Имитация политической жизни в муляже демократии

В начале февраля 2008 года в интервью “Тhе New Times” Чубайс сказал: “По-настоящему полностью демократические выборы, основанные на волеизъявлении трудящихся с равным доступом к СМИ, к деньгам, оказались бы, возможно, просто катастрофичны для страны”. Наверное, просочившееся в Интернет “феноменальное интервью Дерипаски” двухлетней давности (http://www.lebed.com/2006/art4517.htm), способное успокоить Чубайса, до него не дошло.

Поэтому хочу успокоить Анатолия Борисовича сам. Эти опасения за судьбу страны опоздали лет на 14. Сразу после победы в 1993 году партии Жириновского над партией власти (23% против 15%), власть занялась построением избирательной системы, в которой ничего подобного уже не повторится. В своих прежних публикациях, сохранившихся в Интернете, я уже писал, какие нормы избирательных законов гарантируют успех власти на выборах независимо от “волеизъявления трудящихся”. Но нормы закона, даже намеренно двусмысленные – всего лишь буквы на бумаге. Требуются еще люди, готовые эти скрываемые от избирателя нормы использовать правильным (с точки зрения власти) способом. И с этим тоже давно уже все в порядке. Но и этого мало. Проблема в том, что выборы касаются всего взрослого населения страны, большинство которого в них участвует. Для успешного функционирования созданной избирательной системы важно, чтобы как можно меньше людей знало о внутреннем содержании избирательных процедур. Большинству будет достаточно внешней формы.

Патриархальные потемкинские деревни остались в прошлом. Теперь имитации должны быть более правдоподобными. Вот и создан движущийся муляж демократии. Он конструктивно довольно сложен. Сотни тысяч, если не миллионы людей приводят муляж в движение, не понимая отведенной им роли. И лидеры партий строго следят, чтобы народные массы не узнали лишнего. Сами оппозиционные политики, партийные лидеры все знают о хитросплетениях российского избирательного законодательства. Но обсуждать эти темы они не хотят, даже в узком кругу. А уж тем более не хотят, чтобы об этом знали рядовые партийцы и соболезнующие партиям граждане. В этом легко убедиться. Для этого достаточно попробовать судить не по словам партлидеров, а по их делам. То есть зайти на сайты оппозиционных партий, политиков, народных трибунов, и посмотреть, есть ли какие-либо конкретные следы провозглашенной борьбы за честные выборы. Кстати, вышеупомянутого интервью Дерипаски тоже нет.

Даже на сайте КПРФ, выставляющей больше всего наблюдателей на выборах, вы не найдете ни инструкций для наблюдателей, ни следов борьбы КПРФ в Верховном суде за отмену результатов думских выборов 2003 года. На сайтах других оппозиционных партий, и на личных сайтах политиков, известных радикальной критикой власти, такая же картина. Нет ни слова критики в адрес скрываемых от избирателя хитростей законов о выборах. Хотя угрозы жестко проконтролировать честность подсчета голосов постоянно сотрясают воздух у микрофонов “Эха Москвы” и радио “Свобода”. Создается впечатление, что все партлидеры отрабатывают общий заказ – привести народ на выборы, а потом объяснить ему, что он сам виноват, слишком слабо поддержал любимую партию. А теперь ничего не поделаешь. надо четыре года терпеть, потом еще четыре года… То есть они уже сейчас исправно работают народоуводителями с несуществующего (и очень маловероятного когда-либо в будущем) Майдана.

Да что политики. Даже на сайте организации “Голос”, созданной специально “для защиты избирательных прав граждан и развития гражданского общества”, никаких материалов для наблюдателей нет, как нет ни слова критики в адрес избирательных хитростей. Есть множество рассказов о том, как нехорошие люди на отдельных избирательных участках нарушают наш замечательный избирательный закон. Таких рассказов может быть даже больше чем участков (96 тысяч). Известен и будущий результат рассмотрения этих жалоб. – “Да, некоторое нарушение было, но это не повлияло на результаты выборов в целом!”. И так может повториться все 96 тысяч раз.

