Центризбирком: арбитр или игрок на выборах?
С уходом Александра Вешнякова лицо Центризбиркома станет другим. В России начинается сезон важнейших выборов: парламента и президента. Кто находится у руля избирательной машины? Возможны ли честные выборы при действующих нормах закона?

Об этом в эфире программы "Радиус" говорили депутат Государственной Думы от ЛДПР Андрей Головатюк , член политсовета партии "Яблоко" Алексей Мельников и специалист по избирательному праву Леонид Кириченко . Вела передачу Анна Дементьева.

Би-би-си: Насколько всемогущ председатель ЦИК? Зависит ли исход выборов от избирательных комиссий?

Живы ли остальные члены Центризбиркома, никому неизвестно: мы их не видим, не слышим, не читаем.
Леонид Кириченко,
специалист по избирательному праву
Леонид Кириченко: Нельзя говорить обо всем ЦИКе, потому что все россияне имели возможность видеть только голову Вешнякова и знаменитую вешняковскую улыбку, заменившую улыбку Гагарина. Живы ли остальные члены Центризбиркома, никому неизвестно: мы их не видим, не слышим, не читаем. Говорят, им запрещено высказывать свое мнение, отличное от того, которое озвучивал Александр Альбертович.

Би-би-си: Запрещено по регламенту?

Л.К.: Да, но они же сами его принимают. А у нас все выборы проходят строго по закону, а ЦИК только действует в рамках закона. К сожалению, закон написан по принципу "казнить нельзя помиловать", а запятые ставит Центризбирком. Поэтому, конечно, роль его мизерная. А сейчас мы находимся на очень важном историческом переломе: у нас все избирательные права находятся на необыкновенном подъеме. Они пока еще скребут кончиками пальцев ног по полу, но после полного подъема на них можно будет раскачиваться, в отличие от других прав в других странах. А пока мы переходим от демократии управляемой суверенной к новой, более высокой форме: демократии, управляемой сувереном.

Би-би-си: Какое место занимает ЦИК в этой системе? Это часть вертикали власти, или наоборот? Говорят, что Вешнякова не оставили, потому что он стремился к самостоятельности ЦИК...

Л.К.: Конечно, после всех многочисленных наград он хотел сохранить лицо перед Западом и международной общественностью, свой престиж мирового уровня.

Би-би-си: Фракция ЛДПР в среду демонстративно покинула зал заседаний Думы в знак протеста против фальсификации местных выборов. Г-н Головатюк, так кто, по-вашему, виноват в подтасовках - ЦИК или кто-то другой?

Андрей Головатюк: Вины ЦИК здесь нет, виноваты избирательные комиссии на местах. Они полностью зависят от исполнительной власти, и когда членов участковой избирательной комиссии уже в понедельник вызывают на работу, это воспринимается как давление исполнительной власти. Мы покинули заседание Думы в знак протеста, потому что считаем, что на этих выборах у ЛДПР была отнята большая часть голосов.

Би-би-си: Кем отнята? Местными избирательными комиссиями управляет тот же ЦИК.

На четырех из пяти участков за ЛДПР проголосовало от семи до девяти процентов избирателей, а на пятом участке - ноль человек. Согласитесь, что это вызывает подозрения.
Андрей Головатюк, ЛДПР
А.Г.: Мы сравнивали первичные протоколы и поступившие из участковых избирательных комиссий позже. Видна очень большая разница не в пользу ЛДПР. К примеру, в городе Железнодорожный Московской области пять участков расположены в одном районе. На четырех из них за ЛДПР проголосовало от семи до девяти процентов избирателей, а на одном участке - ноль человек. Согласитесь, что это вызывает подозрения.

Би-би-си: Вы утверждаете, что были подтасовки. Не только ЛДПР, но и другие партии об этом уже заявляли.

А.Г.: Были, именно на местах. Остается вопрос, в чьих интересах это делалось.

Би-би-си: Алексей, какова роль избирательных комиссий в том, чтобы предотвратить эти подтасовки? Или наоборот: они же их и организуют?

Алексей Мельников: Это послушный инструмент в руках власти. Формирование имитационной демократии, которая существует в нашей стране - в этом и заключается роль ЦИКа, а также избирательных комиссий всех уровней. Если говорить об уходе Вешнякова, то это часть общего процесса, идущего несколько лет. Он заключается в том, что даже люди, абсолютно сервильные к власти, находящиеся в органах власти, но появившиеся там в другую историческую эпоху - а Вешняков был депутатом Верховного Совета, он играл очень достойную роль в конфликте вокруг Верховного Совета в октябрьских событиях 1993 года - изгоняются. Этой власти необходимы люди, "свои в доску", поэтому не устраивает и Вешняков, который не делал ничего плохого. Не устраивают даже те партии, которые могли бы представлять собой легальную оппозицию, если бы они прошли в парламент и представляли бы там своих избирателей хотя бы несколькими процентами голосов.

