История экзитполов

Приведенная ниже статья Н.П.Попова была написана за три месяца до выборов в Думу в декабре 2007 года. Поскольку приближаются очередные, президентские выборы с возможными экзитполами, уместно еще раз вернуться к анализу их достоинств и недостатков.

 

Журнал “Мир измерений”, № 10, 2007

“Контрольный замер” общественного мнения

Предлагаем вниманию читателей первую публикацию в рубрике “Измерения в социологии”, анонсированной в № 8 МИ. Ведущий российский социолог разъясняет, почему в политических и властных структурах так расхожа фраза “Чаша весов на выборах склонилась в пользу той или другой партии”, в чем состоит механизм такого измерения и какова технология получения предварительных результатов выборов…

Приближаются выборы в Госдуму. Для того чтобы обеспечить открытость процесса голосования и правильность подсчета голосов в ходе его, на избирательных участках будут находиться сотни тысяч общественных наблюдателей, представляющих политические партии, общественные организации, группы граждан. Наблюдателей будут инструктировать 2 тыс. инструкторов-консультантов, которых готовит с одобрения ЦИК и Общественной палаты Российский фонд свободных выборов. Власти хотят, чтобы выборы прошли по законам, демократично и их результаты были признаны народом.

Одной из форм общественного, демократического контроля хода выборов с недавнего времени стали считаться опросы на выходе из избирательных участков - экзитполы (exit polls), официально признанные сейчас ЦИК, политическими партиями и многими избирателями. Однако для многих эта процедура еще малопонятна, вызывает сомнения в надежности и убедительности как гарант честных выборов и нуждается в разъяснении.

В США с 30-х гг., в большой мере благодаря усилиям таких классиков исследования общественного мнения, как Дж. Гэллап, Э. Роупер, А. Кроссби, Х. Кэнртрил, опросы общественного мнения стали неотъемлемой частью жизни. Они все шире использовались в политике, в изучении аудитории средств массовой информации. Важной частью опросов мнения стали прогнозы итогов президентских выборов, особенно начиная с избирательных кампаний Ф. Рузвельта.

После войны опросы проводились все чаще, и даже в самый канун выборов, но все равно итоги часто отличались от результатов голосования.

Люди в опросах говорили, что проголосуют за одного кандидата, а в реальности голосовали за другого. К середине 60-х гг. ряд исследователей пришли к выводу о необходимости опрашивать уже проголосовавших людей в день выборов и сразу же делать прогноз о результатах голосования в штате или во всей стране до официального оглашения итогов выборов.

В 1967 г. на выборах губернатора шт. Кентукки был проведен первый опрос избирателей непосредственно после их голосования, на выходе из избирательных участков. Разработал методологию опроса и провел его Уоррен Митофски, директор Центра выборов и опросов общественного мнения телекомпании CBS. Руководство компании стремилось первыми дать результаты выборов в эфир и, как вспоминал потом Митофски, главный редактор CBS сказал ему: “Они хотят все знать до объявления результатов. То, что ты придумаешь, должно быть очень быстрым, очень точным и абсолютно легальным”. В 1972 г. Митофски провел опросы на выходе из участков во время президентских выборов уже в масштабе всей страны. Этот вид опросов стал называться экзитполом.

Центр выборов и опросов общественного мнения телекомпании CBS затем объединился с аналогичным центром издательства “Нью-Йорк таймс”, образовав CBS News / New York Times Poll. Впоследствии У. Митофски был одним из создателей общенационального консорциума организаций прессы - Voter News Service (VNS), координировавшего проведение экзитполов ведущими телеканалами и агентствами, такими как CBS, ABC, NBC, CNN, Associated Press и др.

Для организации аналогичных экзитполов за границей У. Митофски в 1993 г. основал собственную компанию Mitofsky International, которая провела десятки опросов во многих странах мира.

У. Митофски широко известен в США как методолог, в частности разработавший с Дж. Ваксбергом методику построения выборки телефонных опросов, используемую повсеместно, как организатор множества исследований общественного мнения. Тем не менее за границей У. Митофски был больше известен именно как “отец экзитполов”.

