весов, но если эта чаша пустая, то это не поможет. Если правительство популярно и у большинства населения не возникает ощущения полной безнадежности возникшей системы, отсутствия в ее рамках каких-либо личных перспектив, то никакая помощь ниоткуда не может свергнуть этот режим.

Миф 3. События в Кыргызстане организовали исламские радикалы (пресловутая "Хизб ут Тахрир" и т.д.).

Этот миф при всей своей абсурдности для любого, кто был в Кыргызстане, и явном противоречии с мифом о том же коварном Западе, очень удобен различным «профессиональным борцам с терроризмом», для которых это дополнительный повод требовать еще больших денег на нужны безопасности, отвлекать общество от реальных проблем  и своего непрофессионализма в иных областях, минимизировать гражданские свободы «во имя высшей ценности – жизни человека» и таким образом пытаться по возможности долго сохранять свое пребывание у власти, мотивируя это «чрезвычайными условиями». Так этим мифом, к примеру, недавно пытались оправдать кровавые события в узбекском Андижане (Узбекистан – страна еще более нищая и патриархальная, чем Кыргызстан).

Как уже отмечалось, все три мифа нашли свое самое прямое отражение в предвыборной кампании  самих акаевских кандидатов перед теми самыми выборами 27 февраля и 13 марта. Проще говоря, тем же, что «наваяли» тогда, демонизируя оппозицию (и предполагая тем самым мобилизовать население вокруг сторонников Акаева – если не за Акаева, то тогда придет наркомафия, исламисты и коварный Запад одновременно), теперь объясняют все происшедшее, добавляя лишь что и сам Акаев ничего не мог организовать. Именно эти мифы, абсурдные и донельзя раздражающие тех, кто живет в самой стране, и довели во многом ситуацию «до белого каления». Кыргызстан страна небольшая, клановая, где огромное значение имеют родственные отношения и «все друг про друга все знают»,  и когда заведомо говорится и пишется ахинея, то ничего кроме раздражения и дополнительной политизации населения (причем именно в протестном отношении) это не вызывает. Хотя казалось бы учет «страновой специфики» при проведении избирательных кампаний – это азы политологии. Но привычка как говорится, «вторая натура».

Подобные манипулятивные технологии информационных войн работают в российском атомизированном городском обществе, где люди не знают соседей по лестничной клетке и поэтому могут верить всему. Но в условиях патриархально-клановой культуры, доминирования неформальных каналов коммуникации над формальными, подобные пиар-бредни не могли иметь иного эффекта помимо раздражения населения и дополнительной утраты доверия к этим самым формальным каналам.

 

Избирательная кампания по выборам президента 10 июля 2005 года.

 

Непосредственным следствием вынужденной отставки президента А.Акаева стало проведение 10 июля 2005 в Кыргызстане досрочных президентских выборов. Это были третьи прямые конкурентные  президентские выборы в истории страны (после 1995 и 2000; в 1991 А.Акаев избирался на всенародных выборах безальтернативно).

И несмотря на все имевшиеся на них проблемы (страна и доминирующие в ней методы поведения политических игроков не могут измениться сиеминутно), это были, пожалуй,  самые свободные и демократичные выборы со времен обретения независимости Кыргызстана. Крах режима Акаева и наступление «смутного времени» между первым и вторым президентством в стране сопровождалось настоящим ренессансом свободы слова – потоком хлынули материалы про различные проблемы и нарушения в стране, злоупотребления клана Акаева и т.д. С одной стороны, новая власть была слаба, а с другой, это создавало максимально благоприятную среду для роста общественной активности и расширения нормального гражданского диалога.

Как уже отмечено,  решения новой кыргызской власти после событий 24-25 марта были часто взаимно противоречивыми и непоследовательными, переговоры и выработка  единых политических платформ шли уже в ходе избирательной кампании, а это означало, что фактически никаких возможностей до выборов изменить сложившуюся еще при А.Акаеве законодательную базу легитимным путем (который провозглашался как высшая ценность и был крайне важен для международного признания нового руководства страны) не было.

Помимо того, что новая власть признала легитимным тот парламент, против избрания которого активно противостояла, сохранила фактически тот же состав республиканской избирательной комиссии, который обвиняла в фальсификациях, был сохранен и тот избирательный  кодекс, отдельные положении которого вызывали столько замечаний. В частности активно применявшаяся А.Акаевым для манипуляций на прошлых президентских выборах статья о том, что кандидаты в президенты должны сдавать специальной комиссии экзамен на знание государственного языка (именно отказ Ф.Кулова сдавать данный экзамен и привел к его неучастию в президентских выборах 2000). Единственное, что было изменено, это время голосования (решение об этом парламент принял 30 июня) – так как выборы впервые проходили летом, когда в стране царит жара и особенно в сельской местности многие жители отправляются со своим скотом на удаленные пастбища (иногда 100-200 км от своего аула), то явка на выборы вызывала наибольшие опасения. С этой целью время голосования было увеличено – участки открылись не в 8-00 как раньше, а в 7-00, и закрылись в 21-00.

На выборах применялся «Кодекс о выборах в Кыргызской Республике» (в редакции от 22 ноября 1999 года с изменениями от 15.12.1999, 17,07., 25.07. и 4.10.2000, 14.10.2001, 24.01., 30.04., 22.10., 25.10., 18.12., 23.12., 29.12.2004, 6.01., 26.01. и 30.06. 2005 года)[42]. По многим своим положениям данный кодекс очень напоминает российское избирательное законодательство, за исключением ряда отличий. Согласно статье 11 система избирательных комиссий жестко иерархизирована. В частности областные, Бишкекская и Ошская городские избирательные комиссии по кодексу являются государственными органами и назначаются решениями Центризбиркома страны в составе председателя, секретаря и не менее 7 членов на срок полномочий 5 лет[43]. Освобожденными должностными лицами областных и окружных избиркомов являются  только председатели комиссий. В свою очередь областные комиссии назначают городские, районные, окружные комиссии по выборам депутатов областных кенешей, городские и районные комиссии назначают участковые комиссии. При этом оговорено, что формирование избирательных комиссий осуществляется по представлению соответствующих местных кенешей на основе предложений политических партий, общественных объединений, собраний избирателей.

От политических партий может назначаться до 1/3 состава комиссий, при этом согласно Кодексу о выборах, назначаться они должны без процедуры избрания, а в случае если число претендентов от политических партий в ту или иную комиссию превышает 1/3 от ее состава, вопрос должен решаться путем жеребьевки. В каждой комиссии может быть не более 1 представителя от одной политической партии. Аналогичным образом предусмотрено квота в 1/3 членов комиссий для общественных организаций и ее заполнение. Отдельно оговорено, что государственные и муниципальные служащие не могут составлять более 1/3 состава членов комиссий. Однако по тому же кодексу все данные положения могут не применяться на участках расположенных вне городов, в местах временного пребывания избирателей (больницы, санатории, воинские части и т.д.), труднодоступных местностях, при голосовании за пределами страны. Зарегистрированные же кандидаты могут назначить в каждую комиссию, как и в России, по одному члену с совещательным голосом.

Регистрация кандидата может быть отменена избирательной комиссией или судом в случае сокрытия ими сведений о своей не снятой или непогашенной судимости, вступления в силу обвинительного приговора суда или сокрытия факта гражданства иного государства. Не менее чем за 5 дней до дня голосования кандидат также может быть отстранен от выборов за использование финансовых средств помимо своего избирательного фонда или превышение расходования из своего избирательного фонда в размере более 0,5% предельной суммы расходов, за использование преимуществ своего должностного или служебного положения, непосредственной причастности к нарушению правил ведения предвыборной агитации, за совершение или причастность к совершению подкупа избирателей его близкими родственниками, доверенными лицами или уполномоченными представителями, нарушения правил регистрации. При этом пункт 3 статьи 56 Кодекса гласит, что если обстоятельства, влекущие отмену регистрации кандидата, стали известны после выборов и касаются лица, в результате выборов избранного, то решение о результатах выборов может быть отменено.

Что касается процедуры голосования, то по статье 17 Кодекса от каждого кандидата, политической партии, избирательного блока на избирательном участке вправе присутствовать в одно и тоже время не более одного представителя (наблюдателя, либо доверенного лица, либо уполномоченного представителя), а на повторном голосовании – не более двух представителей. Запрещается присутствие на избирательных участках должностных лиц органов государственной власти и местного самоуправления, а также сотрудников правоохранительных органов. Наблюдателями не могут быть депутаты местных кенешей, должностные лица органов госвласти и органов МСУ, члены избирательных комиссий.

Статья 22 обязывает участковые комиссии не позднее чем за 25 дней до выборов представить для всеобщего обозрения и дополнительного уточнения списки избирателей в алфавитном порядке. Каждый гражданин имеет право заявить о любой ошибке и неточности в списке избирателей, а комиссия обязана в течение 24 часов, а в день обращения в течение 2 часов с момента обращения, но не позднее 2 часов до окончания голосования проверить заявление и либо удовлетворить его, либо дать заявителю письменный ответ с изложением мотивов отклонения. Также как и в России в день голосования на участках ведется дополнительный список избирателей, схожим образом проводится процедура голосования на дому. За 9-1 день до дня голосования избиратель может проголосовать досрочно в помещении ТИК или ОИК, а за 15-1 день в помещение УИК получить открепительное удостоверение.

Документами, удостоверяющими личность избирателя, в Кыргызстане считаются не только паспорт, но и удостоверение офицера, военнослужащего срочной службы, справка установленного образца, выданная органами внутренних дел, пенсионное удостоверение, удостоверение водителя (хотя в последних нет даже даты рождения и сведений о месте жительства)[44]. В этом отношении в кыргызском Кодексе о выборах имеется явная нестыковка, когда избиратель голосуя по пенсионному удостоверению, водительским правам и т.д., не обязан доказывать факт своей прописки в отличие от избирателя, который голосует по паспорту. На избирательных участках в  населенных пунктах с численностью не более 500 избирателей, избиратель вправе голосовать без предъявления документа, удостоверяющего личность, при наличии его в списке избирателей и подтверждении факта его проживания на территории данного избирательного участка не менее двумя членами участковой избирательной комиссии и разрешения председателя УИК.

В день голосования согласно статье 40 Кодекса за час до открытия участка комиссия должна путем жеребьевки распределить обязанности между членами комиссии – кто выдает бюллетени, кто ведет регистрацию, кто проверяет маркировку, кто организует голосование на дому. Председатель и секретарь в жеребьевке не участвуют и бюллетеней не выдают.

Выдвижение кандидатов  на должность Президента Кыргызской Республики    началось  со дня  назначения выборов и завершилось 26 мая.  Всего было выдвинуто 22  кандидата. Заявления о  согласии и намерении баллотироваться в ЦИК подало 19 человек, затем пятеро (промышленник Алмазбек Атамбаев, Б.Эркинбаев, Ж.Назаралиев, Ф.Кулов, Д.Сарыгулов) отозвали свои заявления. Предварительно заявляли о  своем желании баллотироваться, но все же официально не были выдвинуты  и.о.министра транспорта, и.о. президента 24-25 марта Ишенбай Кадырбеков, бывший вице-премьер, лидер партии «Моя страна» Джоомарт Оторбаев, и.о. вице-премьера Адахан Мадумаров .

До сдачи  документов на регистрацию все кандидаты должны были пройти проверку владения   государственным языком,  собрать не менее 50 тысяч подписей (при этом на одну область, города Ош и Бишкек должно приходиться не менее 3% от требуемого общего числа подписей),  заплатить избирательный залог в сумме 100 тысяч сомов (1 доллар США по применяющемуся на территории страны курсу равен примерно 40 сом, т.е. залог был равен примерно 2,5 тысяч долларов США)[45]

С 14 мая 2005г.  начались экзамены по государственному языку. Для проверки владения государственным языком  ЦИК была создана  Комиссия по языку, состав  Комиссии по языку  был  утвержден постановлением  Жогорку Кенеша.  Заседания Комиссии по языку проходили  по субботам 14, 21, 24 мая и  4 июня  с 10  часов. Согласно Кодексу о выборах проверка включала  в себя письменное изложение кандидатом своей предвыборной программы объемом не более  трех страниц, устное выступление в течение 15 минут с изложением основных положений программы и чтение печатного текста объемом не более трех страниц. Кандидаты  выполняли эти требования при прямой трансляции  в эфире Национальным телевидением заседаний  Комиссии по языку. Результаты подводились путем открытого обсуждения и голосования.