Би-би-си: Многие теперь говорят, что выборы в любой стране мира происходят так, как это нужно власти, приводя в пример события во Флориде во время выборов 2000 года, когда там пересчитывали голоса.

А.М.: Есть большая разница: там конкурентная политическая система, обладающая механизмом сдержек и противовесов. Есть и судебная система, которая контролирует и независима от исполнительной власти, есть также и законодательная. Посмотрите на события последних месяцев: администрация Буша довела ситуацию в Ираке до точки, и сейчас Конгресс контролируют демократы, а республиканцы его потеряли. Можно ли представить, чтобы у нас в отношении г-на Сечина - ближайшего помощника Путина - суд вынес бы такое же решение, как в отношении помощника г-на Чейни? Это невозможно. Наша система устроена совершенно иначе: группа лиц реализует свою власть, опираясь на разного рода структуры. Это и суды, и ЦИК, и парламент. Посмотрите на избирательные фонды партий: "Единая Россия" - 600 млн. рублей, "Справедливая Россия" - 400 млн., "Яблоко" - 36 млн. ЛДПР - 90 млн., СПС - 214 млн. Любой человек, который знает, как финансируется политика, понимает, что такие деньги дает только бизнес, реально связанный с Кремлем.

Би-би-си: Что не так в российских законах? Вроде бы конституция писалась с учетом мирового демократического опыта, все атрибуты демократии в ней присутствуют.

Л.К.: Даже лишнее есть! В 55 статье конституции в третьей части написано, что любое право - не только на выборы, а и право на жизнь - может быть ограничено до нуля простым федеральным законом "во имя интересов других лиц". Заметьте, не прав и свобод, а деловых интересов других лиц! ЦИК под руководством Вешнякова в трех разных документах предписывал, что ширина щели в избирательной урне может быть как угодно велика, лишь бы она не была меньше одного сантиметра. На выборах в Москве она составляет полтора сантиметра.

Би-би-си: Какую роль это играет в судьбе демократии?

Вброс бюллетеня по нашим законам нарушением не считается, а пачки бюллетеней гораздо удобнее вбрасывать в широкую щель, чем в узкую.
Леонид Кириченко,
специалист по избирательному праву
Л.К.: Огромную: вброс бюллетеня по нашим законам нарушением не считается, а пачки бюллетеней гораздо удобнее вбрасывать в широкую щель, чем в узкую. Заботясь о легкости работы фальсификаторов, ЦИК голосовал за эту норму. На сайте "Эхо Москвы" висят два протокола. Один получен в участковой комиссии, другой получен после обработки в территориальной комиссии. Там у "Яблока", СПС, ЛДПР какие-то голоса, около 200 в сумме. После обработки - ноль у всех партий, не вошедших в кремлевский пул. По закону, за который голосовали и ЛДПР, и коммунисты, и "Яблоко", и СПС, члены комиссии ни за какие фальсификации, ни за какие преступления никакой ответственности не подлежат: ни уголовной, ни штрафу, без согласия либо генерального прокурора, либо прокурора субъекта федерации.

Би-би-си: Будет ли ЛДПР контролировать действия ЦИК через своего представителя Чурова?

А.Г.: Контролировать работу ЦИК проблематично: политические партии не имеют права этого делать, потому что это самостоятельный орган, и она работает на основании законов.

Би-би-си: За последние несколько лет именно Думой было значительно изменено законодательство , и ЛДПР голосовала за эти изменения.

А.Г.: Изменение системы выборов губернаторов - это была наша инициатива, мы десять лет эту идею проталкивали. Выборы по партийным спискам - тоже наша идея. Сейчас будет разрабатываться закон о том, что руководство партий будет по итогам выборов отбирать депутатов Думы, которые действительно работали и показали наилучшие результаты.

Би-би-си: Кто должен контролировать местные избирательные комиссии, о которых вы говорите, что именно они занимаются фальсификацией?

А.Г.: Их должны контролировать наблюдатели от политических партий. Но в стране складывается такая ситуация, что это малореально. Например, в Омской области всех наблюдателей с избирательных участков выгоняли с милицией, комиссия закрывалась сама и сама решала судьбу выборов.

Би-би-си: По закону так делать можно? Имеют ли наблюдатели полномочия, права, неприкосновенность на какое-то время?

А.Г.: Нет, наблюдатель не имеет никаких прав, он может только следить за ходом выборов. Были случаи, когда председатель избирательной комиссии принимала какое-то решение по согласованию с кем-то, а потом ставила в известность членов комиссии и заставляла их подписывать протоколы, используя различные ухищрения. Надо менять саму систему выборов. Но, скорее всего, изменением законодательства будет заниматься следующая Дума: до декабря осталось девять месяцев и все будут полностью заняты предвыборной кампанией.