К концу 80-х гг. процедура опросов на выходе из участков по методологии У. Митофски в США и в других странах стала проводиться по определенному сценарию. Сначала исследователь строит выборку избирательных участков по штату или по стране в целом (на практике основной крупной единицей являются избирательные округа, по которым производится выборка участков). Участки выбираются случайным образом, но с учетом численности зарегистрированных избирателей. В целом, можно считать, что правильно составленная выборка участков является репрезентативной для всего зарегистрированного электората страны или штата.

Более сложная другая часть выборки - отбор респондентов на выходе из участков. В количественном отношении это не так сложно: из общего объема намеченной выборки, предположим 5 тыс. респондентов на штат, определяется численная квота на участок, а затем “шаг”, с которым надо опрашивать проголосовавших избирателей, например каждого пятого или десятого.

Однако не каждый избиратель, выходящий из участка, соглашается беседовать с интервьюером. Уровень отказов колеблется в больших пределах - от 10 до 30% и более. И готовых рецептов, чтобы определить, как проголосовали отказавшиеся по сравнению с ответившими на вопросы, нет. Опыт показывает, что часто имеется заметное несовпадение в политических предпочтениях между ними.

Еще одна проблема - досрочное голосование и голосование по “открепительным талонам”. Таких в США бывает около 15% и их электоральные предпочтения могут также отличаться от выбора избирателей, голосующих в общей массе на участках.

Наконец, в силу ряда причин люди могут давать неверные ответы о том, за кого они голосовали - из политкорректности, стеснения или страха, что также изменяет результаты опросов, по сравнению с реальными итогами. Как правило, данные экзитполов передаются в штаб-квартиру три раза в день и в конце дня проводится их окончательная нормировка с учетом реальной явки избирателей на участках.

Опросы на выходе из избирательных участков быстро приобрели в США большую популярность. Такие опросы обладают тремя несомненными достоинствами. Первыми их взяли на вооружение телекомпании, для которых они стали настоящим подарком - экзитполы помогли превратить показ выборов в яркое шоу, позволяли практически в реальном времени показывать ход голосования по стране: как волна голосования катится с Восточного побережья на Запад.

В Америке и так выборы сравнивали со скачками, а теперь эти “скачки” стали показывать на экранах. Естественно, зрителям этого шоу нужно было узнать, кто победитель, в тот же день, а не на следующее утро. Экзитполы позволяли это сделать.

Следующее преимущество заключается в том, что самим участникам “политических скачек”, политикам, организаторам избирательных кампаний экзитполы дают возможность мобилизовать избирателей на последнем этапе борьбы. В 50-е гг. в силу усовершенствованной технологии опросов результаты экзитполов были уже готовы на Восточном побережье США, когда на остальной территории еще шли выборы. Телевидение давало их результаты в эфир, прогнозируя и общий исход выборов, а штабы партий и кандидатов могли внести последние коррективы в кампанию.

Третьим, пожалуй, самым важным достоинством экзитполов, особенно для политиков, политологов, социологов, стало то, что опросы на выходе с участков дают информацию о реальном составе электората - кто, за какую партию или кандидата голосовал, т.е. полный социально-демографический портрет реальных избирателей.

Портрет тем более объективный, что выборки таких опросов обычно большие - не 1,5 тыс. чел., как в стандартном опросе, а 10-15 тыс. респондентов для выборов на уровне штатов и городов, и до 150 тыс. - на национальных выборах, что позволяет анализировать электоральное поведение небольших социальных групп. Кроме того, в США люди давно привыкли принимать участие в опросах, и даже только что проголосовавшие вполне охотно отвечают на длинные анкеты из 30, 40 или даже 50 пунктов, как это было во время прошлогодних выборов в конгресс. Такие анкеты содержат вопросы не только о социально-демографических характеристиках избирателей, но также об их политических взглядах, партийной ориентации, истории голосования, отношении к президенту, к конгрессу, к войне в Ираке и др., что позволяет представитькартину избирательного поля. Этот портрет неоценим для политиков при планировании следующих избирательных кампаний и для всех исследователей политической жизни страны.

По мере развития опросов на выходе с участков усиливалась критика в адрес этой практики, как влияющей на результаты выборов. Противники экзитполов считали, что некоторые избиратели, узнав о негативном прогнозе для своей партии или кандидате, не шли голосовать, поскольку уже не видели в этом смысла. Эти обвинения особенно усилились в 80-е гг., и в результате телекомпании под давлением конгресса отказались от выпуска в эфир результатов экзитполов до окончания голосования. Это, однако, не устранило утечек информации о ходе экзитполов, периодически случающихся во время выборов, еще во время голосования.