Проверку на знание государственного языка   прошли   13 кандидатов: А.Айтикеев, К.Бакиев, У.Барыктабасов,  Т.Бакир уулу, К.Душебаев,  Ж.Жекшеев,  Г.Ибрагимова, Ж.Назаралиев,  Н.Нышанов, А.Сатыбаев,  Д.Омуркулова, Т.Уметалиева, Ж.Шарипов.  Из них 12 кандидатов – успешно, то есть все, кроме известного врача-нарколога Ж.Назаралиева. При голосовании по определению знания государственного языка кандидатом Ж.Назаралиевым мнения 8 членов комиссии, присутствовавших на заседании (комиссия состоит из 9 человек, но один из них отсутствовал), разделились поровну. В связи с этим комиссия провела совещание, на котором было принято решение провести повторное заседании по проверке владения государственным языком кандидатом Ж.Назаралиевым. Однако до повторной сдачи экзамена Назаралиевым дело не дошло – к этому времени (12 мая) был заключен публичный политический альянс К.Бакиева и Ф.Кулова, согласившегося снять кандидатуру в пользу К.Бакиева, после чего исход выборов стал фактически ясен и кандидаты стали один за другим снимать свои кандидатуры. Также поступил и Ж.Назаралиев, который снял свою кандидатуру в пользу альянса Бакиева-Кулова. Он, пояснил, что изначально выдвигал свою кандидатуру, чтобы уравновесить кандидатуры южанина Бакиева и северянина Кулова и не допустить раскола страны по региональному признаку. Почти одновременно появилось и скандальное заявление нового руководителя ЦИК Киргизии Т.Абдраимова о том, что бывший кандидат в президенты Ж. Назаралиев пытался удушить его галстуком. Как заявил глава Центризбиркома,  вечером крайне возбужденный доктор пришел в его рабочий кабинет. "Он (Назаралиев) стал плеваться, а затем набросился на меня и пытался удушить галстуком, - сказал Абдраимов. - Говорят, у него черный пояс по каратэ, а у меня пояс колхозный. Когда я его оттолкнул, он зашел головой в шкаф". На пресс-конференцию руководитель ЦИК Киргизии пришел без галстука и сообщил журналистам, что теперь опасается его носить. По заявлению Абдраимова, Назаралиев обвиняет его в том, что нарколог не сдал государственный экзамен по государственному языку, кроме того, доктор считает, что Абдраимов виновен также в том, что ему не возвращают избирательный залог – 100 тыс. сом

Именно соглашение от 12 мая между Ф.Куловым и К.Бакиевым по сути и решило исход кампании.  Согласно данному Соглашению, в случае победы на президентских выборах К.Бакиева он должен был добиваться, чтобы парламент одобрил кандидатуру Кулова на пост премьер-министра. “Это не юридический, а именно политический документ. Конечно, слово политика ничего не стоит, но я дал слово мужчины”, - отметил и.о. президента. Политическая общественность Кыргызстана в целом положительно отнеслась к объединению двух основных кандидатов. Лидер Социал-демократической партии Кыргызстана Алмаз Атамбаев на 7-м съезде партии 14 мая 2005 года, выступая с докладом о сложившейся политической ситуации в стране, заявил, что тандем принесет стабильность в страну. “Решение о создании тандема “Бакиев - Кулов” считаю самым правильным. Для обеспечения успеха этого тандема я снимаю свою кандидатуру с предвыборных гонок. Для меня важно сейчас не кресло, а мир в стране”, - сказал Алмаз Атамбаев. Как отмечено выше 16 мая также поступил Ж.Назаралиев. Данный союз одобрили и иные политические партии (Партия справедливости и прогресса М.Иманалиева,  компартия И.Масалиева и т.д.).

К 6 июня – последний срок  подачи документов  для регистрации кандидатов на должность Президента - полностью собрали подписи в свою поддержку  и предоставили в Центральную избирательную комиссию полный  комплект документов на регистрацию  8 кандидатов из 12 сдавших экзамен по госязыку (А.Айтикеев, К.Бакиев, К.Душебаев, Ж.Жекшеев, Ж.Шарипов, Бакир уулу Турсунбай,  У.Барыктабасов, Т.Уметалиева).  7 из них (то есть все, кроме  У.Барыктабасова) были зарегистрированы. В связи с недостаточным количеством представленных достоверных подписей избирателей в свою поддержку постановлениями Центральной избирательной комиссии было отказано в регистрации старшему научному сотруднику НЦ им. А. Н. Бакулева в Подмосковье  Кубанычбеку Апасову, временно не работающей Гайше Ибрагимовой(она собрала, по данным ЦИК, 47154 подписей вместо 50 тысяч положенных), Назарбеку Нышанову, Дамире Омуркуловой и председателю общественного фонда «Элим учун, элим менен» Аманбаю Сатыбаеву (не хватило подписей).

У.Барыктабасову, как уже отмечено, 13 июня ЦИК Киргизии отказал в регистрации по причине того, что был выявлен факт получения Барыктабасовым казахского гражданства (что по конституции страны автоматически означает им утрату киргизского гражданства[46], данное решение подтвердил 30 июня Верховный суд). Вслед за этим 17 июня толпа сторонников Барыктабасова на время захватила здание правительства страны. До лета 2005 года об Урмате Барыктабасове мало кто знал и только выборы 2005 сделали эту фигуру публичной. По данным казахского еженедельника «Время»[47] киргизский оппозиционер является фигурантом уголовного дела, возбужденного в Казахстане. По данным газеты несколько лет назад, когда акимом Астаны был Темирхан Досмухамбетов, У.Барыктабасов возглавлял компанию “Астанаэнергосервис”, обеспечивавшую столицу Казахстана теплом и водой, после чего ему были предъявлены претензии в неких коммерческих операциях, в результате которых бесследно исчезла сумма примерно в полмиллиарда тенге. Предположительно, речь идет о поставках угля - якобы под видом качественного товара для обогрева столицы закупалась низкокалорийная и гораздо более дешевая угольная пыль. Что интересно, информация о возбуждении уголовного дела против Барыктабасова и его розыске казахстанскими правоохранительными органами появилась почти сразу после того, как и.о. министра иностранных дел Кыргызстана Р.Отунбаева заявила, что он намерен явиться в Генпрокуратуру Киргизии с повинной и собирается рассказать, кто стоял за организаторами этих беспорядков.

Ряд незарегистрированных кандидатов пытались обжаловать отказы в регистрации. Г.Ибрагимова пыталась доказать что Бишкекская городская избирательная комиссия должна была принять на рассмотрение подписи, собранные в ее поддержку в других регионах страны. Претендент А.Сатыбаев пожал жалобу на решение ЦИК по поводу отказа в его регистрации, аргументируя это тем, что он не смог собрать требуемое количество подписей в связи с поздней регистрацией ЦИК его уполномоченных представителей. 21 июня Первомайский районный суд Бишкека ему отказал, а 30 июня правоту отказа подтвердил Верховный суд.

ОБСЕ инициировала подписание всеми кандидатами Хартии, что они обязуются во время выборной кампании соблюдать несколько принципов по проведению честных выборов. Церемония подписания Хартии прошла 13 июня, однако из 12 приглашенных кандидатов на нее пришли лишь семеро: А.Айтикеев, К.Апасов, К.Бакиев, Г.Ибрагимова, Н. Нышанов (опоздал на 1,5 часа), А.Сатыбаев и Т.Уметалиева (опоздала на полчаса). Остальные (Турсунбай Бакир уулу, У.Барыктабасов, К.Душебаев, Ж.Жекшеев и Ж.Шарипов) не прибыли по разным причинам, в том числе специально проигнорировав встречу.  Кандидат Т.Уметалиева подвергла критике инициативы ОБСЕ, обвинив в «совершении дипломатической ошибки». По ее словам, она возмущена пунктами Хартии, в которых кандидат обязуется «не допускать имитации символики, девизов» и «не допускать использования любых методов физического и психологического насилия…». «Разве мы (кандидаты) похожи на уличных бандитов или школьников-двоечников, которые намерены списывать друг у друга?», - возмутилась Уметалиева.
Ее слова поддержал и А.Айтикеев. Он, в свою очередь, начал критиковать ОБСЕ за неправильный подход к этике кандидатов. Айтикеев начал с того, что документ сам не может быть подписан, так как из всех присутствующих кандидатов лишь Уметалиева имеет официальный статус кандидата в Президенты. Он также возмущался тем, что ОБСЕ диктует кандидатам как себя вести по время кампании. Кроме того, он обвинил главу миссии ОБСЕ Лойзе Петерле в оправдывании затраченных на организацию данной встречи средств. «Если хотите, то мы восстановим вам командировочные», - сказал он. Оба кандидата также выражали свое недовольство тем, что ОБСЕ не учло те поправки, которые были направлены некоторыми кандидатами. Уметалиева все время говорила, что есть альтернативный документ – Кодекс чести кандидатов, который был подписан почти всеми кандидатами. Здесь же она уговорила подписать Кодекс последнего кандидата К.Бакиева. Дискуссия была на грани срыва, так как Айтикеев и Уметалиева постоянно перебивали спикера встречи Петерле. В итоге непосредственно перед подписанием Уметалиева и Сатыбаев демонстративно отказались подписывать Хартию. Немного подумав А.Айтикеев согласился подписать, добавив, что «подписывает лишь из-за усилий ОБСЕ». Однако он подписал Хартию 14-м числом июня, так как, по его словам, пока неясно кто станет официальным кандидатом после заседания ЦИК.

Регистрация кандидатов в президенты завершилась к концу дня 13 июня, а уже 14 июня началась предвыборная агитация кандидатов. Центральной избирательной комиссией было аккредитовано 125 республиканских СМИ для участия в освещении предвыборной агитации кандидатов. Из них государственных (республиканских, районных, областных)  - 38. Каждому  кандидату  было    выделено    30 минут для бесплатного  индивидуального выступления на республиканском телевидении, 20 минут – для участия  в дебатах на  государственном ТВ и 30 минут – на  государственном радио,  а также  - по 2 странице машинописного текста – для выступления в государственных газетах на кыргызском и русском языках. В  девяти  регионах страны было  организовано    57  коллективных встреч кандидатов  с избирателями.

23 июня один из зарегистрированных кандидатов Жусупбек Шарипов (ранее он занимал посты главы Октябрьского района Бишкека, был мэром города Ош, губернатором Иссык-Кульской области, а до событий марта 2005 был губернатором Джалал-Абадской области) снял свою кандидатуру в пользу К.Бакиева. Таким образом, после снятия Ж.Шарипова в избирательный бюллетень были  внесены  имена 6 кандидатов:

Акбаралы Айтикеев, 1958 г.р., президент Союза промышленников и предпринимателей Кыргызстана, в 2000-2003 советник вице-премьер-министра КР, советник первого вице-премьер-министра, председателя Законодательного собрания страны. Председатель партии защиты интересов работников промышленности, сельского хозяйства и малообеспеченных семей КР (Партии Защиты). Отец троих детей.

Тунсунбай Бакир уулу, родился в 1958 в Ошской области. Кандидат философских наук, преподавал в Ошском госуниверситете, с 1995 – бессменный депутат парламента страны, с 2002 – уполномоченный по правам человека.  В 1995-2002 председатель Демократической партии «Эркин Кыргызстан». Был одним из руководителей общества «Тюрк-Ата», член Совета Общества украинцев в Кыргызстане «Берегиня». Отец пятерых детей.

Жыпар Жекшеев, родился в 1947 в Иссык-Кульской области. Бывший преподаватель объединения художественных промыслов. Депутат Жогорку Кенеш, председатель комитета по правам человека и этике госслужащих (1995-2000). С 1993 – лидер партии «Демократическое движение Кыргызстана». Отец шести детей.

Кенешбек Душебаев, родился в 1957 в Чуйской области, в 1997-2000 руководитель главного штаба МВД страны, в 2000-2001 начальник управления МНБ по Ошской области, в 2001-2002 заместитель министра внутренних дел Киргизии, в 2003-2005 начальник УВД г.Бишкек. В марте 2005 в течение нескольких дней и.о. министра внутренних дел и вице-премьера правительства республики. В 2005 организовал и возглавил Народную партию «Акыйкат-Справедливость». Отец троих детей.

Токтайым Уметалиева, родилась в 1962 в Таласской области. В 1997-2000 председатель общественного фонда «Центр защиты и правового воспитания детей «Ай-Данек» , с 2000 – председатель ассоциации НПО и НКО. Входила в состав множества комиссий и комитетов при органах государственной власти Кыргызстана, делегат второго Всемирного Курултая кыргызов и т.д. Мать троих дочерей.

С самого начала избирательной кампании в ней очевидно доминировал К.Бакиев. Именно ему уделяли основное внимание ведущие республиканские СМИ, именно у него было максимальное количество рекламных щитов, листовок, газет. Его предвыборные штабы и общественные приемные были открыты повсеместно.

По данным промежуточного отчета Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ (ODIHR OSCE) большинство вещательных и печатных СМИ посвятили большую часть новостей, связанных с кандидатами, позитивной презентации К.Бакиева (по данным ОБСЕ из всего времени, посвященного кандидатам, государственное телевидение и радио уделило 83% и 84% К.Бакиеву только с позитивными и нейтральными оценками, другие электронные СМИ применяли такой же подход – например, оппозиционное А.Акаеву радио «Азаттык» - 96%; наиболее нейтральным было бывшее проакаевсое ТВ «КООРТ»). Например, 26.06.05 телекомпания КТР повторяла трансляцию соревнований по кикбоксингу на кубок Президента КР, которую впервые показали 6.06.05. Куборк победителю торжественно вручал и.о.президента К.Бакиев. Бюро ОБСЕ также отмечало, что в работе ЦИК наблюдалась некоторая степень неорганизованности и неэффективности, в результате К.Бакиев был даже вынужден издать указ, обязывающий органы власти не вмешиваться в избирательный процесс и призывающий ЦИК обеспечить последовательное применение Кодекса о выборах.