Би-би-си: Кто может контролировать работу избирательных комиссий? Они подотчетны кому-то?

Жизнь Думы становится еще более виртуальной, оторванной от интересов конкретных избирательных округов.
Алексей Мельников, "Яблоко"
А.М.: "Яблоко" не голосовало за ту норму, о которой говорилось выше. У нас члены комиссии, если они нарушают закон, несут ответственность по уголовному законодательству. ЛДПР вместе с "Единой Россией" отменили выборы губернаторов, которых теперь назначает Путин, а голосование по партийным спискам по сути есть следующее: раньше у избирателя на выборах в Думу было два голоса: за депутата по одномандатному округу, и за партию. Теперь одного голоса его лишили, и он будет выбирать только партию. Таким образом, жизнь Думы становится еще более виртуальной, оторванной от интересов конкретных избирательных округов. По закону наблюдатели имеют права, и никто их не может выгонять с избирательных участков. Они имеют право получить копию протоколов. Единственная возможность контроля у общества - это максимально контролировать работу комиссий на избирательных участках, получать протоколы, идти работать наблюдателями в политические партии.

Би-би-си: Наблюдателем может быть только человек, посланный партией, которая участвует в этих выборах? Просто "от народа" прийти понаблюдать нельзя?

А.М.: Да, теперь только от тех партий, которые участвуют в выборах.

Би-би-си: Появились разные технические новации во время голосования . Была введена система ГАС "Выборы" [Государственная автоматическая система электронного подсчета голосов], вроде бы прогрессивная, новая. Вешняков, когда еще был председателем ЦИК, предлагал контролировать ход голосования с помощью SMS, и делать это мог бы любой гражданин России. Эти технические новшества могут помочь?

Л.К.: Да, конечно, бюджету компаний-операторов. Каждая SMS стоит 60 рублей, и не имеет никакой юридической силы: вы с этим никуда не пойдете и жаловаться не можете. К сожалению, наши депутаты не хотят заглядывать в тот закон, по которому они избирались, а эта норма давно существует, с 1997 года. Написано, что член комиссии не может быть привлечен ни к уголовной, ни к административной ответственности ни за какое нарушение без согласия прокурора субъекта федерации или генерального прокурора. Более того, в 2005 году ни один самый демократичный защитник избирательных прав не внес ни одной поправки, мешающей фальсификации выборов. А она заложена огромная на будущих выборах, как Думы, так и президента. По закону, за который голосовали СПС, ЛДПР, "Яблоко", коммунисты и все остальные, после ухода наблюдателя с копиями протоколов, комиссия вправе хлопнуть себя по лбу и сказать, что она ошиблась. Берется новый протокол, где пишется, что партия-лидер получила не 60, а 100 процентов голосов, и этот протокол будет считаться правильным. А комиссия имеет право сама решить, показывать ли эти бюллетени тем, кто жалуется на фальсификацию, или нет. И суд имеет право принять два законных решения: либо открывать ящик Пандоры, либо не открывать. И то, и другое вписано в закон! По этому можно понять, как пройдут выборы и 2007, и 2008 годов.

А.Г.: Все говорят, что ЛДПР - это партия президента, которая смотрит на Кремль. Но если бы это было правдой, мы, как и коммунисты, прошли бы на выборах во всех регионах. И так же можно было бы сделать вывод, что коммунисты полностью подконтрольны Кремлю.

Би-би-си: В этой ситуации, так безнадежно обрисованной, результаты выборов показывают хоть что-нибудь?

Л.К.: Конечно, управляющую и направляющую роль. Народ может не беспокоиться: теперь явка не обязательна. Ведь это эвфемизм - называть "отмена порога явки"! Это запрет на бойкот. То есть мы уже построили гражданское общество полностью, и даже этапировали его по оси времени примерно в 1935 год, когда были лишенцы - люди, официально лишенные избирательных прав. Теперь кандидата в губернаторы имеет право из 100 млн. избирателей назначать только один человек, думаю, вы его знаете. Кандидатов в депутаты имеют право выдвигать только делегаты тех партийных съездов, тех партий, которые разрешил Минюст. Это тоже большая победа демократии. А в 2005 году усилиями нынешнего ЦИКа и Думы было выброшено шесть страниц текста о фальсификациях из закона о гарантиях. Теперь нет слова "фальсификация" в законе о гарантиях.

Би-би-си: Есть ли смысл ходить на выборы теперь?

А.М.: Да, надо добиваться контроля над этими выборами и конкурентной политической системы.