КРУГОВОРОТ ВОДЫ ВРУЧНУЮ

Михаил Федотов

Странный механизированный хоровод устроили московские власти под окнами нашего дома. Каждую ночь грузовики бесконечной чередой свозят снег со всей округи на пустырь перед южнокорейским посольством. А другие грузовики столь же последовательно и бескомпромиссно вывозят тот же снег в неизвестном направлении. Шустрый желтый экскаватор управляет всем этим процессом, дробя слежавшиеся торосы и бросая их с высоты своего положения в покорно подставленные кузова.

Что означает этот доселе неведомый мне ритуал, пришедший на смену традиционному переливанию из пустого в порожнее? Борьбу столичного правительства за всеобщую занятость? Организацию всемирного потопа в одном квартале?

Самым вероятным представляется мне вариант строительства первой очереди действующей модели круговорота воды в природе. В качестве наглядного пособия для школьников, политиков и бандитов. Последних оно должно убедить в справедливости формулы “что само пришло, само и уйдет”, а первых – “ничто (кроме снега) не возникает ниоткуда и не исчезает никуда”. Для политиков это наглядное пособие будет крайне полезным в плане обучения движению строем, в шеренге, по раз и навсегда установленным маршрутам. Чтобы каждый знал свою очередь и строго, ничего не путая, выполнял возложенную функцию – привозить или, напротив, отвозить, загребать или разгребать, собирать или разбрасывать. И чтобы не сомневался в том, что всем в этом мире управляет шустрый желтый экскаватор, легко принимающий самые разные обличия и наименования.

На минувшей неделе похожую картину можно было наблюдать в Центральной избирательной комиссии, куда кандидаты в президенты свозили коробки с подписными листами. Пройдет совсем немного времени, и одни коробки попадут в музейные фонды для будущих восторженных экспозиций, а другие в лучшем случае – на свалку, а в худшем – куда следует.

Прозрачный намек на возможность последнего варианта уже прозвучал в реляциях о победе спецслужб над грязными избирательными технологиями. Рыцарям плаща и кинжала, а ныне – наружки и подслушки удалось зафиксировать на видеопленке откровения некоего анонимного скупщика голосов в пользу Сергея Глазьева. И никому не приходит в голову очевидный вопрос: почему вдруг спецслужбы занимаются оперативно-розыскной деятельностью по делам, которые им не подведомственны? Разве рыцари не знают, что ни соответствующие кодексы, ни закон “Об органах Федеральной службы безопасности в Российской Федерации” не относят дела о подкупе избирателей к ведению спецслужб?

Странно не то, что спецслужбы в нарушение закона вмешиваются в избирательный процесс, и даже не то, что этот вопрос никого не волнует. Странно то, с какой неимоверной быстротой наше общество вернулось к, казалось бы, навсегда отвергнутым стереотипам совкового единодушия, бросив на полпути свое движение к цивилизованному правовому государству. Всего один шаг оказался между страстной ненавистью к первому президенту со всеми его министрами, губернаторами и мэрами и не менее страстной любовью к преемнику и его – по большей части все тем же – министрам, губернаторам и мэрам. Но прежняя ненависть мне милее тем, что она была замешана на чувстве собственного достоинства, которое Борис Ельцин разбудил в людях и которое не могло стерпеть его “тридцать восемь снайперов” и бесконечную “работу с документами”. Нынешняя любовь готова стерпеть все.