Реальную избирательную кампанию помимо К.Бакиева в регионах вел фактически только уполномоченный по правам человека республики Тунсунбай Бакир уулу. Остальные кандидаты фактически ограничивали избирательную кампанию использованием бесплатного эфирного времени на национальном телевидении и были изредка символически представлены в регионах. В кампании же Т.Бакир уулу были и листовки (с лозунгами «Элим турсун, бай болсун! – Да будет мой народ богат!» и «Иаза инсан – таза бийлик» - «Честные люди – честная власть»), и бесплатные газеты, и местные штабы, сам кандидат ездил по стране и активно встречался с избирателями.  В своей газете «Талапкер» (кстати, отпечатанной в Москве) он разместил свои фотографии с покойным бывшим первым секретарем Компартии Киргизии А.Масалиевым, А.Собчаком, Г.Селезневым, В.Лукиным, Е.Драпеко, С.Бабуриным, А.Лукашенко, Л.Кучмой, П.Бюль-бюль-оглы, премьер-министром Кореи Ко Гоном, премьер-министром Турции Р.Т.Эрдоганом, президентом Турецкой Республики Северного Кипра Р.Денкташем и т.д. На других снимках кандидат был изображен совершающим намаз, совершающим хадж в Мекку и т.д. Рабочая группа ЦИК по контролю за соблюдением правил предвыборной агитации рекомендовала кандидату внести изменение в представленные агитационные  материалы, включая удаление фотографии кандидата с Верховным муфтием Средней Азии и Казахстана, что в итоге задержало печать его агитационных материалов. При этом рабочая группа никак не прокомментировала появление в агитационной газете от 15 июня фотографии К.Бакиева с верховным муфтием РФ (более того, по данным ОБСЕ/БДИПЧ агитационные материалы Бакиева были распространены в регионах до 14 июня, несмотря на то, что официальная дата их заказа – 14 июня; кандидату же К.Душебаеву со схожим нарушением правил агитации – он неправильно указал тираж – было предписано внести исправления).

Т.Бакир уулу призывал упразднить пост премьер-министра, передав всю исполнительную власть президенту, ввести гендерные квоты для женщин в парламенте в размере 30%, упразднить области и укрупнить районы, снизить земельный налог и отменить плату за воду, упразднить все налоги, за исключением единого земельного, гарантировать госзакупки сельхозпродукции по твердой цене у фермеров, возвращение к прежнему пенсионному возрасту (60 для мужчин и 55 для женщин), «восстановление отношений с исламскими государствами, которые были утеряны из-за допущенных политических ошибок прежнего руководства республики», объявление государственного нейтралитета  и вывод всех иностранных военных баз из страны.

23 июня милиция провела обыски в двух штабах Бакир уулу, расположенных в Ошской области якобы в поисках доказательств связи между кандидатом и радикальной исламской организацией «Хизб-ут-Тахрир». По словам руководителей штабов кандидата в Карасуу и Оше 22-23 июня соторудниками 9-го отделения милиции по борьбе с терроризмом и экстремизмом посетили их офисы в Джелал-Абаде, Оше и потребовали адреса всех офисов, а в Ноокате был временно задержан активист кандидата, у него дома был проведен обыск. Штаб Бакир уулу официально выразил протест,  отметив, что эта акция может негативно сказаться на кампании и репутации кандидата. Вообще главным методом борьбы с Бакир-уулу было именно стремление максимально связать его в общественном мнении с исламскими радикалами, от чего он всячески открещивался. Кстати, в день голосования к примеру в Нарынской области явно с целью дискредитации штаба Бакир уулу и лишения того «морального права» что-то оспаривать была распространена анонимная листовка голосовать за «единственного кандидата – правоверного мусульманина» (штаб Бакир уулу немедленно назвал это провокацией).

Жаловались на использование админресурса в пользу К.Бакиева и иные кандидаты. Так по словам кандидата Т.Уметалиевой в некоторых случаях в г.Джалал-Абад было отказано в размещении ее агитационной продукции в тех местах, где была вывешена агитация за К.Бакиева.

Кроме К.Бакиева и Т.Бакир уулу из общего числа кандидатов выделился и А.Айтикеев, но не тем, что провел массированную кампанию, а тем, что наиболее скандально вел себя на телевизионных дебатах, в частности между ним и К.Бакиевым. У значительной части населения нарочито неуважительное поведение Айтикеева к оппонентам вызвало раздражение, но таким образом он смог как-то выделиться и привлечь голоса специфической маргинализированной части избирателей, падкой на стиль политического эпатажа и в результате неожиданно  для многих с небольшим отрывом от Бакир уулу Айтикеев занял третье место. Его кампания носила ярко выраженный популистский характер, чем-то напоминая стиль В.Жириновского. Он пытался эксплуатировать образ человека, на которого якобы сделала ставку Россия, обещал вступление страны в ЕЭП, построить до 2008 года 11 новых заводов и фабрик во всей республике,  при этом по одному заводу в каждой области и по 2 в Бишкеке и Оше, поднять зарплату учителей и врачей до 7850 сомов (1 доллар сейчас равен примерно 40-41 сом), милиционеров до 5800 сомов, стипендии студентов до 1750 сомов, повысить пенсии у 500 тысяч пенсионеров до уровня не менее 3400 сом, придать учителям, врачам, ученым статус государственных служащих, обеспечить матерям-роженицам выдачу единовременной государственной помощи в размере 25 тысяч сомов на ребенка и выдачу пособия на детей до 7 лет в размере 300 сом на каждого ребенка, каждому мальчику по достижении 16 лет обеспечить передачу в собственность 7 соток земли как гражданину Кыргызской Республики, уменьшить оплату за электроэнергию, газ и отопление.

В программе Т.Уметалиевой доминировали гендерные вопросы и вопросы социального обеспечения (один из лозунгов «Женщина, Доброта и Справедливость спасут мир»). Ж.Жекшеев призывал «ввести систему народных курултаев как форму народовластия вне системы государственной власти», ликвидировать районы и области, создать 15-17 административно-территориальных единиц для борьбы с коррупцией и сокращения госаппарата, расширить полномочия парламента, увеличив его до 105 депутатов (69 – по пропорциональной системе и 26 – по 18 двухмандатным округам), принять  закон об оппозиции. Лозунгом К.Душебаева было «Стране – стабильность, порядок и закон. Народу – справедливость, безопасность и благополучие», он призывал к созданию Правительства народного единства и доверия.

Что касается поведения на выборах бывших сторонников А.Акаева, то бывшая команда Акаева фактически рассыпалась. Часть ее (в первую очередь он сам и его дочь Бермет) занялась судами за сохранение объектов собственности и влияния в политике, другая (самая большая – те, кто всегда с теми, кто у власти) - перебежала в лагерь победителей. Третья – занялась самостоятельным политическим выживанием. Так бывшие министры Темирбек Акматалиев и Кенешбек Душебаев создали движение "Справедливость", Т.Уметалиева баллотировалась в президенты и т.д..

Несмотря на явное доминирование К.Бакиева его окружение до последнего момента опасалось срыва выборов. Кроме того, постепенно росло недовольство и бывших лидеров оппозиции, тем с какой легкостью новая власть инкорпорировала в свои ряды представителей прежнего режима. Так перед выборами группа лидеров бывшей оппозиции (Р.Отунбаева, Д.Усенов, А.Мадумаров, Б.Асанов, И.Кадырбеков и др.) опубликовала обращение к народу Кыргызстана, в котором в частности было сказано «Мы осознаем, что нас мало, и что более 90 процентов «бывших» продолжает работу на ключевых государственных постах, и что «пятая колонна» рано или поздно попытается возвратить утерянную власть или ржавчиной проесть власть новую… коррупционеры из прошлой обоймы сегодня рядятся в новые одежды и всеми возможными способами пытаются пролезть на ключевые позиции. Они разрабатывают тактику постепенной замены членов команды политиков новой волны на тех, кто продолжит обворовывать и обманывать народ[48]».

Так как явка на выборы вызывала большие опасения, то центральное внимание уделялось работе со списками избирателей, которые нужно было «оптимизировать». К примеру в Нарынской области в ходе проверки по данным облизбиркома число избирателей сократилось с 146292 человек до 142318 (а в первом туре выборов парламента 27 февраля 2005 вообще было 147320).  Уточнение списков избирателей производилось в различных территориях «как бог на душу положит», с учетом компетентности и смелости конкретного председателя комиссии. Во всех регионах были  созданы  мобильные группы  для уточнения списков  избирателей, в  некоторых городах  из городского бюджета выделялись  средства для оплаты работы переписчиков. При этом избирательный кодекс регламентирует довольно сложную процедуру исключения граждан из списков избирателей, в которой  данных «переписчика» или устного заявления соседей совершенно недостаточно. Чтобы обеспечить возможность  участия в выборах  трудовым мигрантам, которые  находятся   за пределами республики (большинство -  в России и Казахстане),  но числятся  в избирательных списках по месту своего постоянного проживания, ЦИК 25 апреля  приняла постановление №93  «Об образовании избирательных участков для   граждан Кыргызской Республики, находящихся на территории иностранных государств»,  которым поручила Министерству иностранных дел республики  до 31 мая сформировать списки избирателей Кыргызской  Республики, находящихся на   территории иностранных государств, и передать их в Центральную избирательную комиссию. 17 мая Жогорку Кенеш  по просьбе ЦИК принял постановление, разрешающее    образование  участковых избирательных комиссий за пределами территории страны в местах компактного проживания граждан Кыргызской Республики. Голосование  проводилось в городах Российской Федерации, где   находится  большое число киргизских граждан: Москва, Екатеринбург, Новосибирск, Санкт-Петербург, Самара, Ростов на Дону, Казань, Иркутск, Красноярск, Оренбург, Челябинск.  В Республике Казахстан голосование   проводилось  в городах  Астана и Алматы.  

1 июля уполномоченный представитель кандидата К.Бакиева обратился к ЦИК с просьбой дать разрешение на образование избирательных участков в местах временного пребывания избирателей (отдаленные пастбища – так называемые “джайлоо”). В результате ЦИК приняла постановление №172 с обращением к главам государственных администраций обеспечить транспортное сообщение с отдаленными джайлоо и сыртами по доставке избирателей на избирательные участки в день голосования.

Большое внимание было уделено повышению профессионализма членов избирательных комиссий.  Было необходимо обучить  свыше 23 тысяч членов 2181 участковых избирательных комиссий,   существенную техническую помощь в этой работе оказал  Международный Фонд Избирательных Систем (IFES). По конкурсу им было набрано 154      тренера – представителей политических партий, общественных объединений, а также преподавателей ВУЗов, обладающих современными обучающими навыками и желающих работать тренерами по обучению членов комиссий. Тренеры прошли в течение нескольких дней соответствующую подготовку по специализированным программам и методике обучения. Затем этот корпус тренеров одновременно по всей стране в течение  трех недель обучил    членов  участковых избирательных комиссий.

Несмотря на то, что ряд избирательных комиссий были существенно обновлены, в целом же большинство составов комиссий осталось прежним с парламентских выборов. Практически повсеместно не удавалось найти положенную треть состава комиссий от политических партий. Как показала практика, формально партий в Кыргызстане много, а на практике их практически нет[49] (по традиции большинство партий это «партии одного человека» - его близких друзей и родственников), и действительно очень неплохую законодательную норму про назначение от партий 1/3 состава комиссий они почти не используют. Чуть лучше ситуация с комиссиями вышестоящего уровня – областными и городскими, а вот в комиссиях участковых зачастую члены выдвинутые партиями отсутствуют вообще.  Как уже отмечалось, на парламентских выборах в феврале-марте 2005 в комиссиях как правило присутствовали представители лишь двух проакаевских партий – «Алга, Кыргызстан» и «Адилет»,  иные партии даже несмотря на мизерность представленного ими числа кандидатур в избиркомы практически в комиссии не назначались под различными поводами. На президентских же выборах 10 июля по данным ЦИК Киргизии в состав городских и районных избирательных комиссий от партий было назначено всего 22,4% от общего числа их членов (119 из 530), в участковые комиссии (их было образовано 2181) лишь 12,04% (2790 из 23194). В большей степени используют свое право на назначение еще трети составов избиркомов общественные объединения – ими в УИК было назначено 26,06% от общего числа членов УИК. Стоит отметить, что при этом  ЦИК через печатные и электронные СМИ  постоянно обращалась к политическим партиям и общественным  объединениям с  призывом  выдвигать в составы  избирательных комиссий  своих представителей.

К примеру, в Нарынской области остались прежними 60% членов избирательных комиссий, в состав УИК от общественных объединений области было назначено всего 14% членов комиссий, от политических партий – еще меньше – 6% (103 человека, в частности, от партии «Элет» - 19, «Ар-Намыс» - 7, «Моя страна» - 21, «Адилет» -3, компартия – 19, «Эрк» - 24)[50].

Помимо обучения членов избиркомов различные неправительственные организации также приняли активнейшее участие в информационной кампании посредством рекламных роликов, плакатов, листовок и т.д. Особую роль вышеупомянутый IFES, который выпустил пособие для членов избирательных комиссий и наблюдателей и даже оплатил единый цветной информационный материал о кандидатах, который был вывешен на участках (на парламентских выборах стандартизированная информация о кандидатах, положенная по закону, отсутствовала на участках как явление в принципе). Правда, плакат IFESа постигла забавная судьба – в день голосования из ЦИКа пошла внезапная команда по участкам снять все эти плакаты как «незаконную агитацию», хотя как раз отсутствие «стандартизированной информации о  кандидатах» является прямым нарушением статей Избирательного Кодекса КР. Подобные действия ЦИК ставили в неравное положение кандидата, и так доминировавшего в СМИ в течение всей избирательной кампании – К.Бакиева.