Создатели экзитполов в США не планировали использовать их для контроля правильности подсчета голосов. Лишь когда эта практика распространилась на другие страны как в Латинской Америке, так и на постсоветском пространстве, их стали рассматривать как инструмент сравнения и проверки результатов выборов. Здесь существуют две противоположные точки зрения: одни считают, что это все же опрос с заложенной в саму методологию возможностью статистической ошибки, другие полагают, что официальный подсчет голосов избирателей часто еще более неточен - по неумению или по злому умыслу - и поэтому параллельный социологический подсчет результатов поможет повысить честность выборов. Большинство при этом понимает, что давление результатов экзитполов на власти в случае расхождения с официальными данными может быть лишь политическим, в суде эти результаты не примут к рассмотрению в силу их оценочного, научного, а не нормативного, юридического характера.

Однако по мере распространения экзитполов отмечались случаи их расхождения с официальными результатами и последующие конфликты стали происходить все чаще. И началось все с Америки. Усложняет ситуацию то, что экзитполы - это не обычные опросы, точность которых возрастает с совершенствованием методики и увеличением числа опрошенных. Их точность определяется тем, насколько ответы отобранных респондентов соответствуют всей группе, из которой они выбраны. В случае экзитполов эта изучаемая группа, генеральная совокупность не известна - сколько избирателей придет голосовать на данный участок и как они распределятся, например, на сторонников республиканцев и демократов. Поэтому процедура экзитполов, разработанная Митофски, предполагала уточнение, адаптацию собранных результатов к ожидаемой явке избирателей и их составу, а потом и к результатам реального голосования по отобранным им участкам. Иными словами результаты экзитпола сравнивались с результатами реального голосования, пересчитывались по формулам, нормировались и только потом обнародовались, выпускались в эфир. Поэтому полстеры (лица, проводившие опрос) не публиковали сырые материалы экзитполов, а выдавали только обработанные результаты. Поскольку в опросах задействованы тысячи людей, неизбежны утечки таких первичных материалов, что не раз приводило к обвинениям полстеров в подтасовках результатов. Но они быстро стихали, поскольку общие результаты по стране были очень близки к официальным. Скандал разразился лишь в 2004 г., когда первые данные экзитпола предсказали победу демократа Керри, а победил Буш, и окончательные данные экзитпола были изменены в пользу Буша, что вызвало длительный скандал, не утихший до сих пор.

Наибольшее расхождение данных экзитпола с официальными результатами произошло в Венесуэле в 2004 г. во время референдума по доверию президенту Уго Чавесу. Экзитпол, проведенный американской компанией Пенн, Шоен и Берланд по технологии У. Митофски, показал, что 59% населения за его отставку, в то время как согласно официальным итогам референдума Чавеса поддержали также 59%. Разница в результатах составила небывалую величину в 36%. Несмотря на протесты со стороны США, результаты референдума международными организациями были признаны справедливыми. Оппозиция собиралась выйти на улицы, но смирилась с итогами референдума.

В Грузии на парламентских выборах 2003 г. результаты экзитпола разительно разошлись с официальными, что способствовало захвату парламента оппозицией, и привело к отставке президента Э. Шеварднадзе. На Украине во время президентских выборов 2004 г. экзитпол дал картину, отличающуюся от официальных результатов, что привело к аннулированию результатов выборов, дополнительному голосованию и победе В. Ющенко. Так что, в отличие от США, в других странах один из инструментов социологических исследований - экзитпол может существенно обострить политическую борьбу, вплоть до смены власти.

Возможность проведения экзитполов в СССР и России появилась в начале 90-х гг. в процессе демократизации и развития независимых опросных центров. Так, во время всероссийского референдума 25 апреля 1993 г. выяснялось, доверяет ли население президенту Ельцину, его политике, есть ли необходимость перевыборов президента и Государственной Думы. Из задаваемых во время референдума вопросов наиболее важными были:
“Доверяете ли вы Президенту Российской Федерации Б.Н. Ельцину?” и “Одобряете ли Вы социальную политику, осуществляемую Президентом Российской Федерации и Правительством Российской Федерации с 1992 года?”.