То есть все лидеры и общественно значимые фигуры согласны с правом власти всегда оставаться властью, и лишь имитируют борьбу с ней, заманивая народ на выборы, делая шевелящийся муляж демократии правдоподобнее..

Более того, околовластными структурами и авторами, работающими в них, издаются книги с интересными названиями типа “Методы фальсификации итогов голосования и борьба с ними”. Из одной из них было интересно узнать, что с фальсификациями борются не только идеалисты из общественных объединений, но зачастую и избирательные комиссии. Жаль, что в книге нет конкретных примеров борьбы комиссий. На самодовольном сайте ЦИК ни примеров побед на этом фронте, ни примеров такой борьбы тоже нет. На одном из круглых столов на мою прямую просьбу привести пример борьбы ЦИК против фальсификации итогов голосования, член ЦИК ответила, что в ЦИК считают, что фальсификации невозможны в принципе. А с несуществующими явлениями как можно бороться?

Но книга особенно интересна тем, чего в ней нет, о чем она умалчивает. Критика избирательных хитростей законов о выборах в книге отсутствует. Например, цитата из уголовного кодекса об уголовной ответственности за фальсификации итогов голосования есть, а вот противоположная норма другого закона о неподсудности членов избирательных комиссий за фальсификации – отсутствует.

Приведу эту норму целиком: “Член комиссии с правом решающего голоса не может быть привлечен к уголовной ответственности, подвергнут административным наказаниям, налагаемым в судебном порядке, без согласия прокурора субъекта Российской Федерации, а член Центральной избирательной комиссии Российской Федерации с правом решающего голоса, председатель избирательной комиссии субъекта Российской Федерации - без согласия Генерального прокурора Российской Федерации”. Эта пункт 18 статьи 29 главного закона о выборах – “Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации”. В нем же указано (статья 1 пункт 6), что “если федеральный закон, конституция (устав), закон субъекта Российской Федерации, иной нормативный правовой акт о выборах и (или) референдуме противоречат настоящему Федеральному закону, применяются нормы настоящего Федерального закона”. То есть закон о гарантиях выше уголовного кодекса.

Книга советует обо всех нарушениях закона, совершаемых комиссией, писать заявление об этом (в двух экземплярах), и вручать председателю этой же комиссии. И требовать, чтобы председатель комиссии расписался в получении на копии заявления. Для сравнения, как бы не критиковали нашу милицию, она все же не дает печатных советов пострадавшим от грабителей и насильников вручать бандитам письменное заявление об их преступлении и требовать расписаться на его копии. Налицо еще одна форма имитации борьбы за честные выборы.

Кое-кто призывает к бойкоту выборов, правильно и наивно считая, что призыв к бойкоту не является агитацией и не запрещен законом. Думаю, им будет полезно узнать, с кем они имеют дело, как интерпретируют эти призывы в ЦИК. Для начала цитата из статьи 141 УК РФ. “Воспрепятствование свободному осуществлению гражданином своих избирательных прав…наказывается …исправительными работами на срок до одного года. Те же деяния:… совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой – наказываются … лишением свободы на срок до пяти лет”. На пресс-конференции 15 февраля член ЦИК Гришина показала, как легко расширяется действие этой нормы Уголовного кодекса: “Я просто пояснила, что не должно быть активного, то есть физического или психического, воспрепятствования гражданам в реализации их избирательных прав. Поскольку именно за такое воспрепятствование законом предусмотрена уголовная ответственность”. Все три выделенных мной слова, с легкостью введенные Гришиной, не содержатся в этой статье УК. Если так расширять эту норму будут и суды, то хмурый вид группы партийцев СПС в день голосования потянет лет на пять.

Леонид Кириченко