Вместе с Программой по развитию ООН (ПРООН) и Центром ОБСЕ в Бишкеке ЦИК провела  20 мая    в Оше и 1 июня    -  в   Бишкеке   пятую  республиканскую конференцию   на тему « Проведем выборы Президента Кыргызской Республики свободно и справедливо». С целью информирования избирателей об избирательных процедурах при содействии ПРООН  было   изготовлено 5 видов  плакатов  и листовок. Тиражом 1010 тыс. экземляров (из них 450 тысяч на русском языке) была отпечатана и   доставлена  в семьи кыргызстанцев  8-полосная газета-листовка, посвященная кандидатам (в ее издании также приняли участие правительства Бельгии, Швеции и Ирландии). Правда, в ее распространении наблюдался бардак, когда в сельские кыргызские районы везли материалы на русском языке, а в преимущественно русскоговорящем Бишкеке оказался переизбыток материалов на кыргызском. Было изготовлено на кыргызском и русском языках 13  социальных  теле- и  12  радиороликов с призывом участвовать в выборах;  подготовлено 6  образовательных передач «Мы и выборы», 7 передач «Выборы Президента Кыргызской Республики»;  в «бегущей строке» на КТР и РТР  регулярно   давалась оперативная информация с приглашением  сначала -  принимать участие в формировании  избирательных комиссий,   затем - проверять сведения о себе и близких в списках избирателей,   получать открепительные удостоверения для голосования,   о времени голосования и т.д.

В рамках совместного проекта Правительства республики и ПРООН «Поддержка демократических выборов в Кыргызской Республике»  была завершена  работа по обновлению программного обеспечения и  технологического оборудования ГАС «Шайлоо».

Практически революционным изменением стало решение ЦИК разместить для всеобщего ознакомления на информационных щитах в помещении избирательных  участков списки избирателей, таким образом, создавая возможность не только избирателя проконтролировать наличие своих данных, но проводить общественный контроль за списками (очевидно, что к примеру, когда в списках значатся «мертвые души», а никто кроме самого избирателя свои  данные проверить не может, «мертвые души» остаются и  создается явная возможность злоупотреблений). Для вывешивания с помещениях УИК списков избирателей по заказу  Посольства Японии в рамках программы «Корни травы и человеческой безопасности»   было изготовлено 3743 стенда, которые  были  распределены по избирательным участкам. Однако нет никакой гарантии, что на следующих выборах эта традиция будет сохранена.

Перед днем голосования, в  четверг 7 июля на бишкекской площади Ала-Тоо с целью активизировать молодежь и обозначая символическую преемственность с украинскими событиями при поддержке ОБСЕ, IFES и посольства США в Кыргызстане состоялся шоу-концерт «Выбирать – это здорово!» с участием украинской певицы Русланы, победительницы Евровидения-2004 и активной участницы «майдана». Помимо Русланы в шоу выступали звезды местной эстрады и гость из соседнего Казахстана Батырхан Шукенов (бывший солист группы «А-Студио»).

6 июля  Центральная избирательная  комиссия завершила прием  заявок на аккредитацию международных наблюдателей и журналистов.   Всего  было аккредитовано   1227  представителей  110  организаций и стран мира, из них - 947 международных наблюдателей и  280 -  зарубежных журналистов: ОБСЕ/БДИПЧ (369 наблюдателей),  Миссия СНГ (280), ENEMO - Европейская сеть организаций по наблюдению за выборами (73) Национальный демократический институт (32),  ОО «Будущее без коррупции» (25), Шанхайская  организация сотрудничества, Международный демократический институт,  посольства и другие организации.
Необходимо отметить, что ЦИК   не отказал  ни одной организации, выразившей желание принять участие в наблюдении. Впрочем, по кыргызскому законодательству международные наблюдатели не являются участниками избирательного процесса и никаких жалоб подавать не имеют права юридически.

Что касается самого дня голосования, то в целом процедура голосования прошла намного более спокойно, чем на выборах депутатов Жогорку Кенеш в феврале-марте 2005, и это вполне закономерно – имелся очевидный фаворит выборов и интрига сохранялась только в вопросе явки. Тем не менее, нервозность явно не покидала новое руководство страны, ходили слухи о возможных попытках  сорвать выборы

Так на ряде участков в списках, лежавших на столе перед членами комиссий, были пометки карандашом (фразы “Бишкек”, “больница”, “служит”). То есть фактически отсуствующие избиратели были помечены, но не вычекнуты (так я сам наблюдал такие факты на участках 4043, 4042, 4040 Нарынской области, на участке 4164 были помечены, но не вычеркнуты избиратели, по словам членов комиссии перенесенные в списки соседнего участка). Это могло означать, что готовятся “запасные” сценарии на случай нехватки явки – этих реально отсуствующих в случае необходимости в конце голосования можно было либо вычеркнуть из списков, либо проголосовать за них. Речь не идет о том, что это было сделано. Речь о том, что к этому фактически  все было готово. Эту версию подтверждает, что в увеличенные формы протокола утром в день голосования не вносилось никаких данных, кроме числа бюллетеней (к примеру участки 4030 в с.Дебелу, 4032 в с.Кенеш, 4040 в с.Таш-Добо, 4050 в с.Жан-Булак, 4043 в с.Жерге-Тал, 4042 в с.Кызыл-Жырау, 4164 в с.Кайянды Нарынской области, на участке 4039 данные внесли, но карандашом), на участке 4037 в с.Эмгекчил имел место “компромиссный вариант” - эти данные вписали ручкой, но не в графы, а рядом – на полях. А на участке 4029 в с.Таш-Башат увеличенную копию протокола не вывесили вообще и вели себя по отношению к международному наблюдателю довольно агрессивно.

Информацию о кандидатах даже там где она была, сняли после указания из ЦИК. Практически нигде не было информации о процедуре голосования, нигде не было образцов заполнения бюллетеней

Положенная по закону жеребьевка распределения обязанностей между членами комиссии носила в большинстве случаев явно выраженный имитационный характер. Вот как это вылядело на участке №4039 Нарынской области в селе Оттук. Председатель комиссии написав на одинаковых клочках бумаги ключевые слова, разложила их на книге в определенной последовательности вниз надписью и по очереди подходила к членам комиссии, первый член комиссии брал первую бумажку, второй – вторую и т.д. Что самое интересное, по итогам “жеребьевки” все остались на тех же местах, куда они сели перед жеребьевкой (кто отвечал за определенные списки избирателей, на них и остался, кто стал у входа на участок, по жеребьевке отвечал за проверку маркировки избирателей и т.д.). На ряде участков я опрашивал наблюдателей, как именно у них на участке проводилась утренняя жеребьевка и это несомненно не полное исследование показало, что практически везде вместо жеребьевки происходила ее имитация. Причем данные этой “жеребьевки” как правило вообще никуда не заносились - на многих участках протоколы об открытии участка и результатах жеребьевки отсутствовали как явление (участки №4042, 4043, 4032).

Возникало ощущение, что комиссии занимались самотворчеством кто во что горазд. Урны зачастую “опечатывались” легко срываемым и переклеиваемым скотчем. На участках сплошь и рядом было два наблюдателя от одного и того же кандидата, что явно противоречит закону. На уже упомянутом участке 4039 в селе Оттук участок расположили в кабинете главы сельской администрации, который периодически заходил в свой  кабинет пользоваться своим телефоном. На участке 4043 вообще была редкая самодеятельность – в ряду с членами комиссии сидела врач в белом халате и с аптечкой (присутствие врача на избирательном участке наблюдал впервые в жизни). Лично наблюдал внесение в дополнительные списки лиц по пенсионным удостоверениям – соответственно в таком дополнительном списке не могло быть данных о прописке и дате рождения избирателя. При этом нельзя сказать что члены комиссий не старались – просто они делали то, что умели.

В целом по Нарынской, Чуйской области, Бишкеку помимо безграмотности местных комиссий серьезных нарушений зафиксировано не было. Основные жалобы поступали с юга страны – Джалал-Абадской, Ошской областей, а на севере – в Иссык-Кульской области. На некоторых участках в этих регионах международныне наблюдатели даже фиксировали вброс бюллетеней  и переписку протоколов в территориальных комиссиях (возможно это связано с желанием южан помочь избраться президентом как говорят в США “любимому сыну” – своему земляку К.Бакиеву).  Так на участках 2010, 2126 Джалал-Абадской области, участке 3184 Иссык-Кульской области международных наблюдатели ENEMO зафиксировали вброс бюллетеней в урну для голосования. В Курасууйском районе Ошской области наблюдатели ENEMO стали свидетелями вброса вместе с наблюдателями от кандидата Т.Бакир уулу, на участок была вызвана милиция, наблюдатели Бакир уулу подали официальную жалобу (международный наблюдатели по киргизскому законодательству права подавать жалобы лишены), после инцидента наблюдатели ENEMO подверглись запугиванию группой неизвестных личностей[51]. Отмечались также случаи незаконной агитации. Зачастую на участках «по традиции» пытались присутствовать представители местной власти (судя по всему это было не следствием команды сверху, а поведением «как всегда» - при любых жалобах в данном вопросе вышестоящие комиссии немедленно вмешивались для устранения инцидента). Поступали жалобы в частности с участков в г.Ош №276, 285 (подвоз избирателей), №312  (подвоз избирателей;  члены комиссии при выдаче бюллетеней говорили – «голосуйте за второго кандидата» - т.е. К.Бакиева), участка №473 г.Узген и участка №94 Джалал-Абада (многократное голосование), на участке №134 Кочкорского района Нарынской области выявилось несоответствие количества выданных бюллетеней и обнаруженных в урне бюллетеней при окончательном подсчете и т.д. В целом по регионам жалобы были однотипными – подвоз избирателей на участок (правда, в заявлениях не было указано, что подвоз производили именно машины штабов кого-то из кандидатов), несоблюдение процедуры маркировки, неоднократное голосование одних и тех же лиц.

При голосовании на участках расположенных в России, представители милиции прямо около участков отбирали паспорта у граждан Кыргызстана, у которых не было регистрации. Такие случаи были зафиксированы наблюдателями российской ассоциации «Голос» в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге.  Кроме того, представители российского ГАИ, охраняющие в Москве Черкизовский рынок, угрожали работникам комиссии, что не выпустят их без сопровождения и вымогали 50 долларов за такое сопровождение. На заграничных участках фиксировались случаи голосования по ксерокопиям документов, количество полученных ими бюллетеней существенно превышало число избирателей в списке (так в Новосибирске в списке было 566 человек, а бюллетеней было получено 4229) [52].

Официально же в день голосования по данным ЦИК Кыргызстана в нее поступило 23 обращения, из них 17 -  от кандидатов и их доверенных лиц. По данным ЦИК практически все жалобы при проверке «не подтвердились». Отдельных слов заслуживает работа наблюдателей. К сожалению, как и на всем постсоветском пространстве, абсолютное их большинство были статистами, мало что понимающими в происходящем, а если и способными отметить нарушения, то не готовыми ссориться с соседями и земляками по родному селу.

Поскольку голосование шло по всей стране, то избиратели, получившие открепительное удостоверение, могли голосовать на любом участке. Как показала практика, злоупотреблений это положение не вызвало, на большинстве участков было выдано 1-2 открепительных удостоверения или не выдано совсем, а голосовали по ним в основном сами члены комиссий, или прибывшие на участок из другой местности наблюдатели.

Существенным плюсом стала новая формы протокола об итогах голосования – он размещался одной странице, с пятью прикрепленными к нему отрывными листами, представляющими самокопирующие страницы, что существенно упрощало выдачу заверенных копий протоколов наблюдателям.

В целом было очевидно, что явка избирателей действительно была высокой, победа Бакиева не вызывала сомнений, так что пускаться на какие-либо серьезные нарушения не было необходимости.

 

Результаты и последствия

 

Результат выборов не стал удивительным - победителем  был объявлен Курманбек Бакиев, набравший 88,71% голосов избирателей. Второе место занял Тунсунбай Бакир уулу с 78 тысячей голосов (3,93%), за ним следует А.Айтикеев с 3,62%. Остальные трое кандидатов получили менее чем по 1% голосов (Ж.Жекшеев -0,9%, Т.Уметалиева – 0,52%, К.Душебаев – 0,51%). Против всех кандидатов проголосовали 18197 человек (0,9%). По официальным данным  общее число избирателей,  внесенных в списки, составило 2 670 530 избирателей, из них в основной список было внесено  2 562 603, в дополнительный – 107 927 избирателей.  В голосовании приняло участие  2 002 004 избирателя, что составляет 74,96 % избирателей, включенных в списки. Явка на юге страны существенно превысила явку на севере.

Что касается заграничных участков, то 10 июля  2005 года на территории Российской Федерации в голосовании приняли участие 32 131 человек, в Республике Казахстан -  4 114 человек. Всего на 40 избирательных участках 28 консульских округов за рубежом приняли участие в голосовании 37 655 кыргызстанцев.

На заседании 13 июля ЦИК Кыргызской Республики утвердила протокол  о результатах  выборов Президента КР и постановила считать избранным Президентом К.Бакиева. 15 июля документы, представленные ЦИК рассмотрел Конституционный суд  страны, 16 июля  своим    решением он подтвердил результаты выборов.