Во время референдума экзитполы проводили: ВЦИОМ, Институт сравнительных социальных исследований (ИССИ) и Фонд “Общественное мнение” (ФОМ). Объем выборки составил: ВЦИОМ - 5219, ИССИ - 8966, ФОМ - 3000 чел.

Ближе всего к итогам референдума оказались результаты экзитпола, проведенного ВЦИОМ. Результаты трех экзитполов и официальные данные по самым важным вопросам отражены в табл. 1 (%).

Таблица 1. Итоги российского референдума 1993 г. и результаты экзитполов

Вопросы референдума

Официальные результаты референдума

Результаты экзитполов, проведенных

 

 

ВЦИОМ

ИССИ

ФОМ

Доверяете ли вы Президенту Российской Федерации Б.Н.Ельцину?

58,7

63,8

65,0

74,0

Одобряете ли Вы социальную политику, осуществляемую Президентом Российской Федерации и Правительством Российской Федерации с 1992 г?

53,0

56,0

58,0

66,0

Первый экзитпол в России дал организаторам почувствовать все сложности проведения таких опросов: работу в сверхскоростном режиме - от начала поля до выпуска результатов всего 12 ч., особые требования к проектированию выборки и повышенную требовательность к соблюдению всей методологии, к точности подсчетов, поскольку это единственный опрос общественного мнения, который тут же проверялся реальной картиной жизни - официальными результатами голосования.

С тех пор экзитполы проводились во время всех общероссийских и ряда региональных выборов некоторыми опросными центрами: ВЦИОМ, ИССИ, РОМИР, Фондом “Общественное мнение” и др.

Чаще других проводил экзитполы ИССИ. Российские центры участвовали и в организации экзитполов в бывших республиках Советского Союза.

Трудно сказать, в какой мере их проведение способствовало демократизации избирательного

процесса, большей открытости выборов и объективности при подсчете голосов. На некоторых выборах данные экзитполов были близки к официальным результатам, в других различия были существенными. Наиболее интересными в этой связи были выборы в Думу 2003 г., во время которых Фондом “Общественное мнение”, РОМИР мониторинг и ЦЕССИ (в прошлом ИССИ) проводились экзитполы. Их результаты вместе с официальными сведены в табл. 2 (%).

Таблица 2. Итоги выборов в Государственную Думу 1993 г.

Партия из списка для голосования

Официальные результаты

ФОМ

РОМИР мониторинг

ЦЕССИ

“Единая Россия”

38,0

37,0

34,1

37,1

КПРФ

13,0

15,0

13,2

13,2

ЛДПР

11,0

12,0

10,9

11,6

“Родина”

9,0

9,0

9,5

9,2

СПС

4,0

6,0

6,1

4,5

“Яблоко”

4,0

6,0

5,8

5,1

При всей близости результатов трех исследовательских центров и официальных данных очевидны различия в числе голосов, поданных за СПС и “Яблоко”. Со времени выборов никто не дал внятного объяснения - ошиблись ли организаторы всех трех экзитполов, или неверно подсчитал голоса Центризбирком. Если были правы полстеры, то эти партии были бы сейчас в Думе, а согласно официальному подсчету они в парламент не прошли.

За последние год-два отношение к экзитполам центральной и региональной властей стало более терпимым - меньше прогоняют интервьюеров милиционеры, одобрительно относится ЦИК. В этой более благоприятной атмосфере проходили экзитполы во время выборов осенью 2006 г. и весной 2007 г. в законодательные собрания в регионах.

Так, на выборах 11 марта 2007 г. в региональные органы законодательной власти ВЦИОМ проводил опросы на выходе из избирательных участков в 10 регионах с общей выборкой 85197 человек. В регионах размеры выборок колебались от 4 до 15 тыс. человек, что позволило с высокой точностью определить состав партий, которые смогли преодолеть 7%-й барьер, и степень и характер поддержки партий избирателями. Особых проблем с местными властями во время этих экзитполов не возникло, как не выявилось и существенных различий при сравнении с официальным подсчетом голосов. Согласились с их результатами и оценками и представители основных партий, участвовавших в выборах.

Большинство участников избирательного процесса приняли их как инструмент дополнительного демократического контроля над избирательной процедурой.

Н.П. Попов, доктор исторических наук, член-корреспондент РАЕН ВЦИОМ, Москва