ПОДАРКИ ОТ ПУТИНА

Что бывает, когда один из политиков-конкурентов оказывается вне конкуренции

Михаил Федотов

Об авторе: Михаил Александрович Федотов - вице-президент фонда "ИНДЕМ", доктор юридических наук.

Минувшая неделя принесла российским либералам по одному подарку от президента и от кандидата в президенты.

Во-первых, президент Путин предложил кандидатуру своего тезки Владимира Лукина, умного и ироничного хозяина третьей буквы в названии партии “Яблоко”, на пост уполномоченного по правам человека. И “единороссы”, которые в Думе прошлого созыва с веселым улюлюканьем скинули Лукина с поста председателя комитета по международным делам, теперь как по команде (почему “как”?) поддержали его дружным медвежьим рыком. Так открылась нам истина, что тупая машина вертикальной демократии может быть послушна и доброй воле, если только это воля президента. А отсюда урок – нужно всячески приветствовать проблески либерализма в речах президента, чтобы потом вкрадчивыми голосами напоминать ему его же собственные слова и просить милостиво соизволить их выполнить.

Впрочем, комментируя назначение Лукина, многие СМИ именовали его уполномоченным по правам человека при президенте. Что это: тривиальная ошибка или предчувствие? Зная Володю Лукина с прошлого века, берусь утверждать: он слишком дорожит своим честным именем, чтобы быть “при ком-то”, даже если этот “кто-то” – глава государства.

Второй подарок – от кандидата Владимира Путина. Его выступление перед доверенными лицами было полно слов, приятных либеральному слуху. Разве можем мы не согласиться с кандидатом, когда он с металлом в голосе говорит о свободе личности и приоритете прав человека, о незыблемости Конституции, о конкурентоспособности каждого как национальной идее, о цивилизованной политической конкуренции, опирающейся на крупные политические партии? Если бы это говорил не Владимир Путин, а, скажем, Григорий Явлинский или Ирина Хакамада, мы бы не удивились, но и многомиллионного выдоха согласия мы бы не услышали.

Нельзя сказать, что либеральные идеи в устах кандидата Путина выглядели какими-то вымученными, но некоторый диссонанс с реальностью времен президента Путина наблюдался. Так, по мнению кандидата, “российский парламент стал профессионально работающим законотворческим органом”. Но после декабрьских выборов с таким же успехом электрическую мясорубку можно назвать профессионалом по производству котлет. Другой тезис кандидата: “Пресечены опасные процессы деградации государственной власти… Идут кардинальные по своей сути изменения в системе правосудия”. Но тут же оказывается, что во времена президента Путина имели место и “административный произвол правоохранительной системы”, и “удушение деловой инициативы, мздоимство, злоупотребление властью”. И это мягко сказано.

Как-то странно выглядели и некоторые представления кандидата о своих будущих функциях. Например, он увидел свою задачу в том, чтобы “продолжить работу по формированию полноценного, дееспособного гражданского общества в стране”. Помилуйте, да разве это относится к полномочиям главы государства? Из Кремля можно сформировать разве что ООО “Гражданское общество Российской Федерации” или Минграждобщ РФ, что в конечном итоге приведет “к исключительному зажиму всего и вся”.

Другое откровение касалось задачи президента “предложить обществу человека, которого он считает достойным работать на этом месте дальше”. Вы можете себе представить Билла Клинтона, предлагающего кандидатуру Джорджа Буша? Или Франсуа Миттерана, называющего Жака Ширака своим продолжением? Нет, в условиях реальной политической конкуренции подобное невозможно. А у нас возможно, поскольку у нас хоть конкурент и не один, но всегда – вне конкуренции.