Итоги по кандидатам:

Кандидат

Голосов "за"

Процент "за"

Бакиев Курманбек Салиевич

1 776 156

88,71

Турсунбай Бакир уулу

78 701

3,93

Айтикеев Акбаралы Ысырайылович

72 604

3,62

Жекшеев Жыпар Жекшеевич

18 166

0,9

Уметалиева Токтайым Джумаковна

10 445

0,52

Душебаев Кенешбек Асанбекович

10 253

0,51

Против всех

18 197

0,9

Результаты голосования за рубежом:

Кандидат

Голосов "за"

Процент "за"

Бакиев Курманбек Салиевич

34 340

91,22

Турсунбай Бакир уулу

2 127

5,64

Айтикеев Акбаралы Ысырайылович

403

1,07

Жекшеев Жыпар Жекшеевич

189

0,5

Уметалиева Токтайым Джумаковна

196

0,52

Душебаев Кенешбек Асанбекович

118

0,31

Против всех

281

0,74

явка по регионам (данные по ГАС «Шайлоо»):

Область

Число избирателей

Проголосовало

Число

%

Баткенская область

191 255

166 157

86,88%

г. Бишкек

336 611

212 515

63,13%

Джалал-Абадская область

475 100

410 243

86,35%

Иссык-Кульская область

226 755

130 824

57,69%

Нарынская область

142 318

89 571

62,94%

г. Ош

124 651

110 842

88,92%

Ошская область

526 384

434 488

82,54%

Таласская область

121 110

82 062

67,76%

Чуйская область

423 872

280 863

66,26%

Итого

2 568 056

1 917 565

74,67%

Пресса не преминула назвать кыргызские события новой «оранжевой революцией» (вслед за Грузией и Украиной), хотя очевидно, что ни о каком повторении «украинского» или «грузинского» сценариев, к которым долго и тщательно готовились, когда у оппозиции был явный и очень популярный лидер, в случае с Кыргызстаном с его крайне слабой разрозненной оппозицией и аморфной (фактически номинальной) партийной системой речи не идет, тем не менее ситуация в Кыргызстане вызывает множество аналогий с тем, что происходит в других бывших советских республиках.

Почему по-разному, но все-таки рухнули режимы Шеварднадзе, Кучмы и Акаева? Что общего и что различного в их судьбе?  Во-первых, все они, конечно, «птенцы одного гнезда», воспринявшие тот тип властных отношений, который доминировал в бывшем едином государстве – Советском Союзе (за исключением, пожалуй, стран Прибалтики, пробывших в СССР по историческим меркам совсем недолго и намного ранее других бывших советских республик сформировавших собственную политическую культуру). Большинство стран, возникших на базе республик бывшего СССР, являются новыми государственными образованиями, фактически лишенными своей самостоятельной институциональной республиканской истории и собственной сложившейся политической культуры, имеющими лишь весьма условные взаимосвязи с некими государственными образованиями, когда-то в прошлом существовавшими на их территории. Это означает, что с распадом СССР заместить советскую политическую культуру, советский стиль взаимоотношений власти  и общества, где общество отдельно, а власть отдельно, фактически было нечем. Собственную, отвечающую и реальным проблемам развития страны, и интересам большинства населения, систему государственных институтов только предстояло создавать методом проб и ошибок, и самым простым вариантом представлялось сохранение прежних методов управления, но в уже формально «демократической» упаковке. Конечно, и в рамках СССР системы управления в разных союзных республиках на практике существенно отличались, но при этом они имели и существенные общие черты – единый формальный институциональный дизайн, единая идеология, единое несовпадение декларируемых и реальных ценностей.

Несмотря на ритуальное проведение регулярных выборов, ведение частной собственности, отношения власти и общества в странах на территории бывшего СССР остались во-многом прежними. И т.н. «оранжевые революции» явный признак принципиальной незавершенности постсоциалистического перехода (или как говорят политологи, транзита) в бывших советских республиках, если угодно во многом плата за недооценку важности построения адекватной системы органов государственной власти, неумения формирования эффективного аппарата государственного управления и ложного понимания что значит эта эффективность[53]. Так по мнению В.Острома, “один из самых важных вопросов при изучении любой системы правления - это то, как институты воздействуют на структуру стимулов, побуждающих людей действовать... Чтобы конституции были эффективными, а не оставались всего лишь словами на бумаге, необходимо понять, каким образом следует проектировать системы правления для демократических обществ в противоположность автократиям” [54]

Смена общественной формации в ходе событий конца 1980-начала 1990-х не привела к образованию нового типа политической культуры, по сути она узаконила де-факто сложившиеся уже в последние годы социализма частно-собственнические  отношения, построенные по кланово-корпоративному признаку, когда именно распределитель ресурсов - чиновник и был фактическим их собственником и стал в результате реформ  из неявного явным олигархом.  Изменились статусные роли в элите и то, что формально было «общенародной собственностью» теперь отрыто стало собственностью семей конкретных президентов, губернаторов, бывших генеральных директоров, их друзей, родственников и т.д. Не изменилась же ситуация для «простого населения» - большинство из которого как ничего не имело, так и не стало иметь. Напротив, произошла утрата механизмов социальной защиты и адаптации, в результате выросли социальные диспропорции, а соответственно выросла и социальная напряженность. При этом данная система не могла устраивать как тех, кто не адаптировался и чье социальное положение существенно ухудшилось, так и тех, кто напротив, уже был готов к свободной конкуренции в новых условиях и кому мешали сохраняющиеся кланово-корпоративные механизмы. Накопление недовольства и рост неадекватности элиты и привел к «оранжевым революциям». Несомненно, что никаких «революций» в традиционном понимании этого термина как смены общественного строя (или хотя бы смены формы политического режима), ни в Украине, ни в Грузии, ни в тем более Кыргызстане не было. Происходила даже не смена элит (те, кто приходил к власти, тоже были частью элиты), а лишь смена высшего государственного руководства.

Что мы наблюдали после событий 24-25 марта в Кыргызстане? Лишь замену персонального носителя высшей власти в стране и его ближайшего окружения. Огромный аппарат чиновников низшего ранга остался на своих местах, продолжают исполнять обязанности члены назначенного при Акаеве Верховного суда, остался прежний состав прикрывавшего манипуляции на парламентских выборах Центризбиркома (лишь его глава ушел в отставку), осталось большинство членов и в нижестоящих избирательных комиссиях. Уже не говоря в том, что парламент, при избрании которого в феврале-марте 2004 было столько скандалов и нарушений благополучно функционирует, лишь ряд депутатов которого (в частности дочь А.Акаева Бермет) были лишены мандатов за допущенные в ходе избирательной кампании нарушения. Расследования нарушений касаются только самых одиозных и символических фигур.

Казалось бы, президентские выборы 2005 в Кыргызстане при всех их недостатках прошли гораздо свободнее, чем предыдущие. Но значит ли это, что приведшие к кризису проблемы решены? Очевидно, то примитивный взгляд на демократию просто как ни ритуальное проведение выборов недостаточен. Важно не только то, что выборы формально проходят, и даже не то, по каким правилам это проходит, а то, как управляет власть, избранная в процессе этих выборов. Для реального коллективного управления социальной сложностью, какой является современное общество просто проведения выборов раз в четыре года явно не достаточно. Ежедневная, связанная с постоянно меняющимися конкретными интересами граждан демократия - это в первую очередь институты общественного диалога, постоянного учета мнения интересов различных групп населения.

Наиболее естественной формой совместного принятия решений коллективом людей являются переговоры. Следовательно, демократия, понимаемая как «народовластие», должна представлять собой постоянный процесс согласований и переговоров. Демократия не может быть сведена к механической власти большинства, избравшего кого-то раз в 4 или 5 лет и давшего ему карт-бланш «на все». Это в первую очередь система согласования общественных интересов, дающая возможность учитывать интересы различных групп граждан и общественных структур, исключающая диктатуру как большинства, так и меньшинства. Применение таких упрощенных критериев – есть ли выборы и правит ли большинство - создает уверенность в том, что там, где эти критерии выполняются и имеется определенная тенденция поддержания демократических институтов, «все в порядке». Но на практике дело обстоит далеко не так просто, и коллективный постсоветский опыт тому наглядное подтверждение.

С одной стороны – Бакиев, Кулов их окружение поступили мудро и в чем-то неизбежно, пойдя на соглашение с теми, кто составлял окружение и бежавшего президента, тем самым спасая страну от дополнительной крови, массовых беспорядков и т.д. С другой – если систему власти, созданную Акаевым не изменить, то очередные «тюльпановые революции» станут неизбежными (сразу вспоминаются латиномариканские бананово-кокаиновые республики типа Эквадора или Боливии, где государственные перевороты неизбежны почти как смена времен года и той же неизбежностью в жизни рядового жителя страны ничего не меняется).

Действительно революция произойдет только тогда, когда произойдут системные изменения в механизмах функционирования власти, начнут преодолеваться чудовищные социальные диспропорции в стране, не менее чудовищная коррупция, находиться баланс между интересами гражданского общества и традициями клановости. В этом смысле, как и другие «оранжевые революции» киргизские события пока лишь шанс для того, чтобы совершить модернизацию общества, если угодно провести «вторую волну демократизации», после того как первая в конце 1980-х дала столь половинчатые и противоречивые последствия.

Центральным событием, которое действительно может революционно изменить характер политического режима в стране, может стать конституционная реформа. 25 апреля Жогорку Кенеш принял постановление "Об образовании Конституционного Совещания и проведении конституционной реформы в Кыргызской Республике", 28 апреля Конституционное Совещание приступило к работе. 9 июня оно завершило первый этап своей работы и вынесло на обсуждение  общественности проект Закона "О внесении изменений и дополнений в Конституцию Кыргызской Республики". Предлагаемые изменения касаются фактически всех разделов конституции, но главными, несомненно, являются разделы, касающиеся полномочий президента, правительства и парламента. В случае реализации данного проекта Кыргызстан может стать первой в бывшей советской Центральной Азии реальной президентско-парламентской республикой, разделение властей в которой будет напоминать такие президентско-парламентские республики Восточной Европы, как Румынию, Болгарию или Польшу[55].  Если это произойдет то это станет для всей Центральной Азии, никогда не управлявшейся иными методами, кроме автократических, важнейшим прецедентом.

После вынесения проекта конституционной реформы на обсуждение Жогорку Кенеш предложил кандидатам в президенты, чтобы они выразили свое согласие с предлагающимися поправками в Конституцию, председатель парламента  и одновременно Конституционного  Совещания О.Текебаев (политик, близкий к Ф.Кулову) предложил транслировать процесс по ТВ выражения согласия и подписания обязательств кандидатов поддержать реформу, который проходил в парламенте. Данное обязательство подписали все кандидаты в президенты (в том числе избранный затем президентом К.Бакиев), кроме близкой к прежнему режиму А.Акаева Т.Уметалиевой, которая выразила мнение, что поправки излишне усиливают парламент и действуют не в интересах народа (впрочем никаких шансов Уметалиева не имела и ей было важно просто обратить на себя внимание и выразить какую угодно, но особую позицию). Идея конституционной реформы нашла поддержку большинства общественных структур, в частности Коалиции за демократию и гражданское общество, фонда Дж.Сороса «Кыргызстан-Открытое общество» и других.

Предлагается существенно перераспределить полномочия от президента в пользу парламента и правительства, большинство полномочий исполнительной власти президент и глава правительства по этому проекту смогут осуществлять лишь совместно, таким образом  исключается волюнтаризм одного конкретного должного лица при  принятии решения (именно такая система взаимного ветирования стала одним из результатов реформ в странах Центральной и Восточной Европы). Согласно проекту, Президент будет лишь главой государства вместо «главы государства, высшего должного лица республики», из конституции исключаются фразы, что он является «символом единства государственной власти», «определяет основные направления внутренней и внешней политики государства». В статью 43 предлагается внести норму, что одно и то же лицо не может быть избрано Президентом Кыргызской Республики на два срока подряд  и  внесение изменений и дополнений в настоящую Конституцию не является основанием для повторного избрания либо продления полномочий действующего Президента КР. Предельный возраст избрания на пост президента предлагается повысить до 70 лет вместо 65 сейчас (нижний остается в 35 лет),  а пункт про обязательное проживание в республике не менее 15 лет перед выдвижением заменить на проживание в республике, в совокупности, не менее 15 лет до выдвижения его кандидатуры в Президенты. По проекту  президент не сам будет определять структуру правительства, которую затем вносит на утверждение в парламент, а вначале получать предложения премьер-министра, в случае согласия с которыми он затем вносит их в парламент. Предлагается, что освобождение членов правительства от должности президент теперь может производить не единолично, а лишь с согласия Жогорку Кенеша (и лишь прошения об отставке удовлетворяет без согласия парламента). Исключаются положения о назначении государственного секретаря КР, Администрации президента (заменяется фразой «формирует Аппарат, обеспечивающий его деятельность»), а деятельность Совета Безопасности, службы государственной охраны и Национальной гвардии предлагается регулировать отдельными законами. Предлагается, что Жогорку Кенеш будет не только давать согласие на назначение председателя Национального банка, но и на назначение его заместителей и членов Правления банка (увольнять их президент по-прежнему будет самостоятельно). Назначение дипломатических представителей президент также, как предполагается, будет производить с согласия парламента, а не после символических консультаций с соответствующим комитетом, как сейчас. При этом вернуть закон в парламент для повторного рассмотрения президент может не только самостоятельно, но и по просьбе премьер-министра (т.е. фактически право вето получает и премьер-министр, от имени которого его осуществляет президент). Референдум президент будет назначать не по собственной инициативе, а по инициативе не менее трехсот тысяч избирателей, большинства от общего числа депутатов Жогорку Кенеш; число назначаемых президентом членов ЦИК и Счетной Палаты сокращается с ½ до 1/3. Президент сохраняет право назначения с согласия Жогорку Кенеш председателя Счетной палаты, но увольнять его теперь может только с согласия парламента.

При  невозможности осуществления Президентом Кыргызской Республики своих обязанностей его обязанности по проекту до избрания нового Президента Кыргызской Республики будет исполнять председатель (торага) Жогорку Кенеша, а лишь при невозможности осуществления вышеуказанных обязанностей им Премьер-министр Кыргызской Республики (сейчас отсутствующего президента замещает премьер-министр).

Из статьи 49 исключаются гарантии государственного обслуживания семьи президента. Из статьи 53 предлагается исключить норму, что бывший Президент страны  не может быть привлечен к уголовной и административной ответственности за действие или бездействие, совершенное им в период исполнения полномочий Президента Кыргызской Республики, а также задержан, арестован, подвергнут обыску, допросу либо личному досмотру.

При этом предполагается, что Президент сохранит полномочия Главнокомандующего Вооруженными Силами и право назначения высшего командования Вооруженных Сил, право на введение режима чрезвычайного положения, объявление войны (с последующим рассмотрением этого вопроса в парламенте) и т.д. Из конституции исключается норма, что указы, принимаемые Президентом Кыргызской Республики при осуществлении в соответствии его «чрезвычайных полномочий» имеют силу закона.

Предлагается передать от президента премьер-министру полномочия по назначению глав местных государственных администраций (с согласия соответствующих местных кенешей - советов).

Правительство будет слагать полномочия не перед новоизбранным президентом, а перед новоизбранным парламентом. Парламент по данному проекту получает дополнительно не регламентированное право на выражение недоверия премьер-министру или Правительству в целом не менее 2/3 голосов (ранее недоверие могло быть оказано только Правительству  в целом и лишь в предусмотренных Конституцией  случаях). Жогорку Кенеш Кыргызской Республики может быть досрочно распущен по решению о самороспуске, принятому большинством не менее двух третей голосов от общего числа депутатов Жогорку Кенеша. Жогорку Кенеш также может быть досрочно распущен Президентом Республики  в случае трехкратного отказа дать согласие на назначение Премьер-министра Республики, а также в случаях указанных в Конституции и конституционном законе о Жогорку Кенеше Кыргызской Республики (ранее речь шла о «ином кризисе, вызванного непреодолимыми противоречиями Жогорку Кенеша Кыргызской Республики с другими ветвями государственной власти»)

Если ранее изменения в конституцию могли вноситься только по итогам референдума, назначаемого президентом, то теперь предлагается принимать их парламентским путем. В проекте отменяется право Жогорку Кенеш делегировать свои законодательные полномочия Президенту Кыргызской Республики на срок не более одного года и переход данных полномочий к президенту в случае роспуска Жогорку Кенеша. По проекту парламент будет давать согласие не только на назначение, но и на освобождение от должностей судей местных судов. Срок, в течение которого депутату должны дать ответ на депутатский запрос, сокращается с месяца до 15 дней.

Число депутатов Жогорку Кенеш предлагается увеличить с 75 до 105, из них 70 избирать по пропорциональной избирательной системе  и 35 по мажоритарным округам. Предлагается и смягчить требования к кандидатам в парламент. Требование постоянного проживания кандидата в депутаты в течение 5 последних перед выборами  лет в стране предложено заменить на проживание на территории страны в течение 5 лет в совокупности.

Предлагается также расширить права представительных органов местного самоуправления. Срок полномочий местных кенешей увеличить с 4 до 5 лет, при этом половину депутатов местных кенешей избирать по единому избирательному округу на основе пропорциональной избирательной системы, а половину по мажоритарной избирательной системе. Также планируется, что местные кенеши будут давать согласие Премьер-министру на назначение глав местных государственных администраций, в порядке, предусмотренном законом.

Наряду с реформой системы государственной власти предлагается расширить гарантии гражданских прав и свобод. Так предлагается в статье 5 фразу «В Кыргызской Республике в качестве официального языка употребляется русский язык» заменить фразой «наряду с государственным языком в качестве официального языка употребляется русский язык». Предлагается смягчить нормы относительно возможности двойного гражданства (сейчас оно конституцией не признается). В раздел «Права и свободы человека» предлагается добавить в статью 16 пункт «Никто не может быть арестован или содержаться под стражей иначе как по мотивированному решению суда и только на основаниях и в порядке, установленных законом» (сейчас конституция гласит, что задержание, арест и заключение под стражу может быть обжаловано в судебном порядке). Добавляется и отсутствующий сейчас пункт что «Каждый имеет право на неприкосновенность жилища. Никто не может проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц.  Обыск в жилище может быть произведен только по решению суда». Расширяются положения, гарантирующие свободу объединений, собраний, передвижения и выбора и места жительства и т.д. В статью 17 предлагается добавить пункт об отмене смертной казни. Предлагается исключить из статьи 11 пункт о праве Правительства Республики «в исключительных случаях для защиты экономических интересов … принимать временные меры в сфере налогообложения посредством изменения ставок отдельных налогов и иных обязательных платежей в бюджет», заменив его положением о том, что право установления налогов принадлежит исключительно Жогорку Кенешу и Законы, устанавливающие новые налоги и ухудшающие положение налогоплательщиков, обратной силы не имеют (как ни странно, в нынешней редакции Конституции КР такого положения нет).

Если данный проект будет принят, но согласно ему на его переходный период (то есть фактически на президентство К.Бакиева) до 1 ноября 2009 года  президент будет сохранять право по своей инициативе (то есть без учета мнения премьер-министра) освобождать от должности членов Правительства Кыргызской Республики, отвечающих за вопросы обороны, безопасности, внутренних дел, и внешней политики. После вступления в силу данного закона в последнее воскресенье февраля 2006г. предлагается провести довыборы 30 депутатов в Жогорку Кенеш по пропорциональной системе, при этом срок их полномочий будет истекать вместе с полномочиями депутатов Жогорку Кенеша, избранных в 2005 по 75 мажоритарным округам (с 1 ноября 2009 года вступит в силу норма, наоборот, об избрании 75 депутатов по спискам и 30 по округам).

Будет ли этот проект реализован? К.Бакиев, который его первоначально поддерживал, став «полноценным» президентом, фактически  заявил о необходимости его пересмотра, изменил состав Конституционного совещания. Это означает, что уже начался отход от данных в ходе избирательной кампании обещаний.

Очевидно, что в окружении Бакиева есть те, кто настраивают президента воспользоваться доставшимися ему полномочиями президента «по полной». Одновременно нарастают и противоречия с главным политическим союзником Бакиева – Ф.Куловым, занявшим пост премьер-министра, союз с которым только и смог обеспечить столь безболезненное и убедительное избрание К.Бакиева президентом. В новой системе власти выкрастиллизовываются, по крайней мере, две ключевых силы. Это партия, формируемая на базе бакиевского Народного движения Кыргызстана (НДК), лидеры которой говорят о симпатиях в отношении традиционных социал-демократических ценностей, и куловская партия «Ар-Намыс». Однако возможный новый всплеск нестабильности может  вынести в «большую политику» и наследников бывшей правящей партии режима А.Акаева - правоцентристской «Алга, Кыргызстан» (конечно, о возвращении в политику самого А.Акаева речи быть не может).

Именно от того, насколько хватит в этой ситуации самому К.Бакиеву политической мудрости и зависит то, какой в ближайшее время будет судьба Кыргызстана. Ведь те объективные проблемы, из-за которых произошли события 24-25 марта, никуда не делись, и если править методами прежнего режима, то новая, еще более опасная дестабилизация не за горами. При том, что и сейчас ситуация в стране далека от стабильности. Так 21 сентября произошло новое громкое убийство – его жертвой стал депутат Жогорку Кенеш от округа №16, крупный бизнесмен, президент Национального Олимпийского комитета Баяман Эркинбаев. Вслед за этим  в ряде Интернет-изданий и бывших проакаевских газет 22 сентября 2005г. появилось странное письмо «Я не боюсь умереть - я все сказал», приписываемое Б. Эркинбаеву, в котором он якобы кается перед Акаевым за поддержку оппозиции. Газета «МСН» в частности обратила внимание на ряд странностей этого письма. Во-первых, удивляет небывалая оперативность появления большого количества публикаций. Создается впечатление, что все они были подготовлены заранее, до того, как произошло убийство депутата. Получается, что жизнь Б.Эркинбаева «разыграли» по заранее отработанному сценарию, цель которого - обвинить в этом ныне действующую власть. И достигнуть своей главной цели - дестабилизировать ситуацию в стране. Во-вторых, при всем желании Баяман не мог написать письмо подобного содержания по очень простой причине - просто не мог. Стиль и сам язык письма мягко выражаясь не похожи не то что на стиль Эркинбаева, а вообще на стиль, принятый в Кыргызстане, набито пиарными клише, написано письмо излишне пафосным и заумным языком. В письме в частности есть такие фразы, как «и мне, как и многим сегодняшним «революционерам», было невдомек, что руководят процессом переворота вовсе не наши бай-манапчики, как им хочется показать, а внешние американские силы, которые сегодня раздербанивают наш народ на «преданных» и «не преданных», на «северных» и «южных», на «политически грамотных» и «неграмотных», на «народ» и «врагов народа», «кто двигал этой организованной толпой молодчиков, которые решили захватить рынок, а затем и гостиницу, от собственности на которую я не отказываюсь?», «жаль, что женщины юга, которых сегодня называют наемными пикетчицами, порочат образ женщины юга и участвуют во всех политических шоу, организованных заинтересованными политиками!», «в первые дни после 24 марта этой самой «третьей силой» была «акаевщина» как что-то такое, чего нельзя потрогать руками и увидеть глазами, никто до сих пор не пытается даже расшифровать, что это такое. А надо бы. Потому что те, кто прикрепляется к фамилии Акаева в аффиксе «-щина», до сих пор правят бал и сталкивают лбами всех здоровых и нездоровых людей от политики. Это они произносят знаменитую фразу «Король умер. Да здравствует король!» и похоронят любого, чтобы только суметь быть при власти», «Кыргызстан до сегодняшнего дня на всем постсоветском пространстве считался «красной республикой», регионом, где жестко пресекались все криминогенные действия, каких бы то ни было незаконных формирований», «несовершенство обещаний и неумение сдержать слово, отказ от того, с чем они пришли 24 марта и желание прорасти любой ценой, торг, вялость мышления и консерватизм приводят к тому, что мы сегодня имеем», «всюду витает состояние временности и напряженности, которое не просто не дает работать - не позволяет сосредоточиться», «Я прошу прощения у Аскара Акаевича, которому я был врагом, а должен был стать другом и единомышленником… Нам надо было подождать каких-нибудь три года, чтобы его планы начали работать! Его еще вспомнят, и я надеюсь, что смогу принести ему свои извинения лично! Нет сегодня среди политиков ни одного, кто смог бы стать президентом, поэтому, люди, не ошибитесь вновь! Их просто еще не родила наша земля!».

Несмотря на явную подложность «покаянного» письма убитого Б.Эркинбаева, его смерть вызвала возмущение многих депутатов Жогорку Кенеш, причем представляющих именно бывшую оппозицию. «Старая власть сажала людей в тюрьмы, новая власть их расстреливает», - заявил  депутат Кабай Карабеков, затем он заявил что в МВД реально руководит один из родственников из ближайшего окружения К.Бакиева, а «министр ничего не решает». «У Аскара Акаева было двое сыновей, а у нынешнего президента родственников больше. На всех доходных местах сидят не новые люди, а новые родственники. Под мафиозной структурой Правительства стоит подпись Президента»[56], - сказал К.Карабеков. В ответ президент попросил К.Карабекова назвать конкретные имена родственников и не рекламировать себя, использовав депутатскую трибуну. «Используйте трибуну по назначению, - сказал он. - Вы тянете со структурой Правительства. Мы же пошли на уступки, рассмотрев ваши рекомендации». Депутат Дооронбек Садырбаев заявил, что «есть прямая наводка 1-го замминистра МВД КР Шеркозиджана Мирзакаримова к убийству Баямана Эркинбаева» (за несколько дней до убийства с Эркинбаева не смотря на его активные возражения была снята охрана). Затем Д.Садырбаев предложил объявить Бакиеву импичмент, а правительство Кулова отправить в отставку. Депутат Мелис Эшимканов сказал, что «нынешние события являются логическим продолжением мартовских событий». «Президент сейчас совершает те же ошибки, как Акаев в 2002 году при Аксыйских событиях», - сказал он.

Даже среди самых ярых сторонников К.Бакиева имеется определенный скепсис относительно перспектив новой власти, если существующие в Киргизии проблемы будут нарастать. «Уже окончательно оформившийся единый кандидат от оппозиции в лице Курманбека Бакиева ведет себя соответствующим образом, раскрываясь на наших глазах в яркого лидера, который чувствует за собой надежную силу народа Кыргызстана… Я уже неоднократно говорил, что приход этой личности к власти практически неизбежен, даже если власти и противники и недруги Бакиева каким–то образом смогут объединиться против него… Пожалуй, даже Курманбек Бакиев лишь какое–то определенное время сможет выступать в качестве противодействующего фактора деструктивным процессам в Кыргызстане... Если по каким–то причинам миндальная революция даст осечку и народ не почувствует уже в ближайшем будущем реальных перемен в политике и обществе, угроза хаоса вырастет многократно. Поэтому власти должны бы, по идее, беречь и лелеять Бакиева как стабилизирующий фактор, а не стремиться к его устранению»[57].

Как бы это не нравилось фанатам Бакиева или Кулова, но главная сила нового правительства страны – именно в его коалиционном характере. Наличие крупных самостоятельных фигур на ключевых постах в стране, таких как Бакиев (президент), Кулов (премьер), Текебаев (глава парламента), Отунбаева (министр иностранных дел), которые во многом являются политическими соперниками, позволяет выстраивать высшую власть по принципу сдержек и противовесов. Это означает не только взаимный контроль (что является обязательным условием борьбы с коррупцией и создания эффективного механизма принятия решений), но, как хочется надеяться, поможет уберечь страну от скатывания к новой клановости и семейственности политической и экономической жизни. Дальнейшая дестабилизация во внутренне расколотой на север и юг, со сложными клановыми отношениями и наличием влиятельных национальных меньшинств (в первую очередь узбеками) стране, угрожала бы стабильности во всей Центральной Азии.

Пока в значительной степени сохранение баланса в органах власти страны опирается на совпадающий интерес России, США, Европы, Китая, которые незаинтересованы в появлении в Центральной Азии нового очага дестабилизации. Оказать помощь Кыргызстану выразила готовность Россия, Конгресс США выделил 10 млн долл. для финансирования двух новых программ в сфере безопасности, USAID намерено выплатить компенсации жертвам погромов, кроме того, американское правительство рассматривает возможность увеличения в 2006г. суммы помощи Киргизии в рамках программы "Акт в поддержку свободы" с 30 до 35 млн долл. В тоже время в политике России есть очень опасная тенденция, как и в случае с Акаевым, выстраивать политику в расчете на один конкретный центр силы (К.Бакиева), стратегически это будет вести лишь к повторению в еще худших формах событий 2005 и масштабной дестабилизации всего региона. При всей увлеченности играми в «исполнительную вертикаль» внутри страны способствовать построению аналогичного типа режимов в таких странах как Кыргызстан, значит лишь в перспективе разрушать то, чего казалось бы хочет добиться Россия – стабильности. В наших собственных интересах, что Кыргызстан стал демократической страной с системой власти, гарантирующей выработку компромиссной политической линии различных групп и кланов. Если радикального изменения формы политического режима в Кыргызстане в ближайшее время не произойдет, это будет означать только одно: очередная «революция» - впереди.

 

 

ПРИЛОЖЕНИЕ

 

Причины, условия и обстоятельства краха экс-Президента КР А. Акаева[58] (выдержки)

 

Об итогах работы Государственной комиссии по выработке мер для дальнейшей стабилизации общественно-политической ситуации в Кыргызской Республике

 

15 мая 2005 года, г. Бишкек.

Государственная комиссия, начав свою работу 11 апреля 2005 года, изучила причины, условия и обстоятельства произошедшей 24 марта 2005 года Народной революции и пришла к следующему заключению.

Начиная с неоднократных изменений и принятия новых конституций, путем проведения ряда так называемых всенародных референдумов 1994, 1996, 1998 и 2003 годов, была осуществлена концентрация властных полномочий в руках Президента А.Акаева. В результате чего система управления стала замкнутой, без обратной связи с обществом и общественными институтами. Руководство республики во главе с А.Акаевым взяло окончательный курс на узурпацию власти.

Фактически уже тогда сложилась парадоксальная ситуация, когда вся система органов государственной власти выстраивалась по старой советско-партийной схеме, включая назначение руководителей этих структур, которые имели явно выраженный авторитарный подход и стиль мышления… Перекос в несправедливой приватизации государственной собственности образовал разрыв между небольшим количеством богатых и абсолютно нищим населением страны. В последние годы эта пропасть стала угрозой для безопасности всего общества. Узурпация власти А. Акаевым привела к тому, что началась бессовестная «прихватизация» всего и вся не только чиновниками, но в основном и главном приближенными соратниками и единомышленниками «Семьи Президента», которая в дальнейшем все более и более концентрировала и монополизировала не только экономическую составляющую, но и политическую. Сначала «карманным» стало правительство, исполнительная ветвь власти, потом – и судебная. Конституционный суд, по сути, превратился в зависимый орган, не способный принять самостоятельных и объективных решений. Истинной целью активного вмешательства власти в выборный процесс было формирование подконтрольного большинства в парламенте и в конечном итоге – продление полномочий Президента А.Акаева еще на один срок…. Последней причиной, приведшей к Народной революции 24 марта 2005 года, явились несправедливые и проведенные со многими нарушениями в отдельных избирательных округах выборы в парламент республики, которые стали очевидными не только международным наблюдателям, но и всем простым гражданам. Давление административной машины на неугодных режиму во время этих выборов было столь наглым и жестким, что это вызвало неприятие всего населения страны.

Деятельность судебной системы и в первую очередь Верховного Суда, а также Центральной избирательной комиссии по разбору споров между кандидатами зачастую носила необъективный (одиозный) характер, когда по аналогичным делам выносились прямо противоположные решения либо вместо оперативного решения вопроса начиналось необоснованное затягивание рассмотрения жалоб и заявлений.

К этому времени произошел фактически паралич всей системы государственной власти. Захваты административных зданий, смещение со своих постов районных и областных руководителей органов местного самоуправления и государственных администраций, неспособность адекватно реагировать на сложившуюся обстановку послужили сигналом того, что власть недееспособна. Это коснулось также деятельности правоохранительной системы. Особенно после известных Аксыйских событий 2002 года, когда правоохранительные органы, оказавшись единственными крайними, были просто-напросто подставлены главой государства, что полностью деморализовало их в последующем. Боязнь ответственности породила уход от выполнения своих прямых обязанностей. Большинство руководителей министерств и ведомств также самоустранились, понимая, что происходит развал государственной системы власти созданной А.Акаевым.

… 

Не было принято никаких мер по сохранению и возрождению национальных производств. Остановлены и демонтированы крупнейшие фабрики и заводы, без работы остались сотни тысяч людей. Полученные извне кредиты (около 2 млрд. долларов США) в основном разворовывались или были использованы не по целевому назначению действующим режимом. Размеры внешнего долга в несколько раз превысили годовой объем бюджета, что для нашего небольшого государства составляет угрозу потери экономической независимости. Несмотря на то, что земля была отдана крестьянам и фермерам, им не было создано условий и не оказано необходимой финансовой, технической и методической помощи.

Столкнувшись с данными экономическими проблемами, бывшее руководство республики осуществило целый ряд реформ при поддержке международных финансовых институтов (Всемирный банк, Международный валютный фонд, АБР и другие). В соответствии с принятыми на себя обязательствами республика ускоренными темпами проводила структурные реформы, приватизацию государственного имущества, либерализацию цен, торговли и капитала. Однако все это больше походило на хаотичный процесс без подготовки и прогресса в структурных реформах и институциональном развитии. В итоге каких-либо ощутимых положительных результатов так и не было получено.

Преобразования и реформы оказались низкими по качеству, а экономическое состояние и рост экономики - неустойчивым. При этом государственная статистика сознательно искажала истинное положение дел, что не позволяло получить реальную картину состояния экономики и выработать действенные меры.

Основные причины нынешнего состояния экономики - некачественное, неэффективное и непрозрачное государственное управление, коррупция и монополизация экономических ресурсов и секторов, что стало существенным тормозом реформ и развития.

Таким образом, если период с 1991 по 1995 годы характеризовался гиперинфляцией, приватизацией, вводом национальной валюты, программой PESAC и периодом относительной стабилизации экономики, то 1995-2000 годы - программой FINSAC (оздоровление финансового сектора, выкуп плохих долгов у системных банков и т.д.), становлением рынка ГКВ, кризисом 1998 года. При этом, наряду с относительно стабильным макроэкономическим положением, существовали и значительные проблемы на микроуровне - в установлении и развитии конкурентной среды и рыночных механизмов, прозрачного управления, регуляторной роли и механизмов государства.

На протяжении ряда лет благодаря концентрации власти и полномочий в руках экс-президента А.Акаева осуществлялась монополизация финансового и экономического богатства страны. Приватизация крупных и экономически привлекательных объектов государственной собственности была проведена с многочисленными нарушениями, с использованием административного ресурса. Крупнейшие предприятия оказались в собственности и под контролем людей, приближенных к «Семье Президента» и его родственников. Помимо прямой приватизации осуществлялся передел и перераспределение собственности методами административного давления и силового принуждения, с помощью фискальных и правоохранительных органов.

В результате проведенной «приватизации» был установлен контроль над кадрами и финансовыми потоками государственных предприятий и акционерных компаний, где государство владело контрольным пакетом акций. Транспортирующие и распределяющие компании в электроэнергетике, «Кыргызгаз», международный аэропорт “Манас”, ГП “Темир”, “КыргызАлко”, “КыргызТелеком”,”КыргызАлтын”,”Кумтор” и многие другие оказались под контролем людей, приближенных к членам «Семьи Президента»

Средний уровень зарплаты врачей, учителей, государственных служащих, сотрудников правоохранительных органов не соответствовал даже уровню потребительской корзины. Две трети народа оказались за чертой бедности, продолжительность жизни снизилась, возросла детская смертность, ухудшилось качество образования и обучения, был нанесен непоправимый ущерб социальной и культурной сфере страны. Доход на душу населения составил менее одного доллара в день ($0.9), что привело к снижению уровня и качества потребления.

В результате отсутствия целенаправленной государственной политики по занятости населения численность общего количества безработных за период с 1993 года по 2004 год возросла в более чем 6 раз (от 29 тыс. до более 186 тыс. человек).

Начиная с 1994 года в стране наблюдался массовый отток некоренного населения за пределы страны. На период с 1990 по 2000 год общее количество эмигрантов составило более 600 тысяч человек. Кроме того, большая часть областей республики развивалась неравномерно, что связано было прежде всего с их экономическими возможностями. Неравномерность развития без учета возможностей регионов, поиск достойного заработка усиливали внутренний миграционный поток из сельской местности в столицу, население которой уже увеличилось на 30%...

 

Председатель Государственной комиссии, Секретарь Совета безопасности Кыргызской Республики М. Ниязов

 

Члены Государственной комиссии:

- Айтбаев Т.С.

- Акунов Б.А.

- Бабанов О.Т.

- Байсалов Э.Ж.

- Бекназаров А.А.

- Диль В.И.

- Исабеков К.С.

- Исаев К.

- Кадырбеков И.Д.

- Нур уулу Досбол

- Ормонов У.З.

- Садырбаев Д.

- Султанов М.А.

- Тургуналиев Т.

- Садык Шер-Нияз

 

 



[1] Автором  термина «тюльпановая революция» является один из лидеров бывшей оппозиции Роза Отунбаева.  С мая 2002 она работала заместителем специального представителя Генерального секретаря ООН в Грузии и хорошо знакома с «грузинским политическим опытом», что не могло не породить у освещающих выборы журналистов стремления выстраивать параллели с недавними событиями в Грузии и на Украине.

[2] Значительная часть депутатов которого или была «кинута»  командой А.Акаева в ходе избирательной кампании, или проиграла выборы и в новый парламент не попала, и соответственно была заинтересована «переиграть все по-новой».

[3] По итогам событий 17 июня был создана государственная комиссия, 24 августа опубликовавшая свой отчет. Член этой госкомиссии президент Коалиции “За демократию и гражданское общество” Эдиль Байсалов  выразил свое несогласие с официальным заключением комиссии и выступил с отдельным мнением.  В частности, Э.Байсалов поставил под сомнение характеристику Госкомиссией событий 17 июня в качестве тщательно и заранее спланированной акции. Попытка захвата Белого Дома была “простой авантюрой, попыткой взять власть с наскока”, пишет в своем отдельном мнении Э.Байсалов и призывает не переоценивать важность и значение событий 17 июня.   Также он заявил об отсутствии каких-либо убедительных доказательств о наличии связей У.Барыктабасова с семьей экс-президента. Лидер Коалиции “За демократию и гражданское общество” предупреждает против возможной неправильной интерпретации некоторых рекомендаций Госкомиссии и предлагает «твердо и четко заявить о курсе нового руководства на создание плюралистического, многообразного политического общества в Кыргызстане».

[4] В различных вариантах транскрипцию его фамилии на русский язык встречаются варианты и «Дюшебаев» и «Дуйшебаев», в официальных же кыргызских документах на русском языке он именуется именно Душебаевым

[5] Фуфаев С. Кыргызстан – главные события впереди. 21.04.2005  // http://www.igpi.ru/bibl/other_articl/1114194129.html

[6] Следует отметить, что наименование страны «Кыргызская Республика (Кыргызстан)» было закреплено в Конституции 1993 года. До этого были названия «Киргизская ССР» в эпоху СССР и «Республика Кыргызстан», содержавшееся в Декларации о государственном суверенитете, принятой 15 декабря 1990 года, и введенное в Конституцию законом о внесении изменений и дополнений в Конституцию Киргизской ССР от 5 февраля 1991 года.

[7] Итоги Первой национальной переписи населения Киргизской Республики в 1999 года в таблицах. Книга II (часть первая). Бишкек, Национальный статистический комитет Киргизской Республики, Бишкек, 2000.

[8] Забелло Я.Ю., Собянин А.Д. Русские в Киргизии: современное положение и прогноз. // "Профи", 1999, № 11. С.31-33.

[9] По данным Национального статистического комитета республики, более половины выбывших из Кыргызстана не имели занятий и постоянного источника доходов, то есть безработные.

[10] Баринова М. Номинанты на Аскара. // Профиль. 8.02.2005

[11] Наибольший рост промпроизводства за I полугодие 2005г. зарегистрирован в Азербайджане - 20,1%, в Грузии он составил 12,8%, в Беларуси - 10,5%, в Таджикистане - по 8,9%, в Казахстане - 7%, в Армении - 5,3%, на Украине - 5%, в Молдавии - 4,6%, России – 4%

[12] Панфилова В. В преддверии еще одной «бархатной революции»  // Независимая газета. №15 (3411), 28 января 2005.

[13] Райхл П., Розживин О. Зеленая ветка для соловья // МСН (Бишкек). 12.07.2005. С.7.

[14] Карабеков К. Смотрите, кто пришел. На сессии Верховного Совета Республики Кыргызстан // Вечерний Фрунзе. 23 января 1991.

[15] Акаев А. Памятное десятилетие. Бишкек: Учкун, 2001. С.155-156.

[16] Жолмухамедова Л. А чьи это руки мелькают за кадром? (Премьер-министры как сменные перчатки власти) // Моя столица. 12 сентября 2002.

[17] Все пять референдумов в истории независимой Киргизии назначались и инициировались президентом.

[18] Искакова Г. Выборы и демократия в Кыргызстане: конституционный дизайн президентско-парламентских отношений. Бишкек: Бийиктик, 2003. С.366-367.

[19] Он звучал так: «Аскар Акаев должен оставаться Президентом Кыргызской Республики до декабря 2005 года (до окончания конституционного срока избрания) для того, чтобы претворить намеченные конституционные изменения в жизнь?»

[20] Искакова Г.Т. Выборы и демократия в Кыргызстане: конституционный дизайн президентско-парламентских отношений. Бишкек: Бийиктик, 2003.С.342-348.

[21] Искакова Г.Т. Выборы и демократия в Кыргызстане: конституционный дизайн президентско-парламентских отношений. Бишкек: Бийиктик, 2003. С.428.

[22] Панфилова В. В преддверии еще одной «бархатной революции»  // Независимая газета. №15 (3411), 28 января 2005.

[23]Но пораженье от победы уже возможно отличить. 4.03.05 МСН

[24] В начале августа 2005 года лидер партии “Эркиндик” Топчубек Тургуналиев заявил, что намерен подать в суд на бывшего секретаря Совета безопасности Мисира Аширкулова. По словам политика, именно М.Аширкулов, будучи председателем Службы национальной безопасности КР, был организатором преследований по политическим мотивам Т.Тургуналиева. Это произошло после того, как Верховный суд Кыргызстана вынес оправдательный приговор Т. Тургуналиеву, возбужденному в отношении него в 1999 году. Вместе с ним оправданы и остальные 5 человек, проходивших по этому делу. Лидер партии “Эркиндик” и другие были обвинены в попытке покушения на жизнь тогдашнего президента Кыргызстана Аскара Акаева и приговорены к различным срокам заключения в 2000 году. Тургуналиев был оправдан также по двум уголовным делам, возбужденным против него в 1995 и 1997 гг. Таким образом, с Т.Тургуналиева сняты все судимости и он полностью реабилитирован. Т.Тургуналиев заявил, что он намерен обратиться в суд на М.Аширкулова для взыскания моральной и материальной компенсации.

[25] 6 января 2005 года Р.Отунбаева, подав свои документы по избирательному округу №1, получила регистрационное удостоверение. Спустя пять часов, между 23.00 и 00.00, окружная избирательная комиссия была созвана на экстренное заседание, после которого решение о ее регистрации кандидатом было отменено.

[26]Пресс-релиз Центральной избирательной комиссии Кыргызстана от 11.02.2005.

 

[27] Приживойт Р. Мышам раздолье, когда кот спит // МСН, 18 февраля 2005.

[28] В результате в Карасуу начались митинги обоих кандидатов в депутаты по этому округу.  Сторонники Б.Юсупова протестовали против решения районного суда, признавшего недействительной его победу.  В противовес им выступило вдвое больше приверженцев А.Толонова, которые попытались прогнать сторонников Б. Юсупова с площади, угрожая расправой. Однако благодаря действиям правоохранительных органов возможное столкновение было пресечено.

[29] И пораженье от победы уже не возможно отличить //  МСН. 4 марта 2005.

[30]Всего в результате двух туров голосовании был избран 71 депутат, абсолютное большинство из них считались лояльными правительству А.Акаева. Председатель кыргызского ЦИК С.Иманбаев заявил, что выборы в этот раз прошли «относительно чисто, прозрачно, каких-либо серьезных нарушений, которые могли бы повлиять на их результаты, не было». Пресс-секретарь президента Кыргызстана А.Сегизбаев объяснил скромное представительство в парламенте оппозиции объяснил ее непопулярностью среди населения и отсутствием реальной поддержки со стороны большинства кыргызстанцев.

[31] Т.Усубалиев подал 2 марта 2005г. в Центризбирком заявление по фактам нарушений норм Кодекса о выборах, спровоцированных бывшими кандидатами в депутаты А.Жапаровым и Б.Болотбековым. К заявлению на 106 листах были приложены акты и заявления от избирателей этого округа, публикации средств массовой информации.  4 марта поступило заявление от С.Сардарбекова, уполномоченного представителя кандидата Т.У.Усубалиева с приложением актов на 25 листах, двух аудиокассет и одной видеокассеты. Рассмотрев этим материалы Центризбирком 7 марта официально рекомендовал Т.У.Усубалиеву обратиться в суд. По мнению властей в срыве выборов в округе были виноваты не те, кто отстранил всех иных кандидатов кроме Усубалиева от выборов, а сами отстраненные кандидаты. Это означало для них запрет баллотироваться на повторных выборах.

[32] По данным на 14 марта, А.Эркебаев получил 51,99% или 13191 голос избирателей, М.Султанов – 47,1% (11952 голосов).

[33] Ош зла // Коммерсанть (Москва). 21 марта 2005, №48/П. С.1-9.

[34] Использованы данные отчета долгосрочных наблюдателей ENEMO в Нарынской области М.Велигодского и Г.Кошим от 10.06.2005

[35]Р.Отунбаева вновь стала министром иностранных дел, ее соратник по движению «Ата-Журт» А.Мадумаров стал вице-премьером,  Ишенбай Кадырбеков (и.о. президента 24-25 марта), проигравший выборы по округу №33, был назначен министром транспорта, и.о. мэра Бишкека был назначен ставший депутатом бывший губернатор Нарынской области Аскар Салымбеков. Генеральным прокурором стал «герой» Аксыйских событий А.Бекназаров.

[36] Зыгарь М. Киргизская революция обирает своих детей // Коммерсанть. 29 марта 2005, №54. С.1-9.

[37] Зыгарь М. Киргизская революция обирает своих детей // Коммерсанть. 29 марта 2005, №54. С.1-9.

[38] Загорецкий М. Аскар не акбар // Коммерсанть (Москва). №58/п (3142). С.1-9.

[39]Но в Карасууском округе №41 на этом история не закончилась. 7 сентября ЦИК Кыргызстана   постановил отметить протокол окружной избирательной комиссии по Карасуускому округу № 41 от 1 апреля 2005 года,  сформировать новую окружную и участковые избирательные комиссии и провести очередное повторное голосование на избирательных участках №№ 169, 204, 265 и  268 по Карасуускому избирательному округу № 41.

[40]22 июня 2005 года на стадионе села Бакайата были найдены 10 мешков с бюллетенями, использованных в первом и втором турах выборов в Жогорку Кенеш КР по избирательному округу №55, и 19 пачек неиспользованных бюллетеней несостоявшегося 3-го тура.24 июня в Таласской области были обнаружены избирательные бюллетени по данному округу, похищенные 28 апреля 2005 года из здания Бакайатинской районной государственной администрации.

[41] Скандалы в Университетском округе начали уже в январе 2005. Все началось с того, что в первых числах января аннулировали свидетельство о регистрации бывшего главы МИД Киргизии Розы Отунбаевой, так как она работала послом и соответственно не проживала в стране перед выборами. Оппозиция обвинила А.Акаева в “расчистке” округа для своей дочери. 11 января Акаев не удержался и в течение 15 минут в прямом эфире национального телевидения рассказывал согражданам о достоинствах любимой дочери и о ее желании стать депутатом. А так как, согласно законодательству, предвыборная агитация разрешалась только со 2 февраля, оппозиция вновь обвинила власти в использовании административного ресурса. Оппоненты требовали от ЦИКа снять Бермет Акаеву с выборов как и Р.Отунбаеву  за нарушение требований о цензе оседлости, поскольку она в 2003 году проживала и работала в Женеве, в то время как по закону кандидат обязан безвыездно прожить в Киргизии минимум пять лет до выборов.  Соперники Б. Акаевой неоднократно обращались в окружную и центральную избирательные комиссии с заявлениями, в которых указывались конкретные факты нарушений предвыборной агитации с ее стороны, в том числе бесплатные дискотеки для студентов, увеселительные поездки избирателей на горнолыжный курорт, приписки в списках избирателей, однако ЦИК оставлял эти жалобы без рассмотрения.   14 февраля с открытым письмом к Аскару Акаеву, тогда еще президенту, обратилась Рейчел Денбер, и. о. исполнительного директора отделения правозащитной организации Human Rights Watch по Европе и Центральной Азии. В нем она указала на многочисленные нарушения, допущенные в ходе предвыборной кампании, в том числе и в округе, где баллотировалась дочь президента. Правозащитница писала, что госслужащих и студентов насильно загоняют в пропрезидентскую партию “Алга, Кыргызстан”, контролируемую Бермет Акаевой, и что из бишкекских студентов принудительно формируют инициативные группы по сбору подписей в ее поддержку. “Собранные студентами подписи были представлены в окружную избирательную комиссию 17 января,– писала госпожа Денбер.– Через два дня Ваше правительство на 30% повысило стипендии и подняло зарплату работникам учреждений культуры и образования, в том числе преподавателям и административному составу. Складывается впечатление, что это было неким образом обусловлено поддержкой кандидатуры Бермет Акаевой со стороны студентов и преподавателей”.

[42] Кодекс о выборах в Кыргызской Республике. Бишкек: Центральная избирательная комиссия по выборам и проведению референдумов Кыргызской Республике (издано при финансовой поддержке ПРООН), 2005. С.156-309.

[43] Окружные же избирательные комиссии как на выборах парламента, так  и местных кенешей прекращают свои полномочия после официального опубликования результатов выборов.

[44] Это связано с бардаков в выдаче документов, удостоверяющих личность. Так в прошлом выдавались паспорта, которые, как выяснилось, были на «неправильных бланках», длительное время имелся дефицит с бланками паспортов и т.д.

[45] Внесенный залог возвращается кандидату после проведения выборов, если за его кандидатуру проголосовало не менее 15% избирателей, принявших участие в голосовании. Оставшаяся сумма залога используется ЦИК целевым назначением на подготовку и проведение выборов.

[46] По данным  МИД и Минюста Казахстана Барыктабасов якобы получил гражданство Казахстана в 2002 году по упрощенной процедуре, в соответствии с четырехсторонним соглашением между Россией, Киргизией, Казахстаном и Белоруссией от 1999 года. Сам же У.Барыктабасов утверждал, что гражданином Казахстана не являлся, а лишь имел вид на жительство в Казахстане.

[47] Бендицкий Г.  У.Барыктабасов, претендовавший на пост президента Киргизии, проходит по уголовному делу, которое расследуют правоохранительные органы Казахстана //  http://www.2005.kg/v2/index2.php?option=com_content&task=view&id=188&Itemid=1

[48] Дорогой народ Кыргызстана! // ResPublica. №29 (595), 6 июля 2005. С.1-2.

[49] До 1990, за исключением Компартии, Кыргызстан никогда не знал политических партий, если не считать кратковременные попытки их формирования перед Октябрьской революцией и вначале существования советского режима. В стране на начало 2005 приходилось более 40 зарегистрированных политических партий.

[50] Использованы данные отчета долгосрочных наблюдателей ENEMO в Нарынской области М.Велигодского и Г.Кошим от 17.06.2005.

[51] Предварительный отчет миссии наблюдения ENEMO по выборам Президента Кыргызской Республики. 11.07.2005.

[52] Предварительный отчет миссии наблюдения ENEMO по выборам Президента Кыргызской Республики. 11.07.2005.

[53] Проще говоря, когда эффективной считается в первую очередь система, способная подавить сопротивление, а не система, способная консолидировать поддержку граждан.

[54]Остром В. Смысл американского федерализма. М.: Арена, 1993. С.26-27.

[55] Кынев А.В. Институт президентства в странах Центральной Восточной Европы как индикатор процесса политической трансформации  // ПОЛИС. №2, 2002.

[56] http://www.akipress.kg/_print.php?db=news&id=22365

[57] Осоров З. В Джалал-Абаде расцвел миндаль // МСН. 18.03.2005

[58] Приводится по Журнал АКИ-пресс http://www.akipress.org/_ru_analit.php?